Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

Люди-айсберги

Как депутат народец шинковал.

Пьеса в трёх частях.

Действующие лица:
Депутат – депутат, по сути – быдло.
Народец – быдло.
Остальные – всё быдло.

Действие первое, в котором Депутат посещает лавку ВИП-счастья.

Офис элитного яхт-клуба в центре столицы. Пустой высокий просторный зал, у входа – квадрат дорогостоящего охранника с проблесками интеллекта на лице; зал, цокая, пересекает отборная секретарша, несущая поднос с кофе; Депутат сидит,  утонув в кожаном кресле, перелистывая каталог яхт, рядом воркует продавец элитного товара – селектированный пидорок.

Депутат. А что, любезный, случись что, так доедет эта яхта до Петербурга или не доедет?
Пидорок (страстно). Доедет! Обязательно доедет!
Депутат. А в Воркуту, я думаю, не доедет?
Пидорок. И в Воркуту доедет! Везде доедет!
Депутат. Как же она доедет, если там ни моря, ни речки нет?
Пидорок. За такие деньги везде доедет, вы уж не сомневайтесь!
Депутат. Хорошо, а вот это доедет до Ибицы? (тыкает в большой чёрный джип в каталоге элитного авто).
Пидорок. Безусловно доедет!
Депутат (раздражённо). Слушай, сказочник, это же остров. Как он туда доедет?
Пидорок (жеманным движением руки стирает выступивший на лбу пот кружевным платочком). Я менеджер, я не знаю. А уж где там Ибицы – на это извозчик есть, он и довезёт.
Депутат. Эдак, брат (или сестра?), ты мне сейчас такого добра напродаёшь! Как вы тут все работаете, кругом непрофессионализм, но цены ломите безбожные!
Пидорок (вздохнув). Да так и живём, вашими молитвами.
Депутат. Чёрт с тобой, трепло. Давай, покажи мне яхты, хочу посмотреть, прежде чем столько денег тратить, честно заработанных.
Пидорок (воспрянув). Так вот же они! (суёт каталог)
Депутат. Не понял, товар где? За что я миллионы плачу?
Пидорок. Вот, будет как на картинке.
Депутат (возбуждённо). Ну, это вообще! Покупать яхту за миллионы фунтов через Интернет-магазин, по каталогу! Это, простите, хамство! Я требую! Вот когда я закон придумываю, так я... (замялся, придумывая окончание)
Пидорок (разочарованно хлопая каталогом). Я думал, вы покупать пришли. Через полгода, аккурат к лету, уже у вас была бы. Как у всех остальных. А так и прокатаете всё лето на джипе.
Депутат (обдумывая последнюю фразу, зло). Ладно, чёрт с тобой! Что только не сделаешь ради народа.

Действие Второе, в котором Депутат материализует желания.

Элитный яхт-клуб на территории действующей лодочной станции. По кустам раскиданы иномарки, таджики строят летнюю террасу для кафе, народ с пивом грузится в старые лодки, воняют одноразовые сортиры, бывшие боцманы ковыряются в своих лоханках и с ненавистью смотрят на богачей, Депутат с шлюшкой и собачкой идёт принимать товар.
Пидорок (одет в отглаженную матроску, светится от счастья). Вот! (указывает на яхту)
Депутат (одет в красный тренировочный костюм «Боско», отпил из фляги ещё за рулём, светится от счастья). Залуп тебе в рот! Привет! (хлопает пидорка по плечу, отчего тот чуть не падает в воду, но Депутат вовремя его ловит)
Пидорок (краснея, потупив глазки) Ооо, спасибо, как это нежно. Вы – мой спаситель!
Шлюшка (резко, выйдя из-за спины Депутата, толкает Пидорка) Эй, пидрила, осторожнее на поворотах! Это мой дед!
Депутат. Дети, не ссорьтесь! Сегодня такой прекрасный день! Я, будучи ещё ребёнком, всегда мечтал о яхте. Сидел, бывало, в Сталинграде на бережку и смотрел на остров, Денежный называется. Это ещё до того, как в сложные годы «перестройки» народ мне доверил вывести завод из кризиса. (смахивает слезу)

(Едут на яхте. Солнце, ветер, брызги.)
Депутат (допивает первую пол-литру коньяка). А, всё-таки, как хорошо вот так, по-простому, наедине с природой! Отошли мы от природы, от единоначалия, от глубинных корней. А надо бы лицом к ней повернуться, так сказать...
Шлюшка пытается щупать пидорка за жопку, пидорок щупает матроса, матрос щупает шлюшку; все пьют шампанское и звонко смеются.
Шлюшка (придвигает к депутату ухо, что бы лучше слышать из-за шума машин) А? Что? Кому отсосать?
Депутат (обречённо кричит в ухо шлюшке). Тьфу ты! Всё об одном, проститутка чёртова! (громче) Говорю, ближе к природе надо быть! К первозданности!
Шлюшка (вырывается из объятий матросика, подскакивает на месте) Урааа, купаться! Всем купаться! (ни секунды не думая, сигает на ходу за борт; у всех шок)
Матрос. Блядь за бортом! (испуганно смотрит на Депутата, пристыженно) Ой, извините.
Пидорок (мечется и машет руками как балерина) Ой, что делать, что делать!
Депутат. А, коза тупая, ну, тупая! Ей-богу, не буду доставать! Новую куплю! (берёт левретку и наотмашь кидает её шлюшке в морду; громко) И шавку свою забери, тоже достала! (шавка улетает в кильватерный след,  так ничего и не поняв)
Шлюшка (вцепилась в конец, случайно брошенный по корме; жопа и сиськи её ритмично клацают об воду, глаза выпучены, орёт). Пал Палыч! Пал Палыч, не бросайте меня! Я вас люблюююю...
Депутат (пытается ногой нащупать педаль тормоза; не находит; зло нажимает все кнопки на пульте). Любит. Естественно, любит. Я с такой яхтой сам бы себе дал, во все дыры. Где, чёрт, кнопка тут тормозить?

