gans_spb (gans_spb) wrote,
gans_spb
gans_spb

Как соевый спортсмен к гламуру пришёл.

Один пацанчик был в меру туповат, обычного достатка, среднего телосложения и далёкого от Москвы города. В школе не блистал, во дворе не зажигал, на завод идти не хотел. Так бы и сгинул пацанчик в одном спальном районе одного далёкого советского города, если бы не учитель физры, природные задатки быстро бегать, нежелание учиться и идти в армию. Не считая побегов от коренастых угрюмых товарищей с района, набегал наш пацанчик на разряд. И стал он спортсменом местного разлива. А какой же спортсмен не хочет олимпийского мишку факелом в плюшевую морду потыкать?

Бежит наш Спортсмен, только кеды «Красный треугольник» по заводским лужам чавкают, да алкашня крабовые палочки на скамейках раскладывает. Хорошо Спортсмену, всех уделал – обоих соперников с соседнего завода. Пришла пора и на районные соревнования ехать. Бежит Спортсмен, бежит на важном большом соревновании, замерзающие сопли разлетаются, шорты трещат от натуги, кеды дымятся, а никак не выходит! Обгоняют его конкуренты, до финишной ленты и олимпийской сборной, влёгкую обходят! Прибежал к финишу Спортсмен, уж блевать от натуги собрался, а победители стоят на финише, хихикают, натуралом дразнят.

Понравились районному тренеру свежесть и первозданность натурального спортсмена из глухой деревни, где слово «химия» ассоциируется строго с лагерями, а из всех транквилизаторов только «Пионерская зорька» в семь утра да тормозуха, отфильтрованная методом мороженого лома. Подозвал тренер деревенского таланта, без красителей, консервантов и ароматизаторов, к себе и говорит:
— Крутой я, однако. Того вывел в чемпионы, сего. А ты, пацанчик, что кушаешь?
— Я, дядя, кушаю картошку гнилую, макароны коричневые слипшиеся и яйца.
— Вот и я говорю, натуральный ты мой, почки свежие да печень не просаженная, иди ко мне, я научу тебя бегать по-олимпийски.
— По-олимпийски это – быстрее, выше, сильнее?
— О да, мой друг, быстрее – это точно! Вот смотри, — тренер достал из сейфа огромную таблетку с прорезью под шлицевую отвёртку, — половину будешь есть на завтрак, половину – на ужин. И мы всех победим! А кто таблеточек не пьёт, тот – что? Олимпийский хер сосёт!

Пошёл Спортсмен к своему старому тренеру прощаться:
— Так, мол, и так, ухожу я, буду таблетку правильную кушать, быстро бегать.
— Не я ли тебя от армии отмазал, сука ты неблагодарная, — ругался старый тренер, — не я ли тебе аттестат делал, не я ли тебя от лабораторных работ в спорт-лагере схоронил?
— Вот химия сейчас бы пригодилась, — задумался Спортсмен, — котлеты с макаронами нонче не модно. Как там, «быстрее-выше-сильнее»? Про макароны ни слова и про таблетки тоже. Прощай!

Пошла жизнь у нашего спортсмена споро! Вместо котлет маминых появились забавные скляночки докторские, таблеточки, порошки, капельницы замысловатые. Жопа Спортсмена стала всё больше походить на ножки бройлерных цыплят, мышцы стали расти, как на дрожжах, а энергия лилась через край. Закатит наш Спортсмен таблеточку, как заправский торчок на долбильной дискотеке, запьёт живой водой, как последний бутиратчик, и давай рекорды ставить, среди таких же соевых жоп на беговой дорожке.

Но вот напасть! Рекорды опять не клеятся! Всё больше отставание от лидеров! Уж и тренировки увеличили, и таблетки больше по размеру есть стали, а кроме поноса, глазок, как у наркомана, и одышки – никаких результатов. Печень разбухла, как у алкаша, почки ссать не хотят – гнить труха начала.

