gans_spb (gans_spb) wrote,
gans_spb
gans_spb

Category:

Как державы письками мерялись.

Армейский штык тебе в мозолистую попку, мой мякотный прикомпьютерный пуфик! Армия, Родина, защитник отечества, ножик-пистолетик — какие повышающие мужскую потенцию слова! Так и хочется, просидев на форуме перочинных ножиков месяц-другой, купить костюм цвета хаки, взять гламурный ножик из стали 110Х18МШД, фонарик, бухту альпинистской верёвки и на тёплом джипе поехать «воевать» с кучей офисных друзей и бочками пива. А в лесу, заедая пивасик чипсами, обсуждать, какой ножик лучше входит между рёбрами, каким намедни разрезал рельс, а каким только колбасу позориться кромсать. Можно также настрогать из дощечек из супермаркета бумажных мечей и поехать в лосинах на электричке пить пивасик с чипсами в тот же лес на соседнюю поляну. Облик разный, а суть одна — надроч современных «воинов».

Кому ножик перочинный да меч картонный, а кому и танк с самолётом, почти как настоящие. Дяди с уровня повыше имеют и бирюльки покруче. Там и баблеца можно поднять нехило, и потешить свой стручок на пару с арабами в кокетливых платочках на выставке достижений военного хозяйства. Вот досада только, что живых убивать разрешают всё меньше и меньше, заповедники бегущих человеков¬-черножопых быстро исчезают синхронно пухнущей толерантности. Всем уютно и хорошо, никто никого бить не собирается, даже моджахеды бреют газонокосилкой подмышки и бегут вставать с неверными в очереди за айподами: извините, проходите вперёд, уступаю, не стоит благодарности, в спину стрелять не буду, моветон-с. Это — цивилизация: каждому по соевой сосиске и по своему надрочу. В стороне остались только реальные военные, которые в форме с кокардами и на довольствии государства. Эти точно в пролёте: сидят в казённых ватниках у ржавеющих танков, пьют тормозуху и меланхолично выдёргивают ножки призывникам: любит – не любит.

…Важный Русский Генерал общался со своим импортным коллегой на собственной вилле в Сен-Тропе, развалившись в уютном кресле с видом на море. Генерал был Важным и Русским, не утруждал себя учением, поэтому разговор был на русском языке, но рядом, на всякий случай, сидела военная переводчица из Иняза с безразмерным бюстом, натренированная на сигнал «вспышка слева, генерал справа, падаем и раздвигаем ноги, отдаём честь».
— Видите ли, мой заморский коллега, — начал наш главный защитник, — ваш шмель в вашей жопе пидерастически косвенно залетает и в мою жопу, а мне бы хотелось из неё безмятежно срать, а не думать, когда и где там появится очередной волдырь от неуёмных энергичных заокеанских коллег. То вы самолёт новый сделаете, да он ещё и полетит, то ракету какую запустите, то над Гаити эксперимент проведёте. Вы и сами не отдыхаете, и другим не даёте.
— Такова концепция нашей страны, — подколол нашего генерала ихний, — мы, когда бабло из бюджета берём, только часть воруем, а с другой части платим людям зарплату и делаем новое вооружение. Так уж повелось у нас, народец поганый спрашивает постоянно, куда бюджет дели, и зарплату требует.
Наш генерал загрустил:
— Ну, тогда давайте так: я вам лично пол военного бюджета нашей страны откачу в обмен на то, что до конца моего правления в министерстве вы новый самолёт не выкатываете, а я уж как-нибудь догоню, не зря русские на выдумку хитры. А не то мы как разосрёмся с вами, как пригрозим вам!
— Знаем-знаем, — отвечал заокеанский друг, — ваши ржавые ракеты давно уже растащены вашими же военными, а все боеголовки ещё пятнистый нам отдал в обмен на пиццу, так что пугайте таджиков задержкой зарплаты. Но времени вам дам, дабы повеселиться и посмотреть всем миром на ваше рукожопие.

Вернувшись в Москву, Важный Российский Генерал выковырнул своих военных рублёвских коллег и оторвал от снабженческого бизнеса всех менее важных генералов на сходку. Когда упитанные орденоносцы расположили свои брюхи на кремлёвских сидушках, Самый Важный начал:
— Товарищи! Родина в опасности! Враг не дремлет! Он подло ударил в самую больную точку нашей страны — он работает! Надо, не щадя живота своего, дать отпор врагу и показать ему кузькину мать! Дабы не замарать честь дедов, оружия русского, и чтобы освоить новые бюджеты.
Аплодисменты. Овации. Тусовка наследных генеральчиков ликует: можно не впаривать солдатикам тухлую капусту ценой в лобстера, а попилить новую ракету! Вот это истинно военный размах, прожект, слава, почести, медалька на отросшую сиську, квартирка в центре Москвы, дачка и правительственная пенсия.

В московское НИИ оружейников военных генералов не пустили, даже запарковать чёрные волги не дали:
— Пшли вон, чучелa старпёровские, частная территория! — сказал охранник стоянки и постучал краснополосатым конусом по капоту. — Тут господская стоянка, а чернь по дворам ютится.
После длительной перепалки по телефону таки выяснилось, что начальник НИИ давно сидит и курит на крутой дачке, а зданием НИИ рулят правильные пацанчики, которые обещали генералу, если он хотя бы раз ещё позвонит и отвлечёт их от благих рейдерских дел, вбить вышеупомянутый конус по третью риску ему в жопу. Может быть даже — широкой стороной.