Голую шлюшку затаскивают с кормы. Матросик, пуская слюни, жадно щупает тело и не спешит вытаскивать русалку на палубу, пидорок пристроился сзади к матросику – якобы держит, Депутат открыл второй баллон «Хенесси». Шустро подъезжают водные менты.
Менты. Мы – менты. Документики, пожалуйста.
Депутат (привычным жестом достаёт барсетку и протягивает депутатскую ксиву). Вот.
Менты (даже не взяв ксиву в руки). Такое тут у всех. Документы на катер и права на вождение вашего водного средства, пожалуйста.
Депутат. Эй, пидрило, документы на катер тащи.
Пидорок (вжавшись в палубу). Тут заминочка, неувязочка, есть проблемки.
Менты (заметно веселее). Тут у всех неувязочка с заминочками, с таможенкой и наложиками.
Депутат (неумело достаёт котлету денег, вздыхает) Тогда вот.
Менты (издалека на глаз быстро оценив сумму по толщине котлеты и номиналу верхней купюры). Такое тут у всех. (смотрят как бы в сторону берега, слегка прищурившись, кося глазом на карабкающуюся шлюшку)
Депутат (ещё горше вздыхает, вытаскивает из труселей, по обычаю девяностых, вторую котлету) Ну вот.
Менты (удовлетворённо). Приятного путешествия! Больше не нарушайте. (отчаливают)


Действие третье, шинковочное.

Коньяк кончился, Депутат шлифует шампанским. Шлюшка завернулась в триколор, снятый с кормового флагштока, матросик растирает её водкой. Пидорок в позе собачки дует на мангал с шашлыками и вертит перед всеми задницей.
Депутат. А что это все нам с берега машут?
Пидорок (не отвлекаясь). Знамо что – приветствуют. Барин приехал.
Депутат (расплывшись в улыбке, встает и машет в ответ). Да нет, что-то рожи напряжённые у всех, хотя отсюда плохо видно.
Пидорок (напряжённо дует на угли, морда красная). У народа всегда напряжённые рожи.
Депутат (смотрит на красные точки на транце). Эй, уроды, кто кетчуп на новую яхту разлил?
Матросик (отвлёкшись от сисек шлюшки, всматривается в кетчуп). Чёрт, а кто рулит?
Депутат. Это ты меня спрашиваешь? За такое бабло она разве не сама рулит? Там я экран с картой видел...

Яхта пришвартована рядом с пляжем. Вокруг неё плавает народ, видны одни головы, как арбузы. Все собирают части порезанной бабки. Депутат и вся компания с интересом смотрят вниз.

Ныряльщик (выныривает с обрубком ноги, радостный). Нашёл!
Шлюшка (блюёт на народ только проглоченным шашлыком). Буэээээ.
Народ (снизу). Доколе!
Депутат. А по сусалу, веслом, сверху? (перегнувшись через поручень, тыкая пальцем). Вон, вон шапочка поплыла, ловите лучше!
Матрос (шипя). Товарищ Депутат, нет у нас весла. (громче) Может её на палубе по частям собрать?
Депутат (зло). А может её сразу на мангал? Думай башкой-то! Надо вызвать бобров, этих, как там его, водных ментов. КАСКО, все дела, вдруг она вставной челюстью винты порезала.
Пидорок. Будьте спокойны, яхта как новая! Вот не далее как на той неделе один наш клиент, из нефтянки, байдарку на восемь гребцов раздавил. Вдоль!!! Так хоть бы одна царапина! Но вот что забавно – яхту он ставил аккурат в этой же байдарочной школе, бывшей ДОСААФ. Пришлось им новую байдарку купить, главному спортсмену ящик коньяка поставить да крышу рубероидом заново перекрыть, ну, а матерям погибших пришлось по сотке отслюнявить, почти мульон! Он потом всё сокрушался, что каяк-одиночку надо было давить.
Подъезжают водные менты, на катере чёрной краской нарисован номер 31  в белом кружке, на уровне плавающих голов.
Менты. Так, что такое? Мы приехали блюсти водный закон! (узнав яхту)  Таааак, нападение на яхту! А веслом по сусалам?
Народ (спешно). Сейчас, сейчас уплываем, правую руку найти не можем.
Менты. Потом найдёте. Несанкционированный митинг на воде, кто хочет в водный обезьянник? Ты? (тыкает пальцем в голову, голова медленно исчезает под водой),  мили, может быть, ты? (тыкает в другую голову, ситуация повторяется).
Мент с жемчужным ожерельем (нагибается к воде и ударяет палкой по голове, не успевшей погрузиться; выпрямляется и орёт) Хорьки, бл..., кому еще?
Менты (участливо, Депутату). Вы уж извините, что не уследили. Денег нам мало выделяют (опирается на сборку из трёх трёхсотсильных подвесных моторов), мы успеваем, как можем. Но они (зло кивает в сторону берега) всё лезут и лезут, лезут и лезут! Ещё раз извините, успешного отдыха.
Депутат. Да ладно уж, мы понимаем, ничего страшного не произошло, так-с, недоразуменьице.

Действие финальное, в котором Депутат сражается сам с собой.

Зал заседаний. Депутаты кто спит, кто делает бизнес с телефоном в руке, кто заигрывает с депутатшами. Идут вялые прения по закону, который уже проплачен: все знают, как и кому, средства с откатов уже потрачены, причём, на что – мы уже знаем.

Депутат (яростно, с трибуны, по бумажке). И вот я вас спрашиваю (пара депутатов отвлеклаются от своих дел) – кто поднимет с колен нашу державу?! Кто, как не мы, оградим народ наш от посягательств капитала, выраженного в залихвацких, не побоюсь этого слова, оргиях, некоторых наглых богачей, которые без зазрения совести (поднимает палец) покушается на самое святое, что у нас есть – на жизнь и отдых простого народа! Пора, товарищи, пора поставить решительную точку в бесконтрольной вакханалии на наших водных ресурсах (слово «ресурсах» было сказано с особым смаком; часть депутатов с этого момента начала внимательно вслушиваться). И я, как эманация волеизъявления нашего народа, да что уж там – как простой речник-судоводитель, с чистым сердцем и честной душой призываю вас голосовать за новый водный кодекс!

 
Действие зафинальное, которое вы видеть не должны бы.
Дорогой кабак в центре столицы. Депутаты отмечают принятия кодекса. Все в приподнятом настроении и подпитии.
Депутат №2 (сквозь смех). В фарш, нашинковал? «Шапочку подберите!» А-ха-ха ! А народ? Веслом, говоришь, сверху, по сусалу?! А менты? А, умора!!!

Люди-айсберги

О сиюминутности мелькающей морды

Вот захлопнулись двери маршрутки, а снаружи остался неуспевший мужик. Ты с интересом наблюдаешь, как он там прыгает, коготками по грязным дверкам шаркает, орёт что-то, машет оглоблями и, вероятно, насылает бесконечный понос бездушному водителю автобуса, доказывая жизненную для нас важность нахождения его здесь, внутри, с нами. Ещё миг - и мелькающая морда неудачника скрывается в густом выхлопе умирающего от натуги дизеля, и ты уже думаешь о другом, может быть даже о вечном, и заботливые нейроны мозга тщательно стирают ссаными тряпками образ заоконного попрыгунчика, дабы не заваливать головной чердак всякой сиюминутной хуйнёй.

Ray Caesar, Incognito

Возьмём к примеру уважаемого, по настоящему уважаемого, художника, писателя, конструктора. Что мы знаем о нём, как о личности? Да нихуя не знаем! Только лишь с выцветшей фотографии сурово смотрит то ли человек, то ли потомок далёких цивилизаций. Или вообще не смотрит, а лишь осталась картина неизвестного художника на которой якобы изображён этот великий человек. Всматриваешься ты всматриваешься - ничего интересного. А что до жизни его? Ковырнуть бельеца грязного: кого ебал, кого нет, какие имел страсти и пороки, где опозорился и просрался? А ты чёрт, и здесь ничего нет! Только лишь журналистишки - грязь из под ногтей, нацеживают тухлой кончины мозговой поллюции на очередной глянцевый высер из биографической серии. А так, что мы знаем о великих, оставивших культурный след в истории? Только их след в истории - прекрасные картины в лучших музеях мира, веками перепечатываем книжки и вечную музыку. Тогда опять всматриваемся в редкие пожелтевшие фотографии и пытаемся там высмотреть нечто, что надо почерпнуть, что бы встать в один ряд с ними. А вот хуй, дорогой, не тот путь.

Совсем другое дело гавно. Гавно вообще другое дело относительно вечного и великого. Нет, говно тоже вечно, но оно никому не нужно, как тот мужик за окном уходящего автобуса. Тем больше то говно лезет к нам в дом. Кто там на экране трясёт сиськами-письками? Кто мычит и кивает сосредоточенным ебалом? Кто в ужимках и прыжках пытается перещеголять макаку? Всё это - мелькающее гавно, изрыгающее гавно. Вам не надо разбираться в тонкостях бозонов, нотной грамоте и художественных школах что бы узреть Художника. Если боженька обделил вас чувством прекрасного, то я дам вам прекрасный, лёгкий и стопроцентный способ отделения говногенератора от настоящего Художника. Мало того, способ даже в состоянии ранжировать говно по степени говнистости!

Берём любого казалось бы важного для эпохи человека, всего такого на слуху (уже запашок говнеца, кстати), и смотрим, сколько его портретов можно набрать в медиа-пространстве путём закидывания простого дырявого невода? О, какой улов! Вот он в интернетах на тысяче страниц, вот он в своей мастерской, вот его галереи, вот он сосёт хуй, простите, вот он с известным галерейшщиком и меценатом, вот он даёт в жопу, пардон, вот он с президентом важного фонда, а вот он, ой извините, даже говорить не буду, с самим за ручку жамкается! Включаем телик - он там на всех каналах: то здесь попиздит, то там постоит, то с этими перетрёт, а потом так ножка на ножку, и давай томно тянуть "моёёё твооорчество." Поздравляю, вы поймали качественного защеканца, пидораса, хуесоса, говноеда, блядскую продажную натуру, кого угодно - но только не Художника. Не ждите от него картин, книг, фильмов, формул и космолёта. От будет отплёвываться пожухшей кончиной, отпёрживаться ей же, много говорить и нихуя не делать. А денег возьмёт, между, прочим, как за целую смену миньетчиц метрополя. Запомни, товарищ - если ебало мелькает тут и там, то это очередной мимолётный хуй пытается пробраться в вечность, на своём натруженном сфинктере. Но ведь боженька тоже не фраер, а весельчак! Кувыркается такой выскочка по коридорам останкино, задевает разорванным очком за все углы, а под конец, когда уже поезд метрополитена без проблем проезжает его насквозь со свистом, то тут и кончается то, ради чего всё - бабло истончается и затыкается. И вместе с баблом заканчивается и сиюминутный пиздобол, ибо нихуяшеньки значимого он не оставил, кроме своей гламурной мордашки, которая будет похерена вместе со всем шлаком интернета. Таже хуйня наблюдается в политике, которая непонятным атавизмом тащится в треклятой рашке. Тихо спиздил - и ушёл, это по нашему. Так нет, надо вывалить морду на всеобщее обозрение, шамкать невнятным ёбычем и жевать сопли про модернизацию. Будет такой депутат работать? Конечно нет, он же гавно общего доступа, расшаренное ебало, он пришёл в этот мир грабить и воровать, о чём и сообщает нам своей отожранной рожей, не влезающей в окно чОрного джипа.

Здесь можно приписать метафизики. Если человек торгует ебалом, активно торгует, прямые продажи, МЛМ и прочее (увидил петросяна - сообщи знакомокй бабке - 25% шуток тебе бесплатно), то он переходит в то виртуальное ебало, и прекращает быть собой. Честная схема. Приходит честный депутат, уже, кстати, ржака, и начинает депутатить: обклеивает ссаные парадные своим глянцевым портретом. Для начала на выделенные триллионы покрасит лестничные клетки, через год уже просто будет трещать с трибуны, а через пять мы увидим его на закладке собственного торгового центра и, конечно, число мельканий его ряхи увеличится невъебенно. Где честный депутат? Проторговал еблище: всё оно, как в портрете Доирана Грея, перешло на тот картиночный образ, а человека взял сатана и выебал прямо в жопу. Получившийся ублюдок уже не принадлежит себе, он часть системы воровской шайки, он - тот созданный образ на плакате и в народной молве, а значит надо соответствовать. Аналогично со всем ящичным пидорьём, т.к. ящик у нас есть самый мощный аннигилятор личности. Попадёт туда человек, и хуякс - уже пидор. Уже жеманничает с телика, сосёт гроздьями хуи, рекламирует тампаксы и лижется с примадонной. И лишь старый старый дед вспомнит, что когда-то этот человек с экрана был личностью, пока не направили на него ужасный луч телекамеры, испепеляющий всё хорошее в человеке. И все, на кого направили луч телекамеры, сразу стали пидорасами, любить свою власть, стали тупыми, капризными и продажными. Бумажное говно, конечно, уступает своему большому теле-собрату, но появление на страницах гламурных туалетных журналов тоже не делает чести человеку, тоже приближает его к состоянию безвольного гавна. И так до предела, пока человек, бывший человек, полностью не переходит в созданный образ очередной медийной какашки. При этом физическое тело и глубины сознания бывшего человека уже никого не беспокоят, человек перешёл в общественный образ, в публичную персону, блять, а это уже публичная девка. Причём, что на уровне государственном, что на уровне твоей конторки: стоит нормальному человеку торговать ебалом, так он становится сукой продажной, тираном и говноедом, начинает продвигаться по лестнице говноедов, ещё больше торгует ебалом и так до бесконечности, пока не остановится на должности какой нибудь важной говнистой суки типа директора по важной хуйне.

Так что, товарищ, смотри всегда в суть вещей, в суть человека, что можно косвенно понять по частоте мелькания его противной хари. Если человек смотрит на тебя отовсюду, это уже не человек, а виртуальный образ, перешедший на плакаты, в телевизор, или даже в много пиздящий генератор речей на твоей планёрке. Креатива и работы от такого пидорга не жди. Не будет тебе ни организации работы, ни премии на новый год, ни литературных достижений ни красивого кино - некогда, надо торговать ебалом и снимать, например, самое великое кино. Посему надо чётко разделять творца и творение. Первый, по сути, и нахер ненужен. Нужно второе - результат, он ложится в тончайший слой культуры над толстенной стеной быдла. Вот примадонна, спела много хороших песен, вот и время было из двустволки себе в морду пальнуть (представляю тонны шматков целлюлита свисает с гардин), и осталась бы благодарному человечеству одна бесцветная фотография, выполненная на татарской плёнке ТАСМА и десять песен, и смотрели бы мы ей в глаза отсюда и думали свою думу о вечном. А щаз что? Стыд и срам, тьфу, хоть детям глаза закрывай! В противоположность могу привести товарища Кафку. Три фотографии, и все на паспорт. И сразу - гений! Или козьма прутков, до сих пор пользуемся, а его то вообще нет! Иначе говоря, с одной стороны Творчество, а с другой стороны Эгоизм. Как домашнее задание можно подумать, ради чего на этом свете дёргаешься ты: или реально что-то делаешь, или делаешь вид, что что-то делаешь, звонко рассыпая вокруг свой образ, что бы постепенно превратиться в пиздящий ноль.
Люди-айсберги

Об ограничителях

Любой технически-грамотный человек понимает глобальный смысл ограничителей, которые, вместе со свободным ходом объекта между этими ограничителями и даёт то, что мы называем системой. Всё остальное - мишура и томление души между ограничителями, которые составляют нашу жизнь. И если собственно наполнение жизни есть вещь понятная и изученная, как величавое движение сисек новодворской по плавной кривой маятника, то вот ограничения всегда стоят как цивилизационные вехи, вокруг которых, собственно, и ломаются копья всех человеческих страстей. В общем, мужики, без упора не работать!

Без упора не работать

Если бы мир был безграничным, то великие суперчеловеки будущего давно бы уже порезали всех ментов и депутатов на био-соломку, всех пьяниц и барыг перевели в питательный фарш, а сами бы улетели на неизведанные планеты, растить марсианские яблоки и писать картины лунного заката. Хуй вам, товарищи мечтатели. Кроме кучки высокоинтеллектуальных образованных пионеров есть ещё многомиллиардная толпа безмозглых говноедов, которым нахуй не сдался ваш марс с картинами, а нужна полосатая палка да штаны с карманами побольше. И их - большинство, это их планета. Поэтому как бы ты, весь такой прогрессивный не вышивал кевларовые паруса своих надежд крестиком, а правила будет устанавливать большинство. Ведь мы же за демократию, так, мой дружок? Так вот о правилах...

Ещё с детства все воспитываются в ненависти к правилам. Туда не ссы, то не ешь, это не смотри: концлагерь какой-то, а не дом! Затем всю сознательную жизнь мы изучаем и выполняем правила так, что к сорокету ты становишься правильным и ровным пацаном в своей деревне, жизнь становится удивительно проста и прекрасна, всё предельно чётко и понятно. Это, мой далёкий сетевой калека, жизнь тебя обтесала, в соответствии с принятыми условиями игры, с узаконенными правилами. И ты или подчиняешься им, и живёшь в образовавшейся ячейке, или люто негодуешь, и к определённому возрасту всёравно закатываешься в ячейку, например, борцуна с несправедливостью, с партийным баблом и личным счётом в банке. Хуле, кто играет не по правилам, таких никто не любит, будь ты хоть барыга лоточный, будь хоть олигарх. Вмиг посадят и сотрут в какашку. Кто сотрёт, почему сотрёт, на каком основании? А есть, мой дружок, понятия, они же правила, они же, говоря сухим техническим языком - ограничения, которые человеки сами себе поставили, что бы жить вместе, в одном бараке.

Современное общество ацки демократично! Когда ты захочешь настоящей свободы, скованной только ограничителями матушки-природы (что, например, хер у тебя не более 20 см, как заложено по техзаданию), то всегда велкам в ближайший лес. Можешь выпрыгнуть из своей затхлой коробчонки джипа в чём мать родила в пахнущий свежестью стог сена, и послать нахуй всю цивилизацию. Скорее всего, конечно, ты попадёшь харей в мёрзлый сугроб, ибо договаривались: никаких ограничений социума, а стог сена, поле и дорога - это таки люди сделали, а значит не тру-безлимитка. Но желающих питаться сушёными комарами и пиздится деревянной рогатиной с голодным медведом (партизаны приморья тут не причём ;-) чот не находится. А значит ограничители - это самостоятельно нагружаемые на себя вериги обязательств перед обществом, которые надеваются в трезвом уме и здравой памяти, но сидя в тёплом кресле с ЖПРСом, ЖПСом и прочим вайфаем. Всё, как товарищ Ленин нам сказал, расжевал, помер, а мы мучаемся в выборе между икеешным диваном и демократией.

За сим получается занимательная механика. Любой отдельно взятый индивидум, в том числе и ярый революционер, полюющийся потоками ненависти в адрес Системы, не что иное, как броуновское движение глубоко зашоренных правилами мелких людишек, которые просто вылезли этим весенним днём попиздеть на местный броневичок. И молодёжь с ящиками пива в худеньких детских ручках на демонстрации, и дяди-тёти, вылезшие из мерседеса поприветствовать участников соревнования, и даже арт-тусовка с вёдрами блеватни для очередного перфоманса, вся эта разношёрстная казалось бы пиздобратия не что иное, как те же одноклеточные амёбы в лабораторной баночке петри, взращенные на одном нефтяном бульоне в одних рамках круглой баночки. Всё разнообразие этих ебаных клоунов тычется моськой в один набор ограничителей, которые не дают им подняться выше своего нефте-алюминиево-лесного ресурсного бытия. И мало того, вся кодла до последней капли гнилой своей крови будет защищать этот режим: и только что подпёздывающий про демократию полит-пиздобол, и дядя с мерседеса, и генератор арт-объектов. Все побегут сажать, стрелять мучать и вешать. Бунт на корабле, да хуй там, в миг упакуют и выкинут на съедение крабам.

Такая жизнь очень удобна. Система ограничителей, выпестованная сотнями лет совместной жизни поганых человечишек, да покончивший с дефицитом масспродакшн товаров, сделал идеальную систему бронебойной улитки комфорта. Ты хоть разъебись в лепёшку, но толстенная раковина уюта засунет тебя в рай потребления и правильного поведения. Такова всемирная система ограничителей, которая и есть единая в трёх жирных толстокожих нечувствительных слонах основа бытия, на которых стоит наш мир, и которая определяет сознание. Хочешь не хочешь, а получи квартирку, машинку, кредитик и стойло, плюс жену и дети. Это будут те болевые сиськи, за которые тебя Система будет дёргать, когда ты решишь, что умнее и достоин большего. Достоин? Ну так пиздуй в лес, там места - до усраки, делай свою систему, со своими правилами. А мы потом придём и поржём, что получится та же греция образца до рождества христова, без сотовых, машин но с добыванием огня трением.

Не для того некто создавал эту забавную планету, что бы вот так вот заткнуть рот свободомыслию ашановской соевой колбасой. Обязательно у человечишка мысль вылезет "что я сделал не так", и давай свербить. Где же подъёба, что не так, где не то, когда разверзнутся хляби небесные и земля разойдётся и все мы ёбнемся вниз за то, что не выполнили предназначения? И, что удивительно, мысли эти приходят всем, независимо от цвета ёбыча президента, урожайности ананасов в данном регионе и вероисповедания. Станет человек думать "а как бы жизнь изменить к другому". Вот тут я и подскажу: думай об ограничителях, как их сдвинуть, но что бы не завалило. Не надо замахиваться на спасение мира, даже гитлера и того задавили, а уж тебе, сраному интернетному прыщу, даже субботник не собрать во дворе.

Спасение мира без понимания активным большинством новых приоритетов бессмысленно, учитесь у марксо-лениновских титанов. Только полная реинкарнация, массовые расстрелы, форматирование винчестера и перестройка сознания сделает новую жизнь, всё меньшее - надиванный компромисс в поисках комфортной позы прислонившись к железобетонному ограничителю как к стеклу маршрутки в попытке поспать. Хуй тебе, дорогой товарищ, маршрутка она так и останется: тут или спать вечно пьяным сном в своей блевотине на задних рядах, как принято в россии, или довольствоваться ролью пассажира за четвертной куда везут и молчать в тряпочку. Также бессмысленно снимать ограничители лично для себя: выебать престарелую старушку перед мавзолеем или взорвать состав с пенопластом или высунуть голову навстречку из той самой маршрутки - бессмысленно и народ не поймёт, да ещё и голову оторвёт. И ещё более бессмысленно в позе лотоса онанировать на свою полную внутреннюю отрешённость от мирских проблем в экстазе тибетской медитации. Инвалид-колясочник по сравнению с таким тобой просто таки зажигалка и плейбой с хером наперевес.

К чему всё это написано. Как всегда, как и всё - ни к чему. Может быть к призыву разогнуть спину и посмотреть на жизнь сверху-сбоку, что в ней есть правильно-ограниченного, а что есть условность. И вот когда, на основании прожитого опыта, ты сдвинешь какой-либо ограничитель в сторону, то тут и польётся кармическая манна небесная, попрёт фонтан креатива и да узреют другие сгорбленные людишки, что можно ещё и так, и не страшно это, а даже полезно и нужно и приятно. На марс, конечно, никто не полетит, менты дубинками не перестанут всех бить, но самосовершенствования вы точно добьётесь. А уж надо ли вам без надобности приумножать печали - ваш выбор.
Люди-айсберги

Как счастье всем сразу даром свалилось.

— Счастье для всех!.. Даром!..
Аркадий и Борис Стругацкие. Пикник на обочине.



Железная дверь с диком грохотом ввалилась внутрь квартиры, подняв столб коридорной пыли. Только это заставило геймера оторваться от компьютера и посмотреть, что за ОМОН к нему пожаловал. В образовавшийся проём вошёл сосед, движениями и взглядом более напоминавший Терминатора. В его руках синим газпромовским отсветом сиял фаллический меч – такой можно только в компьютерных играх увидеть. Из-за спины соседа грозно смотрела подтянутая двухметровая мамзель модельной внешности на высоченных каблуках-шпильках и в обтягивающем кожаном купальнике.
— Ну что, гавнецо, кто тут эльф восьмидесятого уровня? — спросил сосед, помахивая мечом.
— Сосед, ты что это в маскарадный костюм вырядился? — промямлил геймер, протирая запотевшие очечки, пытаясь понять странную метаморфозу, произошедшую с соседом, который вот уже пять лет был его соперником по сетевой игре.

Сосед сделал два тяжёлых шага по мёртвой двери, взял геймера за мятую рубашку с крошками чипсов на засаленном воротнике и поднял к низкому потолку хрущёвки:
— Да ты не понял ничего, лошок прыщавый! Страшный суд к тебе пришёл! Кто за бабло покупал мечи-кладенцы да мощу прокачивал, когда я добивался всего честным трудом?
— Трудом только дебилы добиваются, и то добиваются только горба. Отпусти, мудак, — геймер жалко сучил ножками в воздухе, недоумевая, откуда у соседа столько силы, и где он купил такой зачётный меч.
— Счастье всем, даром, — прошептал сосед прямо в лицо геймеру. Выражение глаз говорящего выдавало приступ шизофрении и радость мстителя. — Я, эльф восемьдесят первого уровня, приговариваю тебя к смерти! Потому что я – круче, а ты – дерьмо!

Когда с очкариком было покончено, коридор обтекал его кишками, а унитаз – спонтанной блевотиной победителя, сосед прополоскал рот, успокоился и решительно двинулся вон из квартиры. Вынув из кармана мятую бумажку с именами других геймеров и подписанными карандашом адресами, он скомандовал кожаной мамзель:
— Пошли, мой сисятый друг. В мире ещё много несправедливости, подонков и сволочных ублюдков, которые портят мне жизнь. А какое же счастье для меня, пока есть кто-то круче?



Прораб, как всегда, утром спустился подземный паркинг. То, что он увидел, поразило его в самое сердце, до самой глубины души, сильнее, чем смерть родственников и несворованный трансформатор. Рядом с его большим чёрным джипом стоял джип ещё больше и ещё чернее! Прораб почтительно приблизился к соседскому джипу и благоговейно прикоснулся к вороному металлу махины. По сравнению с новым джипом его казался таким маленьким и ничтожным, что слёзы навернулись на глаза, и жизнь вдруг показалась прожитой зря. В это время сверху, из открытого окна мегаджипа появилась счастливая ряха депутата, проживавшего в этом же дворце:
— Эй, там, снизу, не вижу, кто. Посмотри, чтобы потолок не задел, мы на работу едем.
Сердце прораба ушло в пятки. «Всё, писец, жизнь кончилась», — подумал прораб. Мгновение длилась апатия, потом он опомнился и стал думать: откуда появился джип больше его, если он по каталогу выбирал самый большой? Или продавец, паскуда, обманул?
— Уважаемый депутат. Не сочтите за наглость, а за почитание. Откуда такой прекрасный конь вороной? — голос прораба стал удивительно медовым, ему даже захотелось встать на колени и лизнуть шину мегаджипа.
— А ты что, деревня, не слышал? Счастье всем задаром! — ответил депутат, заливаясь искренним счастливым смехом.

— Задаром, на халяву, — подумал прораб. — Ага, на халяву! Ну, рожа депутатская, я тебе покажу, как людям жизнь поганить! Ты у меня этот джип до гроба помнить будешь!

Прораб напрягся половиной извилины, морда покраснела, вперил он пламенный взгляд в свой джип, и тот начал расти! С каждой секундой джип прораба раздавался по всем направлениям, чернел, как матовый африканский негр. Вот джип прораба уже сравнялся с джипом депутата, перерос его, вдавился крышей в трубу пожарной сигнализации и остановился в росте. Прораб заскочил в свой джип, открыл окно и прокричал депутату:
— Ну, что, законотворец херов, съел?! Счастье ему, понимаешь! Хер тебе в рыло, понял?! — и задёргался в гомерическом хохоте, в такт задевая вторым подбородком бибикалку на руле.

Рожа депутата резко сникла, сдулась, и стало казаться, что он не депутат и властитель судеб людей, а какой-нибудь честный человек. Но не для того депутат в суровые девяностые людей голыми руками ловил и ел, кровью христианских младенцев запивал и губернии с холопами в могилу сводил. Сделал депутат рожу страшную, надулся, и как направит всё своё желание на джип, приговаривая:
— Хер мне в рыло? Прорабишка ссаный, вшивый воришка деревенского покроя! Ты, мелкое говнецо строительное, меня, вора государственного масштаба, учить счастью будешь? Сейчас я покажу тебе счастье!

С этими словами депутатский джип начал раздуваться, подпёр потолочные плиты, задержался, поднапрягся и вырвал с мясом перекрытия потолка. Из образовавшейся дыры посыпались олигархические шлюшки с собачками, плазмы и дорогой паркет из экзотических пород дерева.
— Счастье для всех! Ха-ха, дураки! Только для меня счастье, бесплатно, а другим – хрен! Вот что такое счастье!
Депутат разразился сатанинским злорадным смехом. Вокруг летали перекрытия, валились жильцы дома, рваные трубы орошали всё водой, и газ начал выходить посмотреть, что тут интересного делается…



Мистер президент вошёл в свой кабинет. Деловито пошуршал бумагами на столе и притих. Боковым зрением он заметил, что в комнате не один: кабинет был забит невесть откуда взявшимися людьми. Внешний вид их был странен для такой аудиенции, а взгляды – фанатичны.
— Товарищи, россияне, покиньте кабинет. Это рабочее место президента, я тут поднимаю страну с колен. Все – вон!

Что тут началось! Содом и Гоморра! Люди повскакивали с мест и начали галдеть, энергично жестикулируя руками.
— Страну он поднимает! Домкрат не сломался? Не помочь? — верещала чокнутая тётка с короткой причёской в квадратных очках, размахивая папкой с какими-то цифрами и графиками.
— Накось, выкуси! — тыкал в лицо президента грязную фигу с обгрызенными ногтями представитель деревни. — Я тоже хочу порулить страной!
— Слазьте, кончилось ваше время! — продекламировал со стула интеллигент в золочёном пенсне да сам испугался своей смелости.

Президент понял, что он попал в чей-то дурной сон. На нажатие секретной кнопки под столом никто из охраны не прибежал. Тогда президент позвонил лично начальнику охраны. Выяснилось, что все секьюрити разбежались:
— Да вы сами на площадь посмотрите, — беспомощно оправдывался начальник охраны.
Президент подошёл к окну и отодвинул занавеску. Действительно, по площади двигались охранники и бегали люди. Охранники с фанатичной ненавистью, методично, зло, жестоко и расчётливо убивали людей: кто из табельного пистолета, кто из где-то раздобытого гранатомёта, кто на правительственной машине с мигалкой, кто гвоздодёром, а кто просто руками. Люди верещали и бегали кругами, как курицы.

Президент понял, что ситуацию придётся разруливать самому. Для начала решил выслушать парламентариев.
— Во-первых, уважаемый президент, спасибо, что вы запустили эту замечательную программу «Счастье для всех, даром», — торжественно подлизнула тётка в квадратных очках.
Президент тут же ушёл в ступор. Что за программа, он однозначно не помнил. Когда это он желал счастья народу – тоже было тяжело понять. Нет, в программных заявлениях – это запросто, хоть вагон счастья на рыло, но вот так вот, искренне, да ещё и задаром… Хотя, идея интересная, можно будет бюджет освоить, а то все эти чистые воды и прочие нано уже надоели.

— Мы тут собрались и придумали, как править страной! — к этому моменту тётка закончила свою пламенно-подлизывательную речь.
— Мы – это кто? — осведомился президент.
— Мы – это обычные люди, которые точно знают, как дать всем счастье. Конечно, не за бесплатно, но не очень дорого. Бюджет выдержит.
— Уже к бюджету лапы тянут, такое же гавно, как и все здесь, — подумал про себя президент. — Зато хотя бы понятные люди, без закидонов, обычные воры, свои.
— Итак, что же вы предлагаете сделать, чтобы осчастливить Россию? — президент выжидательно сложил руки домиком.

В центр опять выскочил деревенский мужик в треухе и затрещал:
— Известно, чо! Взять всё – и поделить! Москалей поганых всех раскулачить, богачей всяких распотрошить, всех – к ногтю!
— Так, понятно, — устало сказал президент, которому весь этот маскарад начал уже надоедать. — Как вы там в начале-то сказали, счастье всем даром?
— Да-да, — заблеял народ, — всем, даром!
— Вот и ладушки! — подумал президент.



Президент опять сидел в своём рабочем кабинете, но уже в старинном дворце времён старинного французского монарха, на Лазурном берегу. Чернокожая рабыня грациозно протирала коллекционные фигурки слоников на огромном золочёном камине, бесшумно переступая голыми ногами по резному художественному паркету. В окна доносился шум прибоя с частного пляжа, охраняемого злыми секьюрити. На горизонте виднелся медленно идущий танкер.

Президент сосредоточился на цифрах и котировках. Нефть «Уралс», какой ценник сейчас? Очень хорошо! Президент откинулся на спинку антикварного стула, на котором сидел известный монарх позапрошлых веков, и задумался о вечном: «Счастье. Всем. Чёрт с этим, с задаром. В принципе, не понятно: счастье всем…» Мысль не шла в голову, логика отказывалась работать и складывать картину мира, когда счастливы все сразу. Зато нынешняя картина мира очень радовала президента и доставляла ему истинное, настоящее, глубоко искреннее счастье. Чтобы покончить с этой странной двусмысленностью, он заключил:
— Счастье – это когда у соседа меньше. Такое даже малые дети в песочнице знают. Фантасты хреновы! Понапишут, а люди потом чёрти что в голову себе вбивают. Взять, да и запретить всех фантастов от греха подальше…

Люди-айсберги

О новом годе

Вот мы и ещё один год провафлили, дорогие россиянчеги. Опять ёлочка, косорыловка, петросян и пидорок, любитель старых пожухлых бабушек. Да да, время летит стрелой, и в ёлочных шариках отражаются всё более сморщивающиеся спивающиеся наши угрюмые морды. Когда суетишься, но ничего не делаешь, время так быстро и летит.
С новым годом, россеянчеги!Collapse )