February 10th, 2010

Люди-айсберги

Как в супермаркете распродажу устраивали.

Один супермаркет так бы и травил наших соотечественников соевыми полуфабрикатами, заботливо разложенными в красочные корыта гигантского сарая торгового зала, и так бы и ушёл в небытие истории, если бы не новая девочка-пиарастка, нанятая пиарасить, то есть раскручивать сие богоугодное заведение в пропитанных соей мозгах потенциальных соеедов. Честное слово, девочка попала туда совершенно случайно. Она чудом пролетела мимо всех кордонов с цепными офисными собаками, которые охраняют для своих блатных каждое приличное офисное место. То ли из-за того, что все топ-менеджеры были погружены в изобретение эффективных схем отката за выкладку товара, то ли из-за того, что бывшая пиарастка укатила с директором в тёплые страны, но факт остается фактом: в одном супермаркете прописалась новая пиарастка, не прошедшая проверку всей тесной семьей менеджерков.

Быстро освоившись в мультикормовом свинарнике для людей, новая пиарастка решила сделать масштабный проект. Типичные вялые нападки на покупателя в стиле «съешь этот глютаматный пельмень в нашем супермаркете и получи купон на посещение патологоанатома бесплатно» быстро ей надоели, нужен был масштаб! И он пришёл. Девочка решила сделать день открытых дверей с халявными призами и давкой на входе. Пара трупов задавленных пенсионеров и счастливый обладатель чёрно-белого телевизора – не затраты, зато какой пиар! Но, дабы не уподобляться тупым пиндосам, в правила игры был внесён социальный элемент: правила игры.

Город запестрел рекламой. «Только в эти выходные только в нашем супермаркете! Второе пришествие Христа! Мессия с нами! Распродажа жрачки, бухла и совести, дёшево! Приходи!», а внизу мелким шрифтом: «Пришествие Христа одобрено ФГУП РПЦ, все товары и божества сертифицированы, спуск мессии на землю лицензирован, сходка быдла санкционирована, плакат напечатан на бумаге с гигиеническим сертификатом, принадлежит нужным людям». На картинке красовался счастливый Христос, обнимающий хобот халявного пылесоса и слоган: «И последний сапрофит в раю сдохнет!» Девочка деловито заехала на своём матизике за откатами от пылесосников и церковников и подготовилась к судному дню.

В чётко обозначенный день утром у дверей супермаркета собралось примерно полгорода всего населения. Это всегда удивляло сотрудников супермаркета – кто же тогда работает? Все, как один, кто на джипе, кто на костылях, кто на каталке, побросав свои важные работы, бизнеса и малолетних внуков, прикатили за халявными призами и скидкой в пол процента. Толпа угрюмо размазала свои свиноморды по стеклу дверей и жадно смотрела на секундную стрелку. Ровно в час «Ч» чудо-двери начали с трудом расползаться, с чавканьем зажёвывая пару самых неудачливых покупателей, и авангард толпы с раскрасневшимися мордами ввалился в предбанник. Где их и встретила делегация из девочки-пиарастки, местных попов и всякой пиджачной мелочи.

— Уважаемые горожане, наш супермегамаркет рад предложить вам увлекательную игру «Бегущий чебурек» с ценными призами и дешёвой водкой. Кто себе больше всего наберёт благ, тот и выиграет. Но, чтобы быдло не поубивало ботанов сразу, мы придумали правила нашего маленького государства: кто первый взял – того и товар; бить нельзя; можно обменивать товар на товар и услуги; полная свобода и демократия в выборе.
Затем вышел поп и елейным голоском начал:
— Бог любит вас! К скидке в полпроцента мы накинули божественную накрутку в три процента имени Святой Троицы. Деньги пойдут на замену масла в чане Ридигера. Аминь, дети мои!

