August 10th, 2010

Люди-айсберги

О касании дерьма

Это только тупой розовоочкастый рашкопатриот в силу своей близорукости не видел злобного оскала истинной первобытной рашки с чичевской бородатой демократией. Это картофелехарий депутат-мент-олигарх не видел её костлявых загребущих рук в силу своей народоизбранности. Это только детсадовский ребёнок под защитой родителей не видел рашки в мятом ебале наркомана-гопника-мента, в тёмном переулке аргументированно кулаком просящим "на опохмел" твой сотовый, деньги и выбитый зуб. Это только наследный партноменклатурный выблядок пращуров серебрянного века не жрал рашки до сблёва в своей пятой наследной сталинке. А рашка есть, она здесь, никуда не делась, и стоит один раз оступиться с проложенных заботливой партией досочек жизненного пути, как тут же вляпаешься в самую говняную топь, будешь рыпаться - начнёшь тонуть, начнёшь искать правды - и ни один рашкован подаст тебе руки, так и пройдут мимо, осуждающе посматривая.

Касание дерьма

Россия, вопреки убеждениям слепых-немых-глухих, не есть мягкий розовый зайчик с нефтяной морковкой, щедро раздающий нефтяные барыши нихуя не делающим верноподданным. Такое состояние лишь есть следствие долгого и упорного труда по достижению рашкованской нирваны - рашкованы. Коея характеризуется искренней любовью к родине, непониманием большинства социальных проблем внутри страны, общей умиротворённостью, наследными дачами-квартирами и непыльной работой в феодальном учреждении. По сути состояние рашкованы и есть то, к чему должен стремиться каждый рашкован (ахтыж ебать, слово занято уже, великий могучий) дабы неиллюзорно совокупиться с родиной в непротивоестественной позе. Потому как большинству россиян получается трахаться с родиной только в неуклюжей ракообразной. Между прочим то число, при котором практически все рашкованы достигают рашкиной нирваны известно как число М. Тетчер и колеблется около 1*10Е7 человек, что подтверждается довольной частью населения москва-питера. Но не всё так лучезарно, розово и гламурно. Нет нет, да вляпается даже приличный человек в рашку: или по маленьку, или по самые помидоры. Снимает наша раша с такого нирванистого пухленького патриота очочки розовые, и каааак даст в ебало с ноги, грязным навозным сапогом, и по яйцам ещё добавит. "За что?!" - пускает в углу нюни элитный рашкован. "А потому и рашка!" - отвечает вечно-бухой воровской гопарь-гигант рашка, и идёт вразвалочку дальше, пиздюлей раздавать.

Аллегория рашки проста и понятна любой нешколоте: это засранный сортир плацкартного вагона в котором рашкинец сидит на унитазе в позе орла в своих прадовских белых штанцах. Поезд несётся хуй знает куда, на полу из угла в угол качается зловонная булькающая жижа с бычками и использованными прокладками сверху, нассаная поколениями засраных рашкованов; по стенам тщательно размазано дерьмо всех цветов и консистенции; и всего то опоры русскому человеку в этом сортире - тонкая полоска шлёпок балдинини, цепляющихся за скользкий край устновленного ещё коммуняками унитаза, болтающимся на одном болте а другие спиздили, и ручка в стене, заботливо обёрнутая стародавней газетой "доколе". Сидит рашкован на таком горшке, матерится на правительство, старается тришки свои в гавне не измазать, сотовый в очко не проебать, мелочь из кармана на пол сыпется и уже пачка бумажных купюр на подходе. А поезд ебашит по сраной рашке, по сраным пизженным рельсам, положенных ещё при царе горохе, жижа под ногами булькает, глаза щиплет, а в раззявленной дырке ржавого унитаза, под самым очком диким морозным смерчем проносится она - Родина. И когда уже рука невмоготу держать скользкую ручку - вот вот сорвётся, штанцы и рукава уже мазнули по настенному говнецу, а жижа предательски всё выше и выше плещет на тапки, да ещё и народ за хлипкой дверью бунтует, дёргает, рвётся, тут рашкинец зажмурит глаза и из последних сил закричит "мама!!!"

И тишина, ходики в соседней комнате, спизженные во время оккупации германии, тикают; на дедовом столе с сукном щурится Ленин; модные писатели позднего совка корешаться с тобой с корешков заветных тогда книг; из окна бибикает быдло, прорываясь в свой спальный быдлорайон на своих кредитных фордофокусах. И рашкинец, будь он наворовавший депутат или наследный ёбаный интеллигент-лизожоп, вздохнёт свободно в своих хоромах, поморщится ото сна, выпьет коньячку из наследного торгсиновского бокала и перекрестится спасующему боженьке.


К чему всё это? К тому, что рашка сути своей не изменяет, или изменяет, но всё ооочень медленно: в других странах уже обезьяны-пидорасы диссертации защищают, а у нас ещё ядерные бомбы крестят. Суть рашки - говно. Куда бы ты не сунулся, как бы ты не контактировал с рашей как с государством, ты попадёшь в маленькую или огромную кучу гавна. Будь то менты со своим троебучим паспортным столом или отделение милиции, будь то ленивый вечно пьяный ЖЭК; загребастый газовщик или ещё более загребастый загадочный кадастр. Везде тебя ждёт ушат отборнейшего, настоенного на традициях и духовности, газированного ридигеровским пердежом смачного гавна. Он ждёт тебя, ты только сходи! Встаёт с колен? Розовые очки? Ну ка, сходи к рашке, подставляй головушку. Тааак, хорошо, смачно, и в уши тоже, ооочень хорошо, и за шиворот, замечательно! И ты, мужик, ещё и должен, вот! Че, вселился в бабушкину хрущу и получил книжку члена-садовода, купил белые портки "из италии" и думаешь всё, отмазался? Отмазался в этой стране только твой сосед - алкаш, вот у кого истинно вековая мудрость, накопленная народом - "не имей, подчиняйся, бухай". Только с такой формулой можно органично жить в рассее. Как только возгордился ты в своих белых льяных портках своей как бы цивильной жизнью, так рашка тебя и подловит: свалишься ты со скользкого унитаза стабильности, и вывалишься по яйца в раше. То электрик придёт - выебет, то газовщик, то документы на хату будешь пять лет ебаться-делать, то твой дачный участок захватят чечены под баранорезку и гнездо своих пездоволосых свиноматок, то мент палкой ёбнет, то права отнимут. Полный букет, только качнёт - сразу измажешься. А соседи в белых тришках будут ржать и тыкать пальцем. Пока их самих шлепком дерьма не обляпает.

Как тут спастись? Один из выходов - коммерциализация рашки как государства. Что бы сортир мыл специальный говночерпий, а ты слюнявил денежку. Глядишь, и документы все пойдут быстрее, по закону начнут межевать участки, частные менты за большую зарплату будут карать анальной карой, но строго по закону, и расцветёт всё коммерчески-пышно. Богачи не в счёт - они и сейчас всё на хую вертели и всё могут купить, продать и выебать. Вопрос в обычных людях - как сделать лучше для бедноты. Тут вопрос в гоблиности русского - как же так, снять белые портки от ведущего итальянского пидора, но сидеть на мягкой сидушке? Дилемма, которая пока не решимая гоблиномозгом. Мысль, что ЖЭК за сто баксов подачки и мент за три копейки зарплаты будет только воровать, грабить и убивать никак не находит отклик в кармане рашкоёба. Хапнет бабки, сядет в джип, выпучит глазки а бабло прикроет безразмерной жопой. Вокруг дома рушатся, менты свирепствуют, а рашковану всё похуй; похуй на грязный засранный сортир, зато в кондиционированном джипе комфортно и удобно. И пока рашкован будет сидеть безвылазно в своём сраном джипе, то так и сидеть ему орлом в качающемся засранным сортире русского плацкарта действительности, судорожно цепляться за маленькую склизкую ручку демократии и регулярно вляпываться то руками то ногами в говно рашки, такая вот аллегория.