November 2nd, 2012

Люди-айсберги

Суета вокруг грабелек

Орудие труда человека - грабельки. Не дубина, не лопата, не перо, а грабельки, дающие неиссякаемый поток монотонного труда и дивных старых-новых открытий.

Ебаш граблёй!

Как корабль назовёшь - так он и поплывёт. Любой завсегдатай кружка зоологии знает, что человеку в атласе природы дано от силы пару страниц, где-то в разделе обезьян, а не стопятьсот глянцевых журналов с письками блядвы. Поведение обезьян хорошо изучено и, следовательно, прекрасно прогнозируемо. Для пытливого наблюдателя наблюдать за обезьянами - пытка, потому что за первыми восторгами от кажущегося многообразия проявления обезьянности, наступает апатия тупостью и повторяемостью бытия этих приматов. Вся задача которых - насрать другому на голову, грамотно подставить жопу, раскидать по клетке мусор и в стотысячный раз залезть пальцем в розетку. Обезьяна-человек несколько разнообразнее палитрой занятий и инструментов для занятий, но в плане упорно наступать на грабелки - всё таже голожопая тупообезьяна.

Естественно, что все про всё знают, и понимают, что будет потом, вплоть до глубины анальных кар и дна жопы падения. Тем не менее, упорно прут на грабли, что бы получить чугуниевой елдой в лоб. Все грабли прекрасно изучены, тщательно, с рисунками описаны на всех исторически известных языках, занесены в каменные скрижали и жидовские рулоны, вплетены в народный фольклор от гуннов до пингвинов, во время изучения заповедей каждому дадено три тыщи затрещин и в сумме пол года стояния на горохе в углу. Но обезьяны, как ученики на перемене, все вырываются в большую взрослую жизнь, чтобы тут же с кривым подскоком и чудным подвыпертом прыгнуть на первые же грабли, которые со смачным трезвоном ебашат по яцам, которые, в свою очередь, гудят стотыщпудовым колоколом на всю округу. Зачем книжки писали, мучались, думали, собирали ум в кучу, нахуя? Когда можно было сразу ограничиться галерами с вёслами на защёлках и манящими сиськами в туманной перспективе.

Вся та описанная бесполезная суета вокруг грабелек у обезьян называется "правильная жизнь". А что бы казалось, что не в болотине поганом стоим и на заплёванном шелухой месте переминаемся, а на яхте несёмся ветер-в-харю аки венец природы, то вступание в грабли возведено в культ, под названием цивилизованная жизнь людей. И чем больше по репе стучат грабли, тем больше орденов "буду мужиком блеать", тем больше почёт и уважуха, бабла и блядей, коронок на зубах, баночек лекарств на тумбочке у кровати и вызовов в суд. Раньше модно было друг другу харю железными ядрами бить, теперь модно по офисам жопу насиживать; раньше бабки у подъезда трындели на скамейках, теперича трындят в интернетике. Но с древних греков из нового, да сомнительно полезного, придумали только лампочку для региона мрачных болот, мгновенную беспроволочную передачу сисек на расстояние и пенициллин для ниггеров. При этом полезные хлебороб с гусеводом как были самыми нищими обсоссанцами, так ими и остались, как был художник с писателем отщепенцами, так там и сидят, а доктору и учителю уже и морды бьют. А бесполезные бляди и воры как всегда жируют, распространяя идеи упорного труда и потребления, и конечно особой избранности и уникальности человека да разнообразию результатов его деятельности. "Ебанизм!" - молча удивляются слоны, попёрдывая в саване, "просто пиздец!" - пробегают мимо вомбаты, "да когдаж венцы природы отъебутся на тот свет!" - пузыряет из глубин изопод. И правда, товарищ Природа, доколе?