Подозвал нашего спортсмена на очередных соревнованиях незаметный мужичок, хилый, в костюмчике, и говорит:
— Стараешься ты хорошо, требуху ещё не всю просрал, а вот первым никогда не прибежишь.
— А по очочкам не хочешь? — возмутился Спортсмен. — Ты, вообще, кто такой, интеллигентишко, поучать тут меня?
— Я – тренер-химик-технолог.
— Тренер? — покатился со смеху спортсмен. — Да тебя соплёй перешибёшь! И тренировочного костюма нет. Какой же ты тренер? Ты – чмо! Обычное университетское чмо!
— А тебе что, тренер из физкультурного института нужен, глупая соевая мономышца? Физкультура нам нахер не нужна, нам нужен спорт! Вы, жертва советской фармации, кушаете дешёвую химию аутсайдеров, а на ней далеко не убежишь – и в прямом, и в переносном смысле. Ваш ливер скоро превратится в паштет, ваше светящееся в темноте тело засунут в толстый чёрный целлофановый пакет и захоронят вместе с радиоактивными отходами. Меняйте химика, молодой человек, мой вам совет.

Скоро уже в кабинете таблеточного тренера слышались голоса:
— Не я ли тебе, сволочь, таблетку давал?! Не я ли тебе, паскуда, порошки да капельницы ставил?! Не с тобой ли мы по утрам и вечерам тренировались, как проклятые?!
— За таблетку спасибо, тренер, только старая она, на таких таблетках рекорды не поставишь. Как вы по-олимпийски говорили, «быстрее-выше-сильнее»? Вот и я пошёл доставать таблетку сильнее, чтобы бегать быстрее, и результаты чтобы были выше. Спасибо за хлеб-соль-анаболики, а я меняю химика.

Новый тренер взял спортсмена, да и вставил ему клизму вселенского масштаба, с лекарством таким сильным заморским, что аж морда обуглилась и почернела.
— Это ДНК негра, не бойся. Мы фуфлом не кормим, у нас и нано, и модернизация настоящая, за настоящее бабло зелёное. Лучшие химики и биологи работали. Скоро себя не узнаешь!
И действительно, Спортсмен стал как ниггер: ляжки выросли как у кенгуру, захотелось есть бананы и читать запоем рэп в вонючем подъезде.

Высшая химия действовала. Беложопые снежки оставались глубоко за прокопчёной задницей нового чёрно-белого мутанта от спорта. И вновь посыпались награды, всё ближе и ближе маячил факел олимпийских игрищ. Спортсмен прибегал к финишу всегда в числе первых биороботов с условными номерами спереди и сзади, казалось бы – счастье так близко. Но не на то жизнь, чтобы за труды вознаграждать: все трудятся, а приз-то один!

Заметил спортсмен, что прибегают они все ровно одинаково, а выигрывать стали другие. Стал разбираться в микросекундах результатов. В пятом знаке после запятой и нашёл он своё поражение.
— Не горюй, спортсмен, — сказал ему однажды специальный дядька в очках, — можно исправить твою беду.
— В жопу колоть некуда; вены все, как дуршлаг; от таблеток блюю, ДНК уже большей частью помесь негра и кенгуру, жрать ничего не буду. А вы тоже тренер?
— Да, своего рода тренер.
— А что надо делать? Все же одинаково прибегают, разница только в наносекундах?
— Вот здесь и есть победа, с приставкой «нано-», мой дорогой соевый андроид.
— И как мне взять этот нано-рубеж, когда все сидят на такой же химии, как и я?
— Рубеж – никак! Есть предел человеческой силы. И вы его достигли. Больше идти некуда.
Повисла гробовая тишина. Перед глазами спортсмена пробежала вся его жизнь, от школы до шприца со светящейся жёлто-зелёной жидкостью. И всё это напрасно? Всё, конец?
— Предел человеческой силы есть, а человеческой жадности – нет. Мы тебя выбрали для чемпионства. Заключаем контракт, ты дальше так же бегаешь, но начинаешь выигрывать. Всё понял?
— Не понял, почему начинаю выигрывать?
— Не важно, мой синтезированный друг. Начинаешь, и всё.

