March 6th, 2012

Люди-айсберги

Без труда не вытащишь или электронная эмиссия

На какую площадь не выходи голосовать в трусах с начёсом и демотиватором в руках, но всё равно вернёшься в хрущовочку. Что бы выйти за пределы системы, как говорит физика, надо поднапрячься и осуществить работу выхода.

Путинюгенд зрит нарастающую эмиссию катода

Обыватель по определению своему заточён в тюрьму своих вялых энергий, которые рачительно расходуются на перемещение от дома до офиса, то есть поддержку всего этого безобразия. Задница обывателя крепко связана системой, недалёк обыватель и ограничен решёткой своей родины: оттарабанит смену, купит пива да с майонезом на ужин, посмотрит очередную гадость по телику, и спать - смена с утра, вставать надо на галеры. Независимо от декларируемых ценностей и целей, усилия большинства всегда направлены на цементирование системы да на засасывание всех выскочек с поверхности внутрь. Это физика, мой революционный браза, ничего личного.

Если энергичному человеку не повезло устроится в газпром или к ментам, то энергия расходуется не соборно, еретически. Невротические выскочки, прозападные предатели берёзовой родины, их энергии хватает взлететь над матьтвою родиной, ужаснуться бытию, посмотрев на вертеп со стороны. Потом опять вниз, мордой в грязь, поддерживать нормальный нейтральный баланс. Облачко недовольных постоянно окутывает большую какашечку, составляя с тираном единое динамическое целое. Имя им - "оппозиция" без позиции, куча условно-свободных несамостоятельных неустроенных шустриков. Что бы упорядочить оппозиционный шум его управляют силой внешнего управляющего воздействия: ничего личного, браза, толпа всегда управляется, это физика. Формально энергия выхода достигнута, и это прогресс, но реально выскочка всё равно вернётся назад, может быть даже на худшее место. Таково устройство царе-центристской системы.

Обычно выскочек немного, достаточно лишь для весёлого демократического балагана. Однако в последнее время все ресурсные третьесортные страны, в т.ч. севереная нигерия жгут неподецки. Жгут, греют, дают прямой накал, да так жарят, что даже самые закоренелые майонезные обыватели осознают весь размер гнойнопрыщавой патриотической задницы. Сбитые пьяными ментами студентки, изнасилованные обдолбанными депутатами малолетки, сворованные комсомольской номенклатурой триллиарды подливают масло в огонь. Отвалится иной просветлевший от путинюгенда, выскочит над путинюгендом, а там - тишина: нет никого, вакуум, некуда идти, нету силы, никого достойного не родила мазерраша, всех достойных в себя засосала и перемолола на фарш.

Редкая птица может сублимировать такую энергию, что бы вырываться с родины, долететь через океаны до противоположного полюса и благостно осесть там. Мало у кого есть Профессия. Почти все, кто мог - уже там, оставляя нам гроздья патриотов. Так что велкам бак ту раша, которая имеет все шансы перегреться, как самоизолированный в угрюмой русской печке бабушкин утюг с огненным ридигером внутри. Только качни дырявую лодку посильнее, и пойдёт беспощадный русский бунт, всё превратится в бесполезные тлеющие руины, которые ещё долго будут источать смрад через потрескавшуюся доисторическую трубу. На руины вместо гнойных гномиков придут жёлтые карлики, демонтируют старую печку, разгребут развалы и без всяких наномодернизаций наведут порядок.

В области физики электронных эмиссий, для тонкого ценителя цветных революций известный интерес представляет прибор "крайтрон", собранный исключительно тупорылыми пиндосами для взрывания всех, кто против их демократии. В приборе массы не греются и трахают себе ослов, всё холодное и стабильное, лишь сопливится оранжевым светом электрод предзажигания в нужных для влияния местах. В определённое время даётся отмашка, и херакс оранджад! Кишки на одну стену, мозги на другую; каддаффи пинают грязным сапогом в рыло и снимают на мобилки. Как всегда, массы не причём. Ими управляли, через электроды, всенепременно тупые пиндосы.