October 26th, 2012

Люди-айсберги

Сельхоз дети

Городской тёплый унитаз и дядя с ЖЭКа выносит категорию "дети" на переферию сознания, на один уровень с жужащими комарами, мешающими жить. Город как наш уютный некрополь и финал развития.

Не купили айпадик

Если раньше дети нужны были для помощи по хозяйству, то сейчас нет хозяйства, зато есть квартирки и ЖЭК.
Дети нах не нужны: если это вы громко сказать не можете, то где-то внутри то, что называется разумом, вам это говорит. Не так, конечно, категорично, но доля правды есть. И опять про сельхоз тему.

Стопятьсот раз обсосанная тема не сбавляет актуальности: разумно, логически поразмыслив, даже полупьяному грузчику несложно придти к выводу, что от детей проку нет. Всё это лишь фанастический по длине и бессмысленности квест на раздевание, зависть среди буйства красок бездетной жизни, а потом такая же пенсия и такая же смерть, только лишь внуки жадно дышат перегаром в затылок, переминаясь с баулами на пороге наследства. Надо иметь очень крутую мескалиновую фантазию, что бы найти хотя бы зерно разумного в продолжении рода, этого рода в таких городах. Неслучайно человечество худеет умными год от года, но прибавляется тупыми, действующими по классической, отработанной городской схеме: пивасик в подъезде, быстрый перепих, "уа-уа", комнатка рядом с родителями, заводская труба, дачка летом, "жизнь" течёт.

Два пути на пути детности предлагает нам бытие. Первый путь - путь самурая. Вместо водочки и картофанчика - матан и нэшнл географик; вместо презика и архимандрита - прогулки в парке и турник; вместо кредитного фордофокуса - половая ебля и анархия. И всё как гигантский суперслалом промеж шипящих горгон, раскидывающих свои щупальца в надежде вцепиться в шею. Дальнейший путь ясен: осознание бренности, апатия со взрывами необоснованных приступов радости, утилизация энергии в говнобизнес или клеяние танчиков, старческое рассматривание марок под лупой, одинокая смертюшка в обветшалых халупах. Не размножился - спас планету: на одного бобра теперь больше, на десять уток-поганок жирнее. Может быть послесмертное поклонение оставшихся людишек, если при жизни сделал чо. Вероятно, загробный профит и приближение к исходным разумным инопланетянам.

Второй путь - путь тупицы в циклотроне. Вместо тервера - портвешок "три семёрки", вместо Поппера - путин, вместо мозгов - славянофашистское православие на соевых пельмешках. Клиент сам попадает в извечный цикл, где утром водочка, вчером поебушки, а утречком потягушечки на попердольках. Не то, что бы этого хотелось, но зато как у всех. Боженька тутже, несмотря на идолопоклонническое облизывание иконописных досок, определяет раба божьего в бобслей - четвёрку - мужчины, и даёт смачного пиздюля на прощание. Четвёрка чертыхаясь катится по накатанной жизни, на всех углах набивая шишки, и в конце эпически впечатывается в мраморную братскую могилу, на которой кладбищенский дизайнер рисует кому крест а кому завитушки арабской вязи. Далее ничего не понявшие души вешают за ребро на крюк подъёмника, подымают взад, за облака, короткий диалог "понял? - не, ничо не понял!", и повторится всё как в старь: бобслей, пиздюль, на лбу фонарь.

Между двумя этими беспомощными алгоритмами затесалась ювелирная крупица разумного. Если тебе есть что от себя передать, то понятие "продолжение рода" обретает лёгкий налёт смысла. "От себя" не принимается в материальном плане квартирки, машинки, денюжки, наебизнес. Принимается только воспитание и развитие. Однакож цивилизация решила сконцентрироваться исключительно на квартирках в мегаполисах, засим дети становятся не нужны как помощники и наследники домохозяйства, а превращаются просто в юридических наследников экономического объекта. Поэтому хуй с ней, цивилизацией городов, майя - жги!


  • Current Music
    Squash (S.P.Y Remix) - Total Science (Andy C - Nightlife 5)