Тогда генералы поехали за МКАД, в Россию, в резерв патриотов и дегенератов. В коридорах мухосранского НИИ их встретил арендатор, промышлявший изготовлением сухариков из вспененного бетона. Арендатор сразу шмальнул в комиссию из двустволки из-за угла в тёмном коридоре. Только потом, когда разобрался, что это не менты, не соседние бандиты и не хачманы, пробубнил «ходют тут всякие» и пошёл добавлять в чан тёртого кирпича «для цвету».
В комнате под названием «Сектор №6» на еле тёплой батарее были обнаружены все три сотрудника НИИ: профессор и два свежеиспечённых лоха-студента. Они сделали себе три тонкие дорожки кабачковой икры на батарее и тщетно пытались их прогреть. Прямо с порога генерал использовал кодовую мантру патриота, вбитую ВУЗами в любого инженера:
— Товарищи! Родина в опасности! Враг не дремлет! За родину! Надо! Срочно! За Ррродину! Ради детей, своих детей, детей, детей! Деды воевали! Итоги войны!
Запыхавшись читать военный рэп, генеральский рэпер перевёл дух и сказал:
— Короче, яйцеголовые. Через год надо истребитель шестого поколения и новую ракету. Чтоб весь мир обосрался от нас! Чтобы у главных янки матка в трусы провалилась со страху от величия нашей страны! Самое сложное – финансирование – я беру на себя и под личный – подчёркиваю – личный контроль президента. Вам остаётся мелочь – сделать самолёт и ракету. Приступайте немедля, враг не спит, у них скоро утро.

Успокоившись, генералы занялись финансированием. Тему снабжения армии дорогостоящей тухлятиной как-то само собой забыли за малой прибыльностью и геморройностью, посему в этот год с голоду попередохло ровно четверть вояк. Но кто же их считает, убогих и жадин, не накопивших на взятку военкому? Комитету солдатских матерей откатили индульгенциями на тыщу призывников в каждом миллионнике, которыми потом матери барыжили от тысячи евро за штуку, и дело замяли.

Через год генералы снова приехали в мухосранское НИИ. Как всегда, случайно и неожиданно выяснилось, что инженерам бабла не дали, а те крохи, что доехали, отжал у инженеришек арендатор в обмен на три килограммовых бетонных сухарика «со вкусом жёванной финансовой залупы», которые учёные грызли весь этот год. Тем не менее, прошедшие перестройку девяностых закалённые товарищи повели комиссию в ангар, показывать работу.
Первым молчание нарушил генерал, который эту ракету должен был запустить с подводной лодки перед президентом:
— Да это же хер! Вашу мать, натуральная елда!
Действительно, перед комиссией стоял гигантский фаллос, сделанный методом папье-маше из многомиллиардных финансовых отчётов и проклеенный соплями с клейстером на протухшем крахмале из армейских запасов. Так же был сделан самолёт, и на борту его, так же, как и на ракете, приглядевшись можно было прочитать строки финансовых отчётов: «ИТОГО: 1 000 000 000» – нули уходили куда-то за крыло, заканчиваясь там обрывком слова «блей, 00 коп.»
— Это всё, что у нас было, — захныкал профессоришко в грязном свитеришке, — мы всё рассчитали, всё должно летать, не сажайте нас в ГУЛАГ, пожалуйста!

Генералы обматерили работников НИИ за то, что те вовремя «не сигнализировали», премию отняли себе, и увезли картонное русское оружие нового поколения на полигоны. Ракету назвали «Палица» и раскрасили под палех. Самолёт назвали «Попович», а краску своровали. С самолётом вообще было проще. Его показали арабским обезьянам на выставке, покатали за хобот, а в интернете разместили ролик от Кэмерона, как самолёт высоко летает.

Но вот флотские мелко офигели от отсыревшей елды, которой их, как новым оружием, наградила заботливая Родина. Бывалые заключили, что следующая подлодка точно будет из картона и пора валить на пенсию. Тем не менее, ракету напичкали в жопу китайскими фейерверками, на которые скидывался даже сам начальник флота, насилу всадили разбухшую от сырости и поросшую сосульками бумажную херовину в шахту субмарины и погребли вёслами стрелять на полигон. В нужное время и в нужном месте, при стечении кинокамер и суровых ликов президентов, призывник, которого забили в шахту вниз под ракету, чиркнул зажигалкой. Жахнуло так, что проплывавший мимо грустный замёрзший кит подивился от такого странного чудо-пердуна. Лодка мгновенно камнем пошла на дно, и сия пучина поглотила её в один момент, вместе с историей о новом супероружии и всем экипажем. Спасать её, конечно, никто не собирался, но на запись стука оставшихся в живых моряков сын большого военно-морского чиновника написал популярный «тынц-тынц» драм-н-бейс микс, который неплохо пошёл в гламурных клубах Москвы и имел успех среди продвинутых адмиралов московского флота. На поверхности же запуск ракеты выглядел так, как и должен был выглядеть: большая хлопушка пёрнула и разорвалась, раскидав ошмётки папье-маше по большому радиусу. Один шлепок смачно попал президенту в бубен. Отодрав со лба промокший листик и прочитав «1 000 000 000 -блей 00 коп.», президент торжественно заявил: «Страшное оружие! Нового поколения!»

Да, мой друг, оружие нонче измельчало, не тренд. Только и осталось настоящим мужикам, что одеваться в бабские кальсоны и нежно лупить друг друга по обтянутым попкам деревянными мечами. Настоящим мужикам покруче тоже приходится довольствоваться картонными ракетами и бумажными проектами. Время сейчас не то, время всеобщей любви и потребления благ. А что до настоящих войн и оружия, так кто ж его знает, есть они или нет. У нас – точно нет. Главное, что есть бюджет, а уж попилить на картонные ракеты — этого московским эффективным генералам не занимать!

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 208 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →