April 26th, 2010

Люди-айсберги

Как программистишки бизнес делали.

— Так, сайт должен быть на пэ-ха-пе! — заявил один программистишко своим коллегам, когда те нажирались шавермой перед походом в кабак для запуска своего бизнеса. Вялая салатина свисала с жирных губ говорящего, разбавленный просроченный майонез стекал по грязным пальцам с обгрызенными ногтями, капая на видавшую виды куртку. Кучка поклонников доширака, скорее, напоминала гастарбайтеров в обеденный перерыв, чем банду дерзких пацанчиков, решивших шагнуть в бездну своего бизнеса.
— Ты давай жуй и не умничай, в кабаке всё втридорога будет. Да кончину с куртки вытри, не пустят ещё, — назидательно сказал другой программист, сгорбленный засаленной авоськой с тяжёлым ноутбуком лузера и вечной работой.

Кабак был выбран заранее, с особой тщательностью. Удалось загодя найти копии меню и спланировать бюджет мероприятия. К тому же в кабаке обещался вай-фай.
— Ребята, уборщиков, поломоев и коридорных мы нанимаем через вход с заднего двора, — вежливо послал их администратор заведения, увидев перед собой кучку клиентов, внешний вид которых просто кричал: «нет денег!», да ещё один из них даун был на велосипеде.
— Мы не на работу наниматься. У нас уже есть интересная работа, — начал самый бойкий программистишко и поправил очочки, заляпанные жиром от шавермы. — У нас столик заказан!

После долгих препирательств, на какую помойку отнести велосипед посетителя, отняв-таки у программистов силой куртки в гардероб, будущих бизнесменов усадили за столик. Тут же молча и синхронно были расчехлены множественные ноутбуки и разные гаджеты. Антенны программистских железяк начали жадно хватать прокуренный воздух кабака в надежде зацепить на понюшку интернета. После четверти часа натужного кряхтения, пыхтения, сопения, была высказана догадка:
— Мля, не пингует, сука. Роутер у них, косоруких, что ли, упал? Эй, девушка, у вас тут роутер не пингует! Упал, наверное. Он у вас под каким линухом?
— Простите, не поняла? — сказала официантка, ожидавшая, когда эти странные люди меню откроют. — Кто упал? Какой линух? Что вы хотите заказать?
— У вас через гугл на сайте сказано, что вай-фай есть, а его нет! — возмутился кодерок, как будто бы ему подло на клавиатуру насрали.
— Ну, вы знаете, у нас тут кабак, люди пьют, общаются, а какую-то железку мы в розетку воткнули ещё года три назад, так никто больше не спрашивал.
— Так, понятно, они – разводилово! Точку доступа купили, а в интернет не воткнули, падлы! — заверещал другой программистишко и задёргался на стуле, будто ему кислород перекрыли. — Я так не играю, я так не могу. Мне очень, очень нужен интернет, у меня много важных дел в интернете, а здесь даже сотовый не ловит.
С этими словами он собрал манатки и пулей выскочил на улицу.

— Баба с возу, кобыле легче! Бабки делить не надо, — задекларировал главный программист. — Итак, цель нашей встречи – начало собственного бизнеса, скоропостижное неминуемое озолочение и покупка всяких ништяков.
— Я, наконец, куплю карбоновый монокок! — глазёнки прогера-велосипедиста зажглись ярче огонька сигарет курильщиков. — И видеокарту новую, и коврик с сиськами, и…
— Ша, конь педальный. Хватит тебе на три монокока под твои ссохшиеся яйца да алмазный сфинктер и квадратное колесо с жэ-пи-эсом, — прервал скудный полёт мысли главный программист. — Нам надо определить миссию, цели и стратегию. Я готов записывать, слушаю.
— Я считаю, что сайт должен быть на пэ-ха-пэ, — завёл свою волынку первый кодер.
— Понятно, больше предложений нет? — главный программист пару раз видел менеджерские посиделки и догадывался, что начинать надо с концепции, хотя до чесотки в жопке хотелось обсудить, как пропатчить KDE под FreeBSD.

После часа ожесточённой звиздилки на виртуальных мечах с матюганиями на весь кабак, утвердили название будущей фирмы – Фростморн. Это уже потом, сидя в налоговой, пришлось указывать наимненование фирмы на русском языке – Ледяная Скорбь, а в кабаке оно всем показалось названием победителей. В цель записали «получение денег за интересные проекты», в миссию написали – «за орков». Стратегия была простая, как красное яйцо одного мобильного оператора: «много и качественно работать, создавая лучшие решения на самых передовых платформах».

С баблом было хуже. Велосипедист никак не хотел вкладываться, так как копил на монокок; пэхапист не вкладывался, так как копил на новый объектив с «чудесным боке», да и сам главный кодерок, что греха таить, ханыжил на низкобюджетную поездку в Индию простым рюкзачником в дерьмоотстойнике слоновника. Тем не менее, на собрании было принято решение самостоятельно зарегистрировать фирму, в уставной капитал отдать старинный винчестер с общей порнухой, а в штат никого не брать. Заодно решили заказать себе визитки с директорской должностью. А бухгалтерия, по словам прогеров, была сущая херня, которую они как-нибудь потом быстренько по мануалу освоят, когда придёт пора принимать на счёт кракнутой 1С миллионы баксов. Главное – прибыль – была посчитана в две секунды. Просто взяли средний государственный заказ на сайте госзаказов. И помножили на два – ведь они в сто раз лучше и быстрее сделают, чем «те мудаки», которые обычно делают госсазказы. Как запасной вариант была предложена продажа их собственных жоп на панели за те десятки баксов в час, за которые их продавали стареющим американским кодерофилам в текущей конторе.

Следующие два месяца у кодерков прошли в эротическом сне самостоятельного оформления фирмы и открытия счёта в банке. Программистишки узнали много нового и интересного, что оставалось за узкой велосипедной дорожкой их бытия. Попутно было создана пара десятков сайтов революционной тематики и тематики консалтинга в открытии фирм. Сайты были монетизированы отборными пенис-энларджерами, почему-то без последствий. Кодерки сели ожидать потоки прибыли с этих чудо-ресурсов. Но то ли серьёзные люди в интернет не лазили, то ли за рекламой «эта ж охренеть, какая звезда у тёлочки, зацени» не просматривалась суть сайта, но по факту раз в неделю звонил очередной клавиатурный мудак, который нудным тоном «забесплатно» спрашивал, «как открыть фирму на халяву».

После открытия счёта бабло закапало в минус. Костлявая рука бизнеса стала вплотную подбираться к заботливо подготовленным кучкам запасов на вело-фото прибамбасы. Надо было срочно что-то предпринимать. Почему никто не писал на электронную почту сайта, было не понятно. Даже когда, скрепя яйца, главный программист таки вывесил на сайте номер сотового телефона, и каждый раз до поноса шугался входящего звонка – всё равно никто не звонил и не хотел дать в разработку очередной супер-проект. Пришлось из пидоро-пассивов переходить к активным наступательным действиям. Было решено снять офис для массированного обзвона миллионеров. Ну, комнатку. Ну, в подвале. Но с адским интернетом.

Вот уже месяц грязные лохматые крысы, гнилостные грибы на ржавых трубах подвала, страшный вирус ботулизма и прочие напасти человечества, которые цивилизация загнала в подвал от греха подальше, были вынуждены делить своё жильё с программистами. Они слушали редкий матюгёж геймеров, морщились от яростной дрочки одиноких задержавшихся программистишек, а также пробовали на зуб шины многочисленных велосипедов в коридоре. Как ни удивительно, бизнес не шёл. Даже несмотря на редкие звонки в администрацию президента и в правительство.
— Алё. Я директор программистской фирмы «Фростморн». Мы за ваши деньги можем разработать любой сайт, причём лучше, чем у вас там выходит, на другой, более новой платформе, — радостно сообщал в трубку программистишко.
— А я – секретарша президентской приёмной, — не менее весело отвечала трубка, и было слышно, как кто-то там падает со смеху под стол. — Ваш звонок очень важен для нас и для Президента лично. Не бросайте трубку, а лучше забейте её себе в жопу и пропердите гимн России. Но помните, что для улучшения качества обслуживания все разговоры записываются, тиражируются на компакт-дисках, которые потом раздаются в детдома, и на все звонки выезжает бригада ОМОН.

Бизнес почему-то не шёл. Несмотря на то, что весь интернет был качественно и толстым слоем засран роскошным предложением их фирмы. Вдобавок в подвале прогнила канализационная труба, и новоиспечённых высокотехнологичных бизнесменов по уши залило дерьмом. Так бы и утонула фирма в потоках, скажем так, лояльно, времени, если бы не вездесущий русский авось и коррупция, иногда таки протягивающие свои волосатые руки утопающим. Когда программисты покидали уютный офис, ставший им пристанищем в долгие дни и ночи ударного бизнеса за сетевой игрой, боженька подкинул спасение. Некий советник финансового директора одной важной инвестиционной конторы, паркуя свой «Мерседес», увидел, как из подвала готовящейся к сносу хрущовки вышли несколько сантехников на велосипедах. За шоколадными наплывами говна зоркий взгляд финансиста увидел в вытянутых руках чистые, да ещё и включённые ноутбуки. А уже дальше разглядел своего одноклассника, который кричал товарищам: «Крышки не закрывать, сейчас на траве доиграем».

— Как хорошо, что я тебя встретил! — искренне радовался венчурный инвестор, сидя с программистом в пафосном кабаке, по русской традиции запивая фуа-гра коньяком. — Я кого ни спрашивал помочь с освоением бюджета на ИТ, так у меня все отказываются. Все уже серьёзные или осваивают чистую воду, или сколковских нанороботов. Штат программистов уже никто не держит. А тут ты, прям как из-под земли!

На краткой встрече порешили, что фирма программистишек берёт на себя задачу реализации части архиважного государственного проекта «Пустой воздух». Всё чисто, без чёрного нала и прочего криминала, все деньги белыми идут через фирму. На сайте разрешили написать ключевые поисковые слова «гос» и «нано», а также разместить герб России.

Всё шло почти гладко. Был один казус, когда программистишко, после трёх месяцев дуракаваляния, таки позвонил в головную госконтору и ультимативно потребовал техзадание. Или хотя бы в двух словах «делать-то чо?» Ответ не замедлил спуститься с небес искристой кометой негодования топ-менагеров на государственных харчах. После серии адских пропистонов в стиле «получил бабло – сиди тихо» программистишек заткнули надолго. Они уютно сидели себе, играли в игрушки, писали интересные проекты в воздух и получали из капельницы от заботливого государства свою месячную дозу. Жопа пришла так же внезапно, как когда-то над затопленным подвалом показалась волосатая рука венучрного финансиста. В этот раз жопа имела вполне осязаемые очертания товарища из органов в сопровождении свиты серьёзно настроенных проверяющих.


— Так вот, значит, кто нам пустой воздух портит! — сходу начал суровый гэбист. — Вот кто подло и предательски ставит подножки нашему государству, когда мы встаём с колен! Кто мутит нам нашу чистую воду, кто давит своими грубыми башмаками наших нанороботов. А, может, это вы в поезд Сапсан кирпичи кидаете? А, может, это вы теракты в метро устраиваете?

Программистишки синхронно жидко обосрались гарантированными пакетами вонючего гавнеца. Такой морды у российского бизнеса они даже в налоговой не видели. Гэбист хозяином прошёлся по нищему офису программистишек, поднял мышку за провод, повертел её в воздухе и чеканно изрёк:
— Ки-бер-не-ти-ка. Пре-да-те-ли. Отец мой вас душил-душил, душил-душил и мне завещал, — вены на лице гэбиста страшно надулись, лицо покраснело и казалось, что он сейчас выхватит именной наследный маузер и порешит программистов в этом мрачном подвале, без суда и следствия. Совладав с собой, гэбист продолжил:
— Товарищи, начинайте, не стойте на месте.

Через полчаса шмона вырисовалось: один коматозный труп бабушки-учётчицы, увидевшей на компьютере программистов сцену коитуса человека с лошадью; ворованного софта на четыре миллиона двести семьдесят пять тысяч сто тридцать рублей и тринадцать копеек; а также не поддающийся учёту ворованный медийный видео-аудио контент; огрызок статьи, сохранённый подлым браузером в глубочайшей папке в недрах ноутбука, призывающей к розжигу (лингвистическая экспертиза прилагается); а также по мелочи: два мешка отборного героина, три рожка от «калашникова», пистолет Макарова и гранатомёт, из которого стреляли в жопу памятнику Ленина (баллистическая экспертиза прилагается). Но, главное, обнаружена ворованная «1С бухгалтерия», в которой и отобразились те 666 тысяч рублей, что в цепочке разграбления бюджетных средств попали конечным исполнителям. Понятное дело, что средняя часть цепочки осела на Кипре и попивает коктейль, глядя на море, голова цепочки ездит с мигалками по встречке, а жопа цепочки, как и полагается, в жопе.

По совокупности совершённых преступлений, а также принимая во внимание отягчающие обстоятельства, а именно – профессию «программист», суд приговорил подсудимых к высшей мере наказания: пожизненное заключение без интернета в русской тюрьме. Суд надеется, что столь высокая мера наказания будет уроком другим российским программистам: не заниматься ерундой и самодеятельностью, а тихо и профессионально стоять в стойле, которое для тебя определили мудрая партия и правительство ещё до твоего рождения.