Первым пал винно-водочный отдел. Ледовое поёбище – жалкий сброд ролевиков для увеселительного катания на коньках по сравнению с той свободой выбора и действий, которую выбрали покупатели. Бутылки пойла нежно загребались с самых высоких полок и загружались в бесчисленные тележки строителей нового супермаркетового коммунизма. Когда последний портвейн из смеси технических спиртов и отдушки из старых носков был захвачен счастливым жлобиной в дорогущей шубе, народ накинулся на отдел полуфабрикатов.

Пельмешки и блинчики из тухлой муки и гнилой капусты загружались наиболее серьёзными в габаритах товарищами. Как и полагается при русской беспощадной демократии, все хилые и немощные могли лишь лицезреть плотные задницы пробившихся к корыту захватчиков. Лохам достались лишь потрескавшиеся совочки в опустошённых холодильниках. В довершение мероприятия также были растащены все фрукты – овощи достались интеллигентам.

Буквально за 15 минут распродаж зал разделился на два класса: в одной части в гамаках перед большими телевизорами возлежали те, кто нахапал больше. В остальной части зала грустно бродили соплежуи, которым мало чего досталось: горстка чёрной редьки и сушёный социальный батон. Нахапавшие откупорили бутылки, начали есть красную икру и предаваться веселию в ожидании розыгрыша главного приза. Внутри группы пошёл натуральный обмен: икру на шампанское, пиво на фисташки, сигареты на пульт от ТВ.

Первым не выдержала учительница, которой достался только десятикилограммовый мешок стирального порошка, изготовленный бывшим российским заводом химического оружия:
— Господа, товарищи, это нечестно! Вы всё забрали себе! Так нельзя!
Крайний жлоб отвлёкся от созерцания «Дом-2» и недовольно ответил:
— Иди в хер, старуха! Ещё гнилая морковка неразобранной осталась!
— Сами ешьте морковку, я хочу нормального отношения и нормально питаться.
— Старая, ты слышала — иди в хер! Это ты жри моркву, а что нам есть – мы сами разберёмся, — и кинул в неё огрызком роскошного яблока.
— Как вы смеете, — на арену выбежал канонический ботан в прыщах и очках, в его корзинке болталась новая видеокарта, компьютерный журнал и банка доширака. — Это же интеллигентный человек, пожилой к тому же! Как вам не стыдно!
— Ять, бунт неудачников, — ухмыльнулся жлоб. — Ты и ты, идите в хер оба! Всё. Надо было брать, пока дают. Вы не брали. А сейчас всё, все ресурсы честно получены в равной борьбе наиболее передовыми и активными членами нашего общества.
— Дак какая же это честная борьба?! Вы такой жлоб, на вас пахать надо!
— Э, бабка, поосторожнее с выражениями! У нас тут демократическое справедливое общество, а не митинг униженных и оскорблённых. Пахать будем на том, кто жрать первым захочет. Кто успел – тот и съел. В качалку надо было ходить, а ты, старая, Булгакова, небось, читала из-под полы. Вот и иди теперь в хер и того дрочера прихвати.
— Я на вас организаторам пожалуюсь! — не унимался ботан.
— Слуш, прыщ в очках. Притащи мне открывашку, а я тебе орешков отсыплю, так пойдёт? И вообще, иди ко мне на службу халдеем. Парень ты хороший, много не ешь.
— Так? Пойдёт! — расплылся в улыбке ботан. Совместная жизнь ботана и жлоба налаживалась. — Я вам и вай-фай налажу, и мусор вынесу, и мух отгонять буду!

А бабка взяла да и нажаловалась попу-организатору. Пришёл поп на стрелку:
— Бог любит вас, дети мои! Бог велел всем поровну, по чести и справедливости!
— То-то ты пузо такое нажрал. Смотри, поп, вот тебе вискаря для смазывания канала общения с богом, а вот бабла – на церкву или куда вы там его воруете.
— Бог любит тебя, о, добрый и щедрый человек! А тебя, старуха, проклинает, жадную и скупую! Иди в хер, старуха, – говорит боженька!
Старуха аж подавилась от такого поворота событий:
— Дык, вы чо, какие пожертвования, когда жлоб всё скоммуниздил?!
— Мне похер, а ты – в хер! Но всё равно боженька любит тебя, жадную и убогую, подумай об этом. Будут бабки – заходи.

За сим поп удалился, и вся построенная покупателями социальная система получила высшее божественное освящение. Шестёрки бегали жлобам за открывашками, жлобы веселились с продавшимися за конфеты девушками несложного поведения, а интеллигенты сидели по разным концам зала, грызли сушёный горох и в режиме реального времени освещали события в сети.

Наконец прозвонил колокол, и в зал вышли организаторы конкурса.
— Итак, эксперимент «Загребущий чебурек» входит в финальную стадию. Сейчас мы посмотрим, кто сколько нахапал, и выберем победителя нашего интеллектуально-социального конкурса. Мы узнаем, кто методом естественного отбора вышел на вершину пирамиды, а кто копошится у её основания. Всё честно: бить нельзя, грабить нельзя, свобода и демократия.

Из-за угла вышел отряд обшарпанных недовольных революционеров с самодельными картонными плакатиками «Долой», «Справедливость» и ещё несколькими любимыми массами лозунгами. Речь взял интеллигентишка в драном пуховике:
— Мы не потерпим такого обращения, мы требуем соблюдения справедливости, мы будем отстаивать свои права, долой буржуев! — и толпа уныло завыла: — Долоооой…
Главный буржуй отвлёкся от мацания купленной за диететическую рукколу девушки и ответил за всех:
— Товарищ! Мы ещё утром все были в равных условиях. То, что вы провафлили своё счастье, – не наша проблема. Можете не терпеть, требовать и отстаивать сколько угодно, только телик смотреть не мешайте. А демократия у нас свято чтится: нам до сих пор нужны мусорщики, махальщики опахалом в две смены и разный чернорабочий люд. Оплата сдельная, дешёвым пивом и макаронами. Хер ли вам ещё надо?
— Да, хер ли тебе, козлина нищая, надо?! — это в дело вступили гопарские пацанчики в тришках, которые проспали начало распродажи и теперь работали вышибалами у господ. — Не видишь – товарищи победили в честном и равном бою. Ты чо, дерзкий пацанчик, что ли? Тебе чо, демократию показать с легитимностью и модернизацией?!
— Товарищи-товарищи, давайте без мордобоя! Ведь мы же строим социально равное общество! — прочирикала пиарастка.
— Да задолбали эти нытики уже, — отступила гопота, — за душой нихрена, работать не хотят и воровать не идут. Бездельники на теле трудового народа, гнать их в шею!

Тут прогремели фанфары, и на подиум забрался невесть откуда взявшийся неприметный мужичок в сером костюмчике с незапоминающейся внешностью:
— Спасибо, народ супермегамаркета, за оказанное доверие и мною выигранный приз!
Кучка жлобов аж подавилась своим балыком:
— Э, мужик, ты ваще кто? Что за херня, куда смотрят организаторы!
— Организаторы смотрят, куда надо, — человек хитро подмигнул охранникам в зале, группе видеонаблюдения и непосредственно организаторам, — откуда я – это не так важно. Важно, что я знаю, как вы, жлобьё, нахапали себе продуктов. Поэтому пока договоримся так: продукты ваши – главный приз мой. А кто против – прошу в комнату переговоров в отделе охраны порядка и внутренней безопасности супермаркета.

За сим мероприятие по демократичному обустройству группы россиян закончилось, все остались при том, что смогли хапнуть, и жизнь потекла своим руслом. История та была поглощена пучиной сознания в одни момент, и по прошествии буквально недели некоторые люди уже требовали перемен, революции и выбора правильных правителей. Как будто бы не было уже репетиции отбора самых успешных представителей рода гоблинов славяноговорящих в том супермегамаркете в тот весёлый день.