May 19th, 2010

Люди-айсберги

О русской напечной философии

От старой руси мало что осталось. Точнее сказать ничего не осталось, кроме полчищ болотных гоблинов, что заставляет пытливый разум исследований вообще усомниться в существовании хотя бы какой нибудь организации болотных нефтесосов в стародавние времена. Однако хитрые ерврейские буквоплёты, традиционно близкие к немецкому полиграфическому печатному станку "хейделберг дрюкмашинен", по старинной привычке и для этого народа придумали историю. Потом из гоблинов был выбран самый даун, одет в фофудью, и ему было внушено, что эта история была насосана у кряжистого дуба в священной славянской чаще, сзади пыхтел даждьбог а рядом ждал очереди перун. Так вот, в книжице этой ничего обычного: творческая переработка бестселлера про Христа в переработке для неандертальцев без письменности. Как всегда кто-то был угнетаем, кому-то потом дали пизды, и страна зажила счастливо. Вот у честных тайцев пизды всем навалял слон, а у пиздоболов-мифоплётов это был богатырь. И самое интересное, что богатырь от слова "богатый" был бедный, и лежал он на печи. Вот этот момент мы и разберём подробнее, ибо более ничем наша мифология от других стран не отличается.

Русская печь

В те далёкие времена люди не знали о гравитации, но она знала о людях. Что может быть лучше, чем забраться на многотонную печь своим жирным брюхом? Велика сила притяжения этого кирпичного монстра, чадящего дымом и полыхающего пламенем. Мимо не пройдёшь, обязательно завалишься, харю отращивать. Даже ножками шевелить не надо, иная печь и сама куда нужно довезёт. Какой нибудь квартирный диван с клопами это уже не то, городской новодел, и веса в нём нет. Вот и бегают городские как угорелые, и хватает их только вечером жопку на пуфик кинуть, порошковый пивасик с генномутированными чипасиками в кривозубый рот и давай футбол смотреть. Но завтра всёравно вскочит на работу, в офис. Каминов везде понатыкали иноверческих, так они работают пока туда брёвна тыкаешь, инфракрасное чудище; приходится не по русски прыгать и работать. Никакой соборности и духовности, теряем мы свои корни, ох теряем.

Вот Илья, который Муромец, имел печь огроменную, и сам морду отожрал невдолбенную, и тянулись они друг к другу согласно закону гравитации, и пролежал он на ней 30 лет и 3 года и хуй бы встал! Если бы не пизды надо было вломить ворогу, так бы и сдох там лет в сто, и была бы сказка ещё лучше и заманчивее для ленивого болотного нефтесосальщика. Вот как-то так мифизировали весь русский дух, а потом обижаемся, что нас ленивыми называют. Да нам бы печь в каждую хрущу, так хуй бы мы вообще из подъезда вышли! А если печь с интернетом, то пизда: там бы и рожались, и подыхали. Революция? Что за слово еврейское, это бухают? Тогда нахуй, спасибо - не надо, себе оставьте! Все подвиги нашего славянского геракла это ниразу не чистка туалетов, как мечтал профессор Преображенский. Илюша наш встал исключительно ради целей похулиганить, по списку: дать в рыло еврею, дать в рыло черножопому, дать в рыло рекетиру и отнять долю (рекурсивный рекет); припереться к царю на пьянку, напиться, набить всем морду, выебать в жопу василису прекрасную, наблевать царю под стол и заснуть. Кажется ничего не забыл в описании действий типичного руского. И потом опять лечь на печь, а как же! Всяко уж не служить царю и не погибнуть героически, совершая очередной полезный подвиг, нахуй нахуй нам такое счастье!

Неблагодарные немчики отомстили своим буквописателям-мифотворителям, и сделали для еврейчиков особые печи, а так как все жиды хилые и не притягивалсь, то гравитационной силой были войска третьего рейха, рассовывающие книжных червей по печкам. Пытались немчики и нас пожечь, но хуй то там, печь не сожжёшь! Русские-же с радостью приняли уютную напечную мифологию, отдали нефтесоску на растерзание басурманам, а сами завалились на печь. Как говорится, два мира - два шапиро, бля. Это пусть европейские бездуховные твари с холодным электрообогревателем там креативом занимаются, а мы будем как Илюша наш Муромский, на печи лежать и тухлыми мамонтами барыжить. Но иногда будем вставать, как Илюша в 33 года, и... Правильно, давать кому нибудь пизды! Вот только если сотни лет назад можно было роскошно и державно, с медведем, балалайкой и цыганами по европе без визы прокатиться диким восточным смерчем, то сейчас толерастия ёбаная и орднунг. Не пускают, супостаты, потоптать газон добропорядочной немецкой фрау, спиздить у неё капусты и залезть ей под юбку (да там и хуй уже давно у этих пидрил). Визу, суки, продают, и вести заставляют порядочно: новое время, негде богатырям русским силушку свою показать. Но мы не теряемся. Памятуя заветы великого мифического богатыря, бьём морды жидам, ниграм, согласным, несогласным, к царю хотим на кусок пирога напроситься, и опять залечь на огромную тёплую печь.

Возможно, слабо-мифизированые ублюдки от сатанинской науки начнут нести антиславянский бред, что мол де хрен ты на печи пролежишь, что её топить надо, что жрать надо, что вообще, пролежни будут. Ну, товарищ учёный, от пролежней в рашке ещё ни один депутат не жаловался, хотя в складку его пятого подбородка иная блядь с четвёртым выменем спрячется, а сила поверхностного натяжения безобъёмного пуза крепче надутого гондона. Топится печка сама, для этого создана не менее мифическая организация под секретным названием "ЖЭК", куда валится всё бабло и куда нельзя дозвониться, и даже если дойдёшь до них ножками с навигатором, то хуй кого там найдёшь. Вот из этого мифического ЖЭКа и струячится нам тепло с канализацией, и нет причин думать, что всё это разом отвалится: чай не европа сраная, где даже на говнотрубе счётчик какашек стоит. А жрачка у нас всегда есть, потому что магазин шаговой доступности с водкой и пельменями, что бы революций не было. И так в россии вечно, духовно и напечно, только модели джипов меняются да рожи воров в руководстве.

Если все сидят на печи, что же делает наш святой народ? Лёгкий гуглинг сразу даёт ответ славянодрочерских пиздоболов: оказывается Илья Муромец не хуи валял, а медитировал! Хех, народ не обманешь, народ всё знает: мы не ленимся, мы думаем о судьбах россии, судьбах всего человечества и как спасти мир. Все эти ленивые рефлексии на тёплой печи можно назвать одной фразой - напечная философия, с уклоном в патриотизм "у нас пиздато, потому что печь". Как прекрасно завалиться на тёплую печь, запереть стальную дверь от ментов и соседей, зашторить окна и предаться елейной радости исконно-русского напечного философского надроча, а если в руках приятно жужжит ноутбук, то ууууу! В полном астрале это выльется в 33-х летнюю медитацию о величии русского народа, особом историческом пути, специальной религии, собственной системе ценностей и прочей нещубабельной поебени. Опять-же, в терминальной фазе напечной поцтреот уже малюет угольком портрет царя, лобызает мерцающие в мрачном углу иконы и готов летом выехать на природу святой руси, где посреди пустых банок из-под импортной кока-колы предаться страсти со страшной языческой коровой. Лишь бы, блять, не работать, с печи не слазить, и что бы кто то за тебя всё сделал.

Памятуя об импульсном характере россии, раз в сто лет приходит ёбнутый царь и всех сгоняет с печи. Нехороший царь, злой, бездуховный, западнопоклонник и предатель. Напечных Илей Муромцев заставляют чистить свои же сральники, подновлять покосившийся и частично спизженный забор и учить арифметику. Но это не надолго: тот царь окочуривается, и приходит наш добрый царь, с напечной философией. Он бесшумно залезает на царскую печь, ласково смотрит на народ сверху и всё прощает. Народ целует ручку владыке, тоже залезает на свои печки, дабы придаться столетней русской медитации, развивая дебри старославянской философии, имя которой простое - обычная русская напечная лень.