gans_spb (gans_spb) wrote,
gans_spb
gans_spb

Category:

Как автолюбитель в пробке жил.

Автолюбитель доел свой ранний утренний бутерброд, поцеловал жену, взял в охапку ребёнка и поехал на ежедневный моцион жителя мегаполиса. Свою машину он нашёл без проблем – по истошному воплю сирены, злым мужикам и бизнес-тёткам, которые её нещадно пинали. Извинившись перед соседями за пять минут опоздания, Автолюбитель засунул ребёнка на заднее сидение и с трудом выехал из песочницы, забрызгав грязью собаку, натужно гадившую под детским грибком. Остальные водители бросили свои занятия – кто резать соседу шины, кто втыкать лом в радиатор, кто рисовать хер на бочине, а кто и просто ссать на лобовое стекло – и начали играть в тетрис – передвигать свои машины по сложной траектории ближе к выезду со двора. Доехав до пятнадцатого подъезда, Автолюбитель удовлетворённо заметил, что встал в пробку на два корпуса позже. День начинался неплохо: из-за тридцатиэтажного дома пыталось выползти солнце, однако нищеброды, обгоняющие машину на своих двоих, грели душу лучше любого солнца.

Через полчаса он был уже у детского садика, находившегося на противоположной стороне двора.
— Папа, меня укачивает, можно я, как Петя, буду пешком от подъезда доходить? — с мольбой спросил отца ребёнок. Автолюбитель развернулся всем телом и возмутился:
— Ты что, сынка, бедняк какой? Это пусть беднота грязь в детсад на своих лаптях носит, а я уж как-нибудь тебя прокормлю и на машине довезу, хоть ты тут заблюй всё.
Ребёнок привычно выскользнул на асфальт и просочился между другими машинами в сторону калитки детсада. На секунду показалось, что его задавило, но вот уже он машет папе из облаков выхлопных газов с территории ещё закрытого в такую рань садика. Папа доволен, что сын растёт, как все, и что он – хороший отец.

Сделав круг по двору, Автолюбитель опять встал в пробку почти перед своим подъездом. Секунду он поколебался «а не сходить ли в сортир по большому?», но мысль о том, что пробка будет становиться больше с каждой рождённой говяшкой, скрепила задницу печатью терпения пробочного водилы. До станции метро доехал быстро. За полчаса. «А идти – пятнадцать минут», – в сотый раз подивился теории относительности и гению Эйнштейна Автолюбитель. Привычно хулигански крикнув в окно в сторону метрошного народца «лузеры», радостный Автолюбитель влез на перекрёсток на красный.

Шёл второй час утренней езды, а, значит, осталось меньше половины дороги. Автолюбитель тух в привычной пробке. Вокруг была скукота, подогреваемая восходящим знойным солнцем. На остановке тусовались длинношеие отбросы общества, смешно вытягивающие голову в надежде разглядеть в туманной завесе выхлопных газов вожделенный общественный транспорт. И, действительно, одним колесом по газону, а одним – по тротуару, неслась хач-маршрутка, смешно раскидывая в стороны зазевавшихся пешеходов. Шустро подъехала к остановке; короткий махач – и наиболее приспособленный городской житель уже размазывал свою радостную морду по потному стеклу обшарпанной «газели». «Газель» пёрнула исчадием умирающего двигателя, оставив бабушек вечно ждать бесплатный троллейбус, и беременная бедным офисным планктоном машина смерти понеслась дальше. В эти моменты Автолюбитель завидовал людям, которые могут побороть себя и залезть в маршрутку «с этим быдлом», и вспоминал годы своей молодости, когда из его деревни ходил только один «пазик» до района, на сельскую дискотеку…

Ближе к улице бывших строителей бывшего коммунизма Автолюбитель привычно стоял на трамвайных рельсах, справа поджатый троллейбусом, слева – встречным трамваем, а впереди опять стоял «ламбордин» с разодранным о рельсы брюхом. Хозяин «ламбо» нервно газовал, дико материл всё вокруг – поганую страну. и ментов, и всех на свете – но на встречку не выезжал, потому что там стоял «феррари», хозяин которого тоже дико матерился и попёрдывал двигателем, сбоку поджатый чёрной машиной с мигалками. Оба миллионера были заложниками системы: где своровал – там в пробке и стой. Автолюбитель уже не смотрел на набившие оскомину суперкары в дорожных суперямах, а разглядывал неплохо сохранившуюся «копейку» с хромированными колпаками на колёсах, когда увидел приближающуюся сзади громаду.

Сзади подкрадывался старый советский трамвай цвета крови с советской бабушкой «за рулём» общей массой шестьдесят сталелитейных тонн с бюджетным наполнением в виде пассажиров. Бабушка смотрела, как товарищ Сталин, – вдаль. Глаза её были чисты, мысли – свободны, а помыслы – очевидны. Сказать, что она ненавидела автолюбителей – это ничего не сказать. Бабуля пятьдесят лет водила этот трамвай по этому маршруту, и понаехавшие хамы на иномарках давили своими колёсами её коммунистическое сердце. Трамвай медленно приближался, бабушка ме-е-е-едленно тормозила, Автолюбитель медленно сползал под сиденье. Впереди стоял «ламбо», справа – огромных размеров проститутка призывно махала прокладкой с борта троллейбуса, слева мёртвой горой стоял другой трамвай, а к жопе приближался многотонный идейный писец.

Писец плавно въехал в жопку кредитной иномарке Автолюбителя, подтолкнул машинку вперёд, и она плавно въехала в подтянутую итальянскую жопку «ламбо». Только едва заметный подъём уголка сморщенных губ на лице старушки-трамвайщицы выдал ухмылку радости и небесполезности прожитого дня. Автолюбитель резко открыл дверь, дабы разобраться с трамвайным произволом и сбежать от хозяина впереди стоящей иномарки, но только вбил дверь в поджавший его другой трамвай. Автолюбитель был со всех сторон заперт в коробочку. В это время дверь «ламбордина» элегантно открылась вверх и явила хозяина суперкара, который заклёпками на модных джинсах начал скрести по трамваю, протискивая свою задницу к машине Автолюбителя. В руках хозяина «ламбо» был то ли пистолет, то ли сотовый. Автолюбителю было приятно думать, что это был большой старомодный сотовый, но организм почуял беду и предательски захотел в сортир по-большому: «Надо было таки сходить дома».

Снаружи бесновался красномордый водитель «ламбордина», лупил капот машины белыми ручками и стрелял вокруг из травматического пистолета в радостные морды пассажиров общественного транспорта. Пассажиры злорадно улыбались, кровожадно впитывали мизансцену, а резиновые пульки отскакивали от стекла. В это время встречный поток двинулся, и гламурного водителя «ламбордина» закатало куда-то между трамваями. «Уф, боженька помог», — перекрестился Автолюбитель, поцеловал пыльные иконы на торпедо авто. В сортир, однако, не расхотелось. Мало того, даже очень захотелось. Ссать в пробках несложно, в целлофановый пакет – и всех дел. А вот погадить – это была задача. Автолюбитель дождался проезда троллейбуса справа, включил сигналку под вопли окружающих и дореволюционный звон трамвая и пулей выскочил на тротуар.

На тротуаре оказалось полно людей, плотная бетонная стена дома и ни одного деревца: ад для собачки, вышедшей погулять. Автолюбитель, как и все водители, никогда не выходил из машины: только у дома и у офиса. Тут же было много незнакомых людей, которые подозрительно на него смотрели: «не нагадит ли где этот чужак?» – и были правы. Под неодобрительные взгляды бабушек на скамейках он подёргал несколько дверей подъездов и засел оглушительно гадить в микроскопическом палисаднике рядом с гадящим догом и маленькой девочкой, его выгуливающей. Дог понимающе лизнул Автолюбителя в морду, девочка стояла рядом, открыв рот. Как только человек и собака закончили своё дело, Автолюбитель пулей побежал назад к машине.

Машины не было. Не было и трамвая, троллейбуса, был только «ламбо» без его пафосного хозяина, с которого местные хачи пытались открутить колёса. Пробежав вперёд по рельсам, лавируя между чадящим и раскалёнными машинами, Автолюбитель обнаружил свою машину аккурат впереди красного трамвая со сталинской бабушкой. У авто был изрядно помят задний бампер и съедены шины. Бабушка-трамвайщица победоносно лыбилась и смотрела в светлую даль. Напрасно Автолюбитель прыгал, стучал в стекло трамвая, пытался отломать чугунное зеркало заднего вида, и пинал стальной лист бочины трамвая. Трамваю было пофигу. Отбив все ноги и проорав всю глотку, Автолюбитель устало плюхнулся в сидение: «Зато хоть погадил. С собакой», – накопал он позитива и продолжил тошнить в пробке.

Ближе к девяти из глубины немытых бетонных джунглей показалось муравьиное здание офиса. Солнце уже встало и нещадно палило, короткоюбчоные девчонки отвлекали от движения, студенты с холодным пивом мешали сосредоточиться на стоянии в пробке. «Пятьсот метров, за полчаса управлюсь», — рассчитал водитель. Оставить машину и дойти пешком? А зачем тогда он машину покупал, зачем все эти пробки, мучения? Так можно и на метро доехать.

Перед офисом уже шла война за место. Услужливые холуи гнули спину и ломали шапки перед господами на огромных чёрных джипах, убирали клоунские полосатые колпаки-фишки, освобождая место поближе к входу. Остальная челядь суетилась, как муравьи в обоссанном муравейнике, привычно выхватывая себе кусок ресурсов. Автолюбитель запарковался между помойкой с бомжами и пешеходным переходом, тут же сзади натыкались и заблокировали выезд ещё две машины. Все услужливо повесили номерки своих сотовых под стекло, в любезных глазах без толмача читалось: «Чтоб ты сдох, паскуда!» Проходящий мимо люмпен-пролетариат смачно плюнул туберкулёзной зелёной соплёй на мешающую проходить по тротуару машину, где-то истошно лаялись не поделившие место офисные работнички, шустрил эвакуатор с рыжей мигалкой – начинался обычный офисный день.

— Опаздываете, дорогой! — начальник отдела язвительно протянул руку для приветствия.
— Дык, десять минут!
— Надо раньше выходить!
«Куда, твою мать, раньше!» — про себя подумал Автолюбитель. — «И так машина не успевает остыть за ночь».

Переодевшись в сортире из потной пробочной рубашки в специально подготовленную свежую, Автолюбитель засел за компьютер, изучать расположение ближайшего авторизованного сервиса для планового техосмотра. «Два километра – не так далеко, за четыре часа туда-сюда успею», —потирал он ручки. В курилке обсуждалась свежая тема: секретарше-блондинке папик таки купил права и розовый «хаммер», и теперь на дорогах полный капут.

С трудом досидев до обеда, как будто неведомый шмель путешествий кусал за задницу и звал его в приключение, Автолюбитель смахнул со стола тяжёлую связку ключей и побежал в свою машину, вставать в свою очередную пробку. Только в прогретом салоне машины, в тяжёлом спёртом воздухе разогретого пластика и выхлопной пыли Автолюбитель успокоился. Жизнь приняла свой обычный размеренный ход, цели стали ясны, действия – понятны, смысл жизни вырисовался такой естественной пробкой, в которую каждый добропорядочный житель города должен встать по достижению определённого возраста, и где-то посреди пробки благочестиво помереть.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 57 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →