Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Люди-айсберги

О хорошем военном министре

Хороший военный министр это безусловно Мебельщик. С большой советской торговой буквы. Или сапожник, картёжник, сверловщик, закройщик но никак не военный. Все скажем спасибо дяде мебельщику за просранные полимеры.

Военные попердольки

Человечество так обленилось и обайподилось, что уже лень давать пизды друг другу. Ещё теплятся очажки простого мужского мордобития, но не пускают парубков порубиться на мировую сцену. Время сейчас не то, айфон новый на подходе, лендкрузер новые реснички для фар стряпает, а вы тут с "любовью", ну вас нахуй, мясо с кровью. Даже лень пизды вломить соседу, лень вылезать, открывать дверь, брать бейсбольную биту (да уж и нет её, в багажнике пидорская чистота), лень разбираться. Рим эпохи загнивания, только тогда вокруг орки сраные ходили, а теперь каждому сраному орку в самых дальних ебенях насильно всучили джип в кредит и дали грант как вымирающему эскимосскому виду. От кого ждать пизды? Инопланетяне и те стороной облетают наше блядское болото. Интересов у нас в других регионах нет, все наши интересы сами текут по нужной трубе в нужном направлении. Всё, нет страшных варваров, что в знойных мечтах зинаиды павловны врываются в её спальный клоповник, срывают покровы рейтуз из Ашана и без устали пялят зинаиду павловну в три варварских смычка, поправляя поминутно варварские шлемы с рогами. Нет коварного заокеанского врага, что сыплет отравленными жевачками у детских площадок, строит днями и ночами страшные ядерные боеголовки и снимает жёсткое порно для разложения социаллистических трудящихся - пустые сны у военкома в отставке валерия петровича, не о чем ему мечтать! Загнило колесо военщины, скрипнуло и остановилось. Хачей бить недружественно, мусликов - нетолерантно, жену - домострой отменили, че делать то?

В обстановке всеобщей любви как никогда вовремя появился держиморда с мебельного сельпо, и начала морда трубу минобороны шатать. Хули её шатать, там всё сгнило, снаружи обвалено дерьмом срочников да портянками дедов, три москальских генерала на джипах охраняют да горстка дебелых призывников, настолько нищих и дегенератов с лесной жопы, что не нашли даже завалящего гуся дать военкому на лапу, что бы не забрили в рекруты. Ворвался мебельщик в поредевший строй постсовковой военщины, и давай залупой махать, диссер показывать "Концепция структур, ориентированных на потребителя". А что нужно потребителю? Правильно! Что бы Стив Джопс от рака не наебнулся раньше пятого айфона, что бы провайдер дал анлимитный террабайт за пол бакса, что бы тепло в батарее и сосисочка в холодильнике. Остальное нам, мистер министер, похуй, нахуй, нивпизду ни в красную армию! Да, ещё запишите, что воевать за заводы абрамовича нонче не модно, хвала разлагающим тырнет-бложикам: как никак понимание модели ебущий-ебомый применительно к тандему гунвор_путин - говно_народ все давно поняли. И как тут поднимать боевой дух промеж обоссаных пивом берёзок? Куда и нахуя его поднимать, товарищ генерал? Лишь бы небыло войны, лишь бы фордфокус не подорожал, лишь бы вконтактик грузился. Пушки-танчики суньте себе в жопу, у нас кол_оф_дьюти есть. Без вас, генеральская харя, без бараков в лесу и оторванных чеченскими дедами ножек постреляем.

Сказано-сделано. Великое по своей гуманной сути государство, наглухо социальная рашка, которая каждого последнего бомжа облизывает и любит, даёт квартиры и газ по 0.8 евро в месяц, и здесь проявила чудеса гуманизма, несвойственные для столь суровых северных широт. После развала совка новые деятели, киндерсюрпризы сраные, объявили: кто в погонах - тот мудак, кто не слился - тот простак. Двадцать, двадцать лет сраная рашка тянет на себе непосильный груз разлагающегося трупа советского солдата, непомерно разжиревшего тогда на совковых дрожжах. Да, ядерную ракету у солдата отняли сразу, на всякий случай, и правильно: не стрельнёт так сам подорвётся, в процессе выковыривания меди на цветной лом. Двадцать сраных лет в сраной рашке цветасто гниёт солдат, тлеет советская форма, уже виднеется костястая жопа с сифилитичными прыщами, дырка в жопе давно заросла паутиной, глаза ввалились, дыхание поверхностное. И, как рачительный хозяин, мебельщик начал поджимать кранчики. Зачем дохлому солдату так много обмундирования, так много продлодок, так много гречки? Долой, долой, блять, всё говно, дави сраных московских генералов, режь лодки, сри в танки, сморкайся на лопасти вертолётов. Всё равно все знают, что армия как и вся рашка - смешное унылое говно где посреди пресранейшей помойки одни пацанчики пиздят других пацанчиков из-за делать нехуй, а групка старых пердунов с мигалками ездят кругами да затирают за патриотизм. Смешно!

Вот прошло дохуя лет, кружок слепцов имени азбуки брайля регулярно собирается у памятника очередным потонувшим, задавленным, случайно застреленным в упор из калибра 16"/50, задохнувшихся в неисправном танке и всем жертвам прочих несуразиц мирного времени. Слепцы терзают гитары, ломают ногти о струны, журчат про офицеррров, никак не хотят понимать что всё, 9 мая, победа, кино кончилось, гитлер умер от поноса и наконец-то пришёл дивный чЮдный мир без войн. По крайне мере в обычном понимании, с стрелянием их металлических трубочек металлическими шариками как на перемене в детствте. Всё, хуй шалостям, большая взрослая жизнь: прокачаная гомосня в казарме, обтягивающие упругие сраки тришки и сборка-разборка вибратора на время в голубом уголке - это вообще их тема была, кстати, изначально. Расходитесь, дети малые, ваша подлодка уже сгнила, новой вам никто не даст, самолёт не заправлен, вертолёт уехал с мэром и блядями стрелять в аралов, на территории военной части ебутся лоси и зверствуют над беззащитными ракетами дикие бобры, первый этаж военного училища в центре мегаполиса отдан под магазин "будь мужиком блеа" с пенопластовыми муляжами ножей, а на верхних этажах раздают дипломы странной специальности "военный". Смешно, господа, просто смешно и стыдно! Эй, мебельщик, шатай их трубу! Сри полимерами с реактивной тягой! Сноси этот ебучий балаган ко всем чертям! Что бы я внукам на ночь рассказывал страшные сказки их своей неспокойной юности, но не со злым волком и хитрой лисой, а с жирным военкомом, заветным военным билетом, неминуемым как кариес призывом, коварными облавами и блядской пропиской.


Люди-айсберги

Почему воякам хуй?

Пацтреотикам в мягкую залупку ррррассейские офицерррррры приготовили рррасплавленного свинца! Рашка, образцово-показательный гэбнёвый ад, постоянно модернизирующийся в сторону блядства и продажности гангренозный свищ. Боженька, убей всех с рашкиными паспортами. Нонче отожгли так называемые "рашкины военные", как бы "ылитные" (знаем нашу ылиту), откатывающие со своей зарплаты по всей вертикали вверх жирному вертухаю. Начни неделю с ацкого отжыга "афецеРРРРов"!

Вертикалька. smotra.ru/users/karandash/blog/78345/

Вообще армия уже давно стала приютом ненаигравшихся эгоистических нервных педиков, которые уходили в лес с фаллическими пушечками исключительно что бы ебать друг друга в попочку. Но пиар был знатный! Доблесть, отвага, ратное дело. Всё это в прошлом, не актуально. И уж совсем позорно рассуждать категориями лохобыдла "родина" "страна" "долг" "патриот". Но рашка потому и рашка, что гниль, ад, проплаченная залупа, зона, зэки, вертухаи, параша, гэбня, Шариков с маузером. И напрасно думаешь, товарищ, что это "гдето там", неправда и провокация! Ещё как правда, если ты хотя бы раз отодрал свою целлюлитную попку от поролонового дивана. Всё, к чему прикасается рашка, становится зоной, бесконечной зоной: ветер северный воет, мужики ломают шапку и кланяются пахану. "Но есть же Святое!" - воскликнет иной псевдопатриот. Всё святое у нас, мудачок, это мигалка "бесогона" михалкова , пистолет в бардачке мента, чиновничек на бентли, вот и всё наше святое. Всё остальное - мрак и жесть подвала лубянки, смрадный зов параши, баланда в железной миске. Когда в стране пиздец, ебут гусей и грабят магазины, то единственная, последняя надежда на военных. А вот хуй! Потому и рашка! Военные в рашке это гнуснейший генетический отброс, возглавляемый держимордой с мебельного магазина, наипарашнейшие жополизы, самая мякотка гангрены. Потому что, в отличии от вялого инженеришки с булыжником максимум, как всегда, могут, но нихуя не делают. И пушечка есть, и ракетка, но строят дачи генералам, преступно, силой вовлекают в свою секту молодёжь, торгуют людьми с тракторами да отрывают ноги призывникам да воруют госбюджет.

А терперь из плотного потного круга офицеров всё больше просачивается жидкой вонючей гнили. Соломенный домик армейцев трещит по швам. Это вам не офицеры Советского Союза, не путайте! Теперь все знают, что человек в форме - это бесхребетное чмо, лижущее жопу начальству и обирающее своих детей в пользу жирного москальского чиновника с мигалкой. Нет, не беспокойся: набить тебе ебало, отдавить яйца, выебать твою жену и съесть твоих детей они с радостью побегут впереди собственного визга! Как же, начальник из джипа приказал, а значит присяга родине, вот как! Заодно и поебаться дадут и морду набить и пожрать есть чо. Вояка завсегда за начальничка, убьёт кого хочешь, ему похуй, сосед это по лестничной клетке или старушка-пенсионерка. Вот чеченов трогать нежелательно - могут побить в отместку, да и нургалиеф не разрешил. И лишь единицы пытаются прорваться через слои гнилостной рашкиной вертикали, ФСБ, прокурорских. Вот они Офицеры, а остальная армия - гнилушка.

Поэтому всех занятий в расеянской разворованной разваленной армийке разве что пиздить новобранцев извращённым способом, воровать триллиардные бюджеты, и устраивать тюремные порядки хуже любых крестов. Очень популярно носить пол зарплаты старшему крысёнышу, очень по "бррратски-офицерррски" сдавать своих "товарищей" в чеченский суд, очень по россиянско офицерски размножаться в картонных бараках без воды и света, но при этом не гнушаться на строевых смотрах поднимать флаг той говяной родины-уродины, которая постоянно чмарит их хуже таджицкого водилы такси, макает морду в веками неремонтированную парашу. И им не противно надевать форму, которая просто вопиит "да, я в этой форме как мудило, меня ебут сверху а я ебу вниз, а ещё у нас ржавый танк". Всё, что могут т.н. "офицеры" т.н. "армии" т.н. "страны" это мечтать стать военкомом, пилить бюджет по уровню своего звания, клянчить квартирку и пенсию, воровать ГСМ, продавать чеченам оружие, ебашить морды соседям, бухать в семье и воспитывать сына "как настоящего мужика", а также в клоунской парадной форме заунывно дрочить в бараке на военной зоне под гитарку песни в стиле "враги сожгли, выебли, жизнь-говно". То есть самодовольно нагло эгоистически поехать за тридевятьзимель в барак, притащить девку трахнуть и родить детей, из за того, что у него "зов неба", а потом также эгоистически, например, повеситься от "пучности чувсвт-с" - это заебок, это по пацански, это по мужски. А въёбывать с конвертируемой специальностью гражданским лётчиком за 10 000 баков в месяц это "продажное западло" это не "зов неба" это "не мужик". Увидишь военного - даже не смотри в его сторону, как будто его нет. Да его и нет. Если бы не триллионы бюджета на москальских богачей в джипах да халявные квартирки для деток генералов. Ебаный стыд.

UPD: генерала таки турнули, оперативно, медвед жжёт, молодец. При этом генерал ветвисто растекался мыслью "какие замечательные ребята у меня служат" (после новостей). "Зарплаты военных всегда были низкими", врёт и не краснеет! Вот оно, лицо рашкиной армейки сраненькой.

Люди-айсберги

О легалайзе оружия

Рашн мужик поколениями настолько в коленновыебаном положении, что откровенно думает об оружии как реальном спасении нации. При этом слова проф. Преображенского, говорящего в первую очередь о порядке в сортирах и башке традиционно сливаются в унитаз.

Пацан за легалайз нарезного

Каждый тупой качок качается в качке, точит алюминиевый китайский ножик и яростно онанирует на ствол. Свой ствол уже не стоит от ведра гейнера на завтрак, но нарезной ствол доставляет круче любой становой тяги с трактором на плечах. Каждый тупой качок (умный сразу утомится нудной качке чугуна и свалит с темы) мечтает стать железным арни. Но железный арни железный не потому, что сильный, а потому, что с ружбайкой. Что бы вечером выйти в свой заплёваный двор, полным бомжей, таджиков, свиноматок с колясками, грязных машин, срущих собак, разбитого асфальта, и там, в этом аду, встретиться с сатаной из преисподни - с врагом, сильнее его, но не очень. Скажем, с таджиком-качком, который от груди тягает больше и ещё в бокс ходил. Тогда наш герой, поигрывая белковыми мышцами, подойдёт так к врагу, напряжёт ненапряжный мозг, и скажет чонтьто умное типа "не всяк силён кто есть правда сила, пацан", картинно вытащит свой надроченный до солнечного блеска шотган калибра с ведро на хач-тюнинге, все окрестные машки присядут, ахнут и потекут от вожделения альфа самца с подвальной качалки. И скажет наш кочог "асталависта, таджЫк", и эякуляция, полюция, семяизвержение чувства собственной важности из воронёного ствола, сноп искр, и как пишется в дешёвых детективчиках для охранников "N грамм стальной стали из стали вспороло его тщедушную плоть как меч справедливости вскрывает язвенную гниль порока". И электрический оргазм превосходства, ощущение всесильности царя двора, хуй карающий всех по понятиям в руках, зона, параша, зэки, петухи, вертухаи и наконец-то ты на верхних нарах, у окна: весь как есть, пахан на зоне, утвержденный большим железным свинцоплюем неебического калибра.

Вот вам в кратце и вся история легализации оружия на руси: кто первый ствол - того и нефтнекачка. Кто не ствол, тот лох, на заводик или в офис, к параше. Поэтому люто все хотят легализации оружия, прям до сермяжного поноса, до колик мышцах. Человек с ружьём в говнораше это сразу царь, это угнетать быдло, бить его сапогом по обезоруженному ебалу, хуячить прикладом по яйцам, совать ствол в рот до желудка с гречневой кашей и в жопу до глистов. Бог создал людей разными, Кольт уравнял, а рашка опять разделила: всё через жопу, ну ёбаный ты рот, чтож за страна такая! Поэтому царь в хрустальном яйце хранит не ключ от нефтескважины, всёравно всю нефть не выпьешь все бентли не купишь все яхты не заблюёшь фуршетами. Хранится в хрустальном яйце пистолет макарова, как осовременненая плётка малюты скуратова. Признанной мировой державой говнораше всёравно не быть, и остаётся царьку разве что ебашить всех направо-налево из чекистского пистолета, сеять доброе разумное вечное, елейно взращивать опричнину щедро сдобренную соборностью. А норот, чо норот: срёт куличами, давится крашеными яйцами. Но каждый из быдлоса ждёт не дождётся момента порулить, пострелять, повыебать всех вокруг, ворваться к соседу на кухонку, ёбнуть его прикладом на отмашь, нассать и поджечь, из-за любви к родине-уродине, как поётся в народном эпосе. Потому что знает наш норот, веками прописано: в северном мордоре рулит пахан с пистолетом, ум честь и совесть идут нахуй.

Как комический эксперимент можно лицезреть рашн быдлос с травматическим оружием. Тупые качки, быки, быдланы с дяревни, ежесекундно наступая на мозоль своей неполноценности из за отсутствия золотого бентли "и ваще", накупили травматики и, как следовало ожидать, пошли мстить поганому человечеству за отсутствие у них денежных средств на покупку самого большого чОрного джипа во вселенной. И пошло мордомесилово, ебалонабивалово, глазьевысаживание и прочий трэш воспалённого сознания мордорского гоблина. Тут же резиновую пулю в лоб получил сосед, соседские дети, соседская кошка, пидорас на уборочной машине, пидорок в очочках, тот хуй что паркуется рядом, мудлон на газели, полупидор с блядью в ночном клубе, даже тёща по пьяни схлопотала в жирную сраку! И ни разу не пошёл наш быдлос крошить поганых хачей, чорных ниггеров, блядских депутатов, заебавших ментов. Бедный путипут в ахуе, и смех и грех! Вроде как оружие нужно что бы смещать правительства, но рашн норот, известный своей раболепностью и ненавистью одновременно, пошёл крошить друг друга, массово, самозабвенно, изобретательно, с пеной у перекошенного рта. Презик и в твиттер написать не успел, а уже половина населения читать толком не могёт - глаз-то один остался, второй отстрелили в очереди на стоянке в торгово-развлекательном центре. Какая тут нахуй революция, рашкин прямоходячий гоблин с однобитным мозгом максимально может дойти до соседа по лестничной клетке и расхуярить ему мозги на всю стену, вот вам и весь легалайз в резиновом упрощённом варианте, и никаких революций да повешенного чубайсика.

Правда как всегда проста. Вместо несущего справедливость Железного Арни с пушкой мы получили кучу закомплексованных качковастых быдлованов, палящих во всех без разбору. Вместо чтения книжек тупой качог тягает железо а по вечерам протирает свой травматик специально купленной тряпочкой. Вместо использования в деле такой любимой массами "революционной борьбе" народ ебашит друг друга почём зря. Бандиты, у которых стволы никогда и не переводились, в ахуе от скорости, с которой быдлос вокруг их представительской иномарки лишает друг друга частей тела. Бандиты, которые и есть бандиты, потому что всегда были с оружием и при ГБ, не дают народу оружие из за скуки: некого будет мариновать в пробках, некого будет дразнить дворцами, некому будет махать с трибун, некого сажать в дом-2. Отцы они наши, берегут нас, долбоёбов! Потому что как дойдёт до дела, там мы и увидим, чем отличается выращенный в интернете и на контерстрайке рыволюционер с намозоленной ладошкой и профессионалы, которые убивали людей губерниями, со времён царя гороха. Так что давайте смотреть трезво на легалайз как на ещё одну ужасную гримассу нашего богом позабытого народа, как на массовый психоз искажённого вечной зоной населения. Такое поведение объясняется только подсознательным. Наш человек, даже покупая себе сайдинг на дачку и засовывая его в иномарку "жизнь удалась", на подсознательном уровне понимает свою никчёмность, ненужность, бесполезность, даже опасность; перенаселённость, скученность у одной трубы. Разрешение резинострела потихоньку раскручивает маховик самосуицида бесполезных нефтяных прилипал. Доктор, разрешите в палате заточки! Мы заслуживаем этого!

Люди-айсберги

Как парапризывнику применение искали.

Один мальчик был настолько туп, дремуч и вял, что загремел в российскую армию. Ни предложения учителей подготовиться к институту, ни подмигивания врача призывной комиссии, ни заговорщический тон военкома – ничего из этого не родило в голове тупого пофигистичного мальчика мысль «а зачем?» Видя полную безысходность ситуации и бесперспективность приложения данного гомосапиенса к нормальной городской жизни, военком тяжело вздохнул о недополученной прибыли и изрёк: «В армию, так в армию».

Отправился Призывник по этапу, вместе с такими же безыдейными дебилами, идейными патриотами и просто городской нищетой, накопившей кредитами на крутую мобилу, но не удосужившейся набрать денег на армейский откос. По ходу движения призывного паровоза счастья в глубины родины, вагонзак пополнялся деревенской голытьбой и хачовой чернотой. Через многие дни путешествия, когда этап уже казался добровольным заключением на орбитальной станции «Мир», паровоз уткнулся в никогда не тающий вечный сугроб с вечно зелёной ёлкой, где-то посреди никому не нужной земли. В этих местах и предстояло Призывнику защищать Родину.

Защита Родины началась с выдачи звездюлин и портянок. Скушав щедрый звездюль и занюхав портянкой, Призывник начал выполнять свой священный долг. Почему долг священный, когда Родина успела дать ему взаймы, кто такая Родина вообще, и почему надо бесплатно защищать заводы богатеев за миску квашеной капусты, армейский контингент не задумывался. Зато все любили маршировать, напяливать форму, таскать автомат без патронов и раскрашивать траву с сугробами. Офицеры между делом разворовывания последних разворованных закромов Родины периодически читали политинформацию о вставании с наноколен и возвращались к нищему воровству да буханию с соседскими жёнами. Так бы и прошла обычная армейская жизнь обычного призывника, если бы не воля случая.

На очередной армейский праздник было решено сделать модернизированный нано-парад, с плакатами «Россия вперде» и портретами вождей. Всю военную технику потырили ещё при сибирском алкаше, а выпендриться перед районным начальством очень уж хотелось. Поскребли по амбарам, нашли, что не смогли утащить, свалили всё в центре плаца и стали думать, как из этого хлама парад красивый соорудить. Решили, что недостающие части машин заменят призывники. Наш Призывник решил было откосить от очередного маскарада дедов и записался в Чечню, разумея, что в Чечне не издеваются так над призывниками, а если уж и убьют, так сразу. Но шутка удалась лишь частично: утром на параде Призывник отработал свой дембельский для этой части аккорд, а вечером, завернувшись в фарш-палатку, отбыл на южный мясоперерабатывающий завод России.

Призывнику досталась почётная честь быть самоходной подставкой под ракету. Тягач спёрли ещё во время конверсии и загнали местному лесозаводчику, которого потом случайно убили во время учений криво пущенной с деревянной подставки ракетой, а оставшиеся снаряды ещё долго пылилась на полках армейского супермаркета. В день парада Призывника вместе с другими такими же защитниками Родины поставили на карачки, а на горбы им водрузили ракету. Они должны были протащить её перед важной публикой на трибуне, затем встать, аккуратно поставить серебряную морковку вертикально, прокричать «ууууу», символизируя успешный запуск и вставание с колен одновременно, а затем элегантно схватить оружие под мышку и уступить место следующим – акробатической группе призывников «танк на педальной тяге». Всё пошло, как всегда, через жопу. Сначала впереди идущие патриоты с надувной подлодкой из ракетного защитного гандона примёрзли тёплым баллоном к крашеному снегу. За это время ноги ракетной подставки околели. Когда пришлось ползти, ноги не слушались, и ракета соскользнула вниз. И, конечно, запустилась. Попутно обуглив Призывнику ножки аккурат по яйца, напугав свиномордых полковников в папахах и где-то далеко вонзившись в последнего бенгальского тигра.

Не то, чтобы Призывнику было жалко ножек, но приятно было слышать отеческую речь полковника и видеть его самого лично, в чёрных лакированных сапогах, рядом с больничной койкой:
— Сынок, ты сделал очень большое дело для Родины! Родина тебя не забудет!
— Служу отчеству! — гаркнул Призывник. В кои-то веки и он, вернее, его ноги, кому-то пригодились.
— Служи, солдат! — полковник растрогался, троекратно поцеловал призывника и отправил его ближайшей лошадью в Чечню.

Где-то на перевале лошадь кончилась. Призывник на одних руках добрался до своего гарнизона. Там его приняли, как родного, накормили, напоили, и стали думать, что с ним делать. По всему выходило, что придётся возить его на танке, примотав скотчем. Так и прошёл наш Призывник всю войну, вовремя наклоняясь, когда башня танка крутила хоботом, расстреливая врагов Родины. Сам герой яростно поливал из настоящего автомата местность вокруг, ни в кого, однако, не попадая. Отслужив положенное, получив порцию лобызаний от очередного полковника со словами «Родина тебя не забудет», незамысловатый Призывник отправился на гражданку.

Гражданка явно не ждала Призывника. Тем более без ножек. Тут с ножками убегаешься искать, где спереть, а без ножек… Через год, закончив отмечать с друзьями чудодейственное возвращение с того света, и натрындев за это время с три короба о великих чеченских подвигах с потерей ножек (не про парад же рассказывать), Призывник понял, что кончилось бабло на бухло. Наступил коллапс даже для такого неприхотливого и примитивного биологического объекта, как призывник. Надо было что-то делать, тем более, по словам полковников, Родина обещала помнить.

Призывнику повезло жить на единственной станции метро, где есть спуск для инвалидов, под который угрохали столько бабла, что каждому безногому россиянину можно было негра-носильщика из Уганды выписать на пожизненно. Спуститься-то он смог, а выбраться уже нет: станция одна была, и то - эскалатор для колясок только на спуск работал. Пришлось клянчить деньги в вагонах метро, зверски отдавливать модные туфельки барышням и рвать дублёнки господам, а до кучи ещё и махаться с инвалидной мафией. Бизнес шёл на ура, традиционные российские военные песни в стиле «враги пожгли родную хату, всех потрахали, меня провернули три раза на елде, да я сбежал, но без ножек, подааайте христаради» выдавливали слезу даже из самых стеклянных менеджерских глаз. Засаленная гимнастёрка со значками «Зенит» и «Спартак» делала воинственный антураж. Тест на профпригодность, когда особо залупающийся клиент скидывал инвалида на заплёванный пол, а у него действительно не оказывалось ног, вызывал просто шквал пожертвований, а залупоклиент рыдал и отдавал шубу с барского плеча.

Успешного Призывника заметили серьёзные товарищи из организации помощи сирым-убогим имени метрополитена и подземных переходов. Одним мерзким днём глупо сопротивляющееся тело Призывника вместе с коляской было поднято из подземных недр на свет божий, и он, как есть, предстал своими культями перед начальниками инвалидов.
— А туда ли ты попал, пацанчик? — вопросили серьёзные люди местного разлива в бэушных джипах.
— За Родину, за Сталина! Враги сожгли родную хату! Ыыыы, уууу! — завыл Призывник и начал извиваться на ржавой коляске, побрякивая медальками.
— Больной, что ли? Идейный патриот? С такими надо осторожнее, отвезти его хозяевам, а то ещё укусит.

Хозяин бизнеса занимался более серьёзными вещами, чем рассовывание по вагонам метро полуживых носителей оспы, сибирской язвы и холеры в целях сбора мелочи. Его роскошный чёрный джип очень напоминал афганский танк, на который он упал прямо репой, когда вывалился из «вертушки» при штурме дворца Амина в далёких восьмидесятых. Жбан бывшего афганца не пострадал, а отбитый мозг позволил в девяностых без шума и пыли сделать прибыльный бизнес с грамотным отстрелом конкурентов. Для завершения композиции, у афганца на лобовом стекле был полосатый стикер «Общество реальных пацанов Афгана» и натурная справка из психушки, очень выручавшая афганца при вопросах по мокрым делам.

Выслушав незамысловатый рассказ Призывника, афганец увидел в этом простом парне с одной извилиной родственную душу патриота и любителя Родины. Трезво рассудив, что Родина обязана призывнику лишь берёзовым соком, и то пополам с ссаньём, афганец взял обезножку под своё могучее крыло. Крыло вышло не только могучим, а ещё и очень креативным: директор по развитию основной фирмы афганца по поставке стирального порошка из Афганистана был настолько же креативен, насколько были стабильны поставки порошка.

Для начала замутили журнал «Русский инвалид». Все русские инвалиды армии – кто обезжопленный мудрыми дедами, кто обезноженный заботливыми командирами – все могли завести себе уютный инва-бложик, навыкладывать фоток и пообщаться друг с другом. Дело дошло даже до тусовок инвалидов в реале, в парке Горького, с буханием дешёвого пойла и свальным грехом на колясках в фонтане. Дабы придать пацанам официальный статус, их движение было зарегистрировано под моднейшим из толерантных названием – «парапризывники». Тут же нарисовались патриотические слоганы: «Парапризывник – звучит гордо!», «Парапризывник – отдай часть Родине!», «Парапризывник – вся жизнь на колёсах!» Тусовка получила статус паратусовки, и жизнь задалась. Под паратему отдали лихую часть бюджета, и Россия, как бездонная пучина, поглотила его в один момент, без терзаний совести и выяснения истины.

Жизнь пошла своим чередом. Ходить в армию стало не так страшно: ведь по возвращению тебя ждали классные пацаны с паратусовки, личный парабложик и кусочек безногого счастья в вечной тюрьме родительской панельной квартирки. Особо ретивым был гарантирован вход даже на параолимпиаду или сурдлимпийские игры. Но всему этому предшествовал статус реального русского пацана – патриота и защитника Родины. То есть человека, который никогда ни о чём не задумывается и отважно бросается на любезно предложенную амбразуру. Амбразур сейчас мало – всё больше травку покрасить перед приездом генерала в разваливающуюся дальнюю часть или дедушке перфоманс какой замутить в казарме с элементами инсталляции и самочленовредительства. А если задуматься, куда ножки того парапризывника ушли… Если задуматься, то это, мой дорогой, уже совсем другая история была бы, и российской армии в ней не было бы!

Люди-айсберги

Как державы письками мерялись.

Армейский штык тебе в мозолистую попку, мой мякотный прикомпьютерный пуфик! Армия, Родина, защитник отечества, ножик-пистолетик — какие повышающие мужскую потенцию слова! Так и хочется, просидев на форуме перочинных ножиков месяц-другой, купить костюм цвета хаки, взять гламурный ножик из стали 110Х18МШД, фонарик, бухту альпинистской верёвки и на тёплом джипе поехать «воевать» с кучей офисных друзей и бочками пива. А в лесу, заедая пивасик чипсами, обсуждать, какой ножик лучше входит между рёбрами, каким намедни разрезал рельс, а каким только колбасу позориться кромсать. Можно также настрогать из дощечек из супермаркета бумажных мечей и поехать в лосинах на электричке пить пивасик с чипсами в тот же лес на соседнюю поляну. Облик разный, а суть одна — надроч современных «воинов».

Кому ножик перочинный да меч картонный, а кому и танк с самолётом, почти как настоящие. Дяди с уровня повыше имеют и бирюльки покруче. Там и баблеца можно поднять нехило, и потешить свой стручок на пару с арабами в кокетливых платочках на выставке достижений военного хозяйства. Вот досада только, что живых убивать разрешают всё меньше и меньше, заповедники бегущих человеков¬-черножопых быстро исчезают синхронно пухнущей толерантности. Всем уютно и хорошо, никто никого бить не собирается, даже моджахеды бреют газонокосилкой подмышки и бегут вставать с неверными в очереди за айподами: извините, проходите вперёд, уступаю, не стоит благодарности, в спину стрелять не буду, моветон-с. Это — цивилизация: каждому по соевой сосиске и по своему надрочу. В стороне остались только реальные военные, которые в форме с кокардами и на довольствии государства. Эти точно в пролёте: сидят в казённых ватниках у ржавеющих танков, пьют тормозуху и меланхолично выдёргивают ножки призывникам: любит – не любит.

…Важный Русский Генерал общался со своим импортным коллегой на собственной вилле в Сен-Тропе, развалившись в уютном кресле с видом на море. Генерал был Важным и Русским, не утруждал себя учением, поэтому разговор был на русском языке, но рядом, на всякий случай, сидела военная переводчица из Иняза с безразмерным бюстом, натренированная на сигнал «вспышка слева, генерал справа, падаем и раздвигаем ноги, отдаём честь».
— Видите ли, мой заморский коллега, — начал наш главный защитник, — ваш шмель в вашей жопе пидерастически косвенно залетает и в мою жопу, а мне бы хотелось из неё безмятежно срать, а не думать, когда и где там появится очередной волдырь от неуёмных энергичных заокеанских коллег. То вы самолёт новый сделаете, да он ещё и полетит, то ракету какую запустите, то над Гаити эксперимент проведёте. Вы и сами не отдыхаете, и другим не даёте.
— Такова концепция нашей страны, — подколол нашего генерала ихний, — мы, когда бабло из бюджета берём, только часть воруем, а с другой части платим людям зарплату и делаем новое вооружение. Так уж повелось у нас, народец поганый спрашивает постоянно, куда бюджет дели, и зарплату требует.
Наш генерал загрустил:
— Ну, тогда давайте так: я вам лично пол военного бюджета нашей страны откачу в обмен на то, что до конца моего правления в министерстве вы новый самолёт не выкатываете, а я уж как-нибудь догоню, не зря русские на выдумку хитры. А не то мы как разосрёмся с вами, как пригрозим вам!
— Знаем-знаем, — отвечал заокеанский друг, — ваши ржавые ракеты давно уже растащены вашими же военными, а все боеголовки ещё пятнистый нам отдал в обмен на пиццу, так что пугайте таджиков задержкой зарплаты. Но времени вам дам, дабы повеселиться и посмотреть всем миром на ваше рукожопие.

Вернувшись в Москву, Важный Российский Генерал выковырнул своих военных рублёвских коллег и оторвал от снабженческого бизнеса всех менее важных генералов на сходку. Когда упитанные орденоносцы расположили свои брюхи на кремлёвских сидушках, Самый Важный начал:
— Товарищи! Родина в опасности! Враг не дремлет! Он подло ударил в самую больную точку нашей страны — он работает! Надо, не щадя живота своего, дать отпор врагу и показать ему кузькину мать! Дабы не замарать честь дедов, оружия русского, и чтобы освоить новые бюджеты.
Аплодисменты. Овации. Тусовка наследных генеральчиков ликует: можно не впаривать солдатикам тухлую капусту ценой в лобстера, а попилить новую ракету! Вот это истинно военный размах, прожект, слава, почести, медалька на отросшую сиську, квартирка в центре Москвы, дачка и правительственная пенсия.

В московское НИИ оружейников военных генералов не пустили, даже запарковать чёрные волги не дали:
— Пшли вон, чучелa старпёровские, частная территория! — сказал охранник стоянки и постучал краснополосатым конусом по капоту. — Тут господская стоянка, а чернь по дворам ютится.
После длительной перепалки по телефону таки выяснилось, что начальник НИИ давно сидит и курит на крутой дачке, а зданием НИИ рулят правильные пацанчики, которые обещали генералу, если он хотя бы раз ещё позвонит и отвлечёт их от благих рейдерских дел, вбить вышеупомянутый конус по третью риску ему в жопу. Может быть даже — широкой стороной.

Тогда генералы поехали за МКАД, в Россию, в резерв патриотов и дегенератов. В коридорах мухосранского НИИ их встретил арендатор, промышлявший изготовлением сухариков из вспененного бетона. Арендатор сразу шмальнул в комиссию из двустволки из-за угла в тёмном коридоре. Только потом, когда разобрался, что это не менты, не соседние бандиты и не хачманы, пробубнил «ходют тут всякие» и пошёл добавлять в чан тёртого кирпича «для цвету».
В комнате под названием «Сектор №6» на еле тёплой батарее были обнаружены все три сотрудника НИИ: профессор и два свежеиспечённых лоха-студента. Они сделали себе три тонкие дорожки кабачковой икры на батарее и тщетно пытались их прогреть. Прямо с порога генерал использовал кодовую мантру патриота, вбитую ВУЗами в любого инженера:
— Товарищи! Родина в опасности! Враг не дремлет! За родину! Надо! Срочно! За Ррродину! Ради детей, своих детей, детей, детей! Деды воевали! Итоги войны!
Запыхавшись читать военный рэп, генеральский рэпер перевёл дух и сказал:
— Короче, яйцеголовые. Через год надо истребитель шестого поколения и новую ракету. Чтоб весь мир обосрался от нас! Чтобы у главных янки матка в трусы провалилась со страху от величия нашей страны! Самое сложное – финансирование – я беру на себя и под личный – подчёркиваю – личный контроль президента. Вам остаётся мелочь – сделать самолёт и ракету. Приступайте немедля, враг не спит, у них скоро утро.

Успокоившись, генералы занялись финансированием. Тему снабжения армии дорогостоящей тухлятиной как-то само собой забыли за малой прибыльностью и геморройностью, посему в этот год с голоду попередохло ровно четверть вояк. Но кто же их считает, убогих и жадин, не накопивших на взятку военкому? Комитету солдатских матерей откатили индульгенциями на тыщу призывников в каждом миллионнике, которыми потом матери барыжили от тысячи евро за штуку, и дело замяли.

Через год генералы снова приехали в мухосранское НИИ. Как всегда, случайно и неожиданно выяснилось, что инженерам бабла не дали, а те крохи, что доехали, отжал у инженеришек арендатор в обмен на три килограммовых бетонных сухарика «со вкусом жёванной финансовой залупы», которые учёные грызли весь этот год. Тем не менее, прошедшие перестройку девяностых закалённые товарищи повели комиссию в ангар, показывать работу.
Первым молчание нарушил генерал, который эту ракету должен был запустить с подводной лодки перед президентом:
— Да это же хер! Вашу мать, натуральная елда!
Действительно, перед комиссией стоял гигантский фаллос, сделанный методом папье-маше из многомиллиардных финансовых отчётов и проклеенный соплями с клейстером на протухшем крахмале из армейских запасов. Так же был сделан самолёт, и на борту его, так же, как и на ракете, приглядевшись можно было прочитать строки финансовых отчётов: «ИТОГО: 1 000 000 000» – нули уходили куда-то за крыло, заканчиваясь там обрывком слова «блей, 00 коп.»
— Это всё, что у нас было, — захныкал профессоришко в грязном свитеришке, — мы всё рассчитали, всё должно летать, не сажайте нас в ГУЛАГ, пожалуйста!

Генералы обматерили работников НИИ за то, что те вовремя «не сигнализировали», премию отняли себе, и увезли картонное русское оружие нового поколения на полигоны. Ракету назвали «Палица» и раскрасили под палех. Самолёт