September 27th, 2012

Люди-айсберги

Среднежопье

В число задач настоящего интеллигента входит обязательное начальное эссе на тему "что есть средний класс ваще" и вольный письменный передроч "что есть средний класс на руси".

Гусежопье

Все стотыщ определений некоего среднего класса в среднем все верные и все неверные в частности, что делает предмет познания среднего класса особо интересным и престижным для любого лентяя, который вместо работы строчит буковки и невозбранно засовывает своё творческое говно в лапшерезку бложика. Потому как средний класс для нонешнего производственного отношения аки священная грааль или яйцо спасительной утки, которое содержит спасительный рецепт, познав оный сразу все беды отойдут за мрачные горы, выйдет солнышко и все станет белым и пушистым. Естественно, всё благодаря среднему классу. Потому что остальные все - поганые суки, греховные твари и блядва наикошернейшая, которая всем конечностями пиздит бедного среднеклассовца и сосёт из него трудовые соки. Вот тут наверное мы и подъезжаем к пониманию среднего класса и всего среднего вообще.

Любой любознательный натуралист понимает, что природа не терпит серединных неопределённостей, ковыряния козявок на пол пути, смены лошадей в затянувшемся экономическом эксперименте и всего, что нестабильно. Женщина вот, как природой сотворённая, хуй тебе даст неопределенность: или женись, или вали нахер, или пиздуй на работу, или полочку приколачивай, или сиди смотри футбол и не отсвечивай или драй палубу. Мужика сделала может быть и природа, но то ли в нестерильной обстановке, то ли из обугленных при падении с неба запчастей инопланетян, но получилась херня уродливая, нестабильная и с нестабильным падучим кожаным хером: то ему только поебстись, то не стоит, то джип подавай с мотоциклом, то работать нехочу потому что говно, а не работа. А природа неопределённости не терпит, поэтому к каждому мужику - по бабе со скалкой, и ниибёт. Иначе все силы растратятся на джипики по три миллиона, на качалочку, а то и вовсе на попердольки в попец; и всё тлен: стареющие пидорасы-ловеласы, говнобизнесок и одинокая смертюшка от бесполезной жизнюшки альфа-мудачка.

Так вот, в социальной жизни, если рассматривать всех человеков как совокупного человека, всё заваливается или влево или вправо, но прямо никак не стоит. Всё имеет две сторон монеты, или иными, народными словами, всё всегда имеет две половинки жопы. Социальное устройство тоже таже знакомая нам жопа, заботливо сконструированная из двух разнополюсных но равновесовых половинок. С одной стороны пидорасы и уроды, всё спиздили, себе к рукам стащили и всё им мало, короче говоря - анально огороженный мировой олигархат. С другой стороны гора разливанная пидорасов и уродов у которых всё спиздили, которым всё насрано нассано, лишь бы телик работал и мультики показывал, под косорыловочку и картофанчик. А между ними, в межбулочье, располагается как ему и полагается вечно раздавленный, обосранный, зажатый между булок класс жоподырочников, которые плюнули на народ но недоплюнули до богачей, так и ходят морду кривя. Вечно им быть в жопе, нервничать, заниматься говном и нудеть о тяжкой долюшке. Уж в такое неопределённое положение их потянуло по жизни, ни туда ни сюда: и денег нет жить достойно и времени нет гнить отстойно.

И как же это дырка, да ещё и в жопе, может быть опорой? Да на такую обопрись - по морду в говне будешь да ещё и часы в жопе останутся. Что у них есть кроме того, что у них ничего нет? Ониж сегодня есть, а завтра их лёгким шептуном сдуло! Им же вечно некогда, всё въёбывают для себя и на себя, на митинги-путинги не ходят, потому что на работе устали, детей под водочку подзатыльниками не учат но и в англии не посылают - денег нет. БизнесА не мутят, нихера не производят, всё больше менеджерят и жаждут мучительной смерти хозяина, естественно с экспроприацией бабла себе любимому. Уж про искусство не говорю: книжки не то, что нет пишут - не читают, малевича не чтут и портвейн на биенале не хлещут. Одно слово - узкая прослойка междужопья, среднежопая впадина, недоразумение на необоснованных понтах. Срастётся жопа в олигархиески-быдляческом экстазе, зарастёт дырка, и никто не вспомнит, что кто-то когда-то хотел опереться на что-то, что не пережило простого братания двух полужопий из богатых и из бедных пацанов.