В следующем забеге Спортсмен сделал всё, как обычно, но вдруг неожиданно выиграл! И в следующий раз выиграл, и через раз выиграл. Всякий раз, как выигрывал, из застеклённой кабинки организаторов соревнования выглядывал новый тренер с красной надписью «Омега» на костюме, улыбался и показывал большой палец вверх. Новая технология подействовала! Она действовала, даже когда Спортсмен явно чуть-чуть запаздывал на финише.
— Магическая технология! — восхищался Спортсмен.
— Ну, дык ж, бабло победило зло, бройлер в шортах. Великая сила! Бабло покупает даже время, наносекунды. Задорого, но оно того стоит.

Наступал час «Ч» - Спортсмен был готов к олимпиаде. Накачанные ляжки переливались синтезированными клетками, жопа превратилась в карту звёздного неба от уколов, боль суставов ежеутренне заглушалась правильным морфием, просаженное одноразовое сердце было готово победить и умереть. В час «Ч» Спортсмен пришёл записываться в сборную на ближайшую олимпиаду. И остолбенел. Его вида спорта не было в списке! Со времён Древней Греции бег был незыблем, как основы мира. И тут его не стало!

Скукожившися от экспериментов химических тренеров мозг лихорадочно соображал, что делать и к кому идти. С трудом пробившись за круг министерских телефонов, найденных по большому старому блату за заслуги перед фарм-индустрией, Спортсмен записался на встречу к самому - к тренеру самой новой сборной. Вот только по какому спорту – было непонятно.

В нужное время Спортсмен был в кабинете тренера сборной России по подготовке к новой олимпиаде. Это был даже не кабинет, а закуток в гламурном гей-клубе. В пышном диване утопал добродушный толстяк в рубашке с модным принтом «огурцы», а слева и справа сидели два мускулистых молодых человека с греческими чертами лица.
— Знаю-знаю, наслышан и о вашей соевой химии, и о шутках с часами, уважаю, — начал толстяк, шмыгая носом. — Кокс будешь? А, извини, после ваших наши порошки что-то типа присыпки для попки. Итак, что хочешь, терминатор?
— Я спортсмен. Хочу в олимпиаде участвовать. Бегать умею хорошо, химия чёткая новая, жопа синтезированная, наносекундами мутить могу, всё схвачено.
— Похвально, похвально. Только вот не тренд это нонче. Грязно всё, пошло, брутально. Это не Бритни Спирс в розовых сопельках. Потные мужики с выпученными глазами бегут, невкусно пахнут, а потом ещё и скандалы допинговые. Отменили мы ваш бег нахер.
— Мля, как это отменили? Кто отменил?! Это с Греции ещё пошло!
— Ну, с Греции много чего пошло и дальше идёт, — проворковал толстяк и погладил коленку юноши. — А вот только отменили мы всю эту жлобскую грубость и фармацевтическую фальшь, и точка тут! Людям нужна правда: честные и красивые соревнования, а не соевые бройлеры с ботоксными ляжками на потной дорожке.

В разговор вступили юноши:
— Я вот на роликах катаюсь. Слышали? Олимпийский вид спорта теперь. Они у меня розовые с голубеньким.
— А я летом в сборной по визажу, тоже олимпийский спорт, а зимой в керлинг играю, там, где попками вверх шваберками шуршат.
— То-то я и вижу, пидрарий развели тут, — разозлился Спортсмен.
— Ой, сма-а-а-атрите, спортсмен пришёл, мужик такой весь, — прогнусавили юноши хором. — Дедушка, вам на свалку истории пора! Кончился ваш спорт!
— Да, мужик, ты уж извини, — вмешался толстяк. — Тут такое дело, народ требует гламуру. Я и сам не спортсмен. Так, в театре Апулея ставил, клубом рулил. А тут вызвал главный и приказал: будешь, говорит, главным по олимпийской сборной. Но мы тут тоже временщики: Голливуд скоро нас всех заменит на компьютерную графику, так что мы с тобой не первые в спорте и не последние.

И сия пучина поглотила Спортсмена в один момент. Всю его жизнь, бившую через край полным шприцом, враз переехал педик на роликах. Потому что бабло – вселенское зло, побеждающее зло. Такой каламбур, но факт.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 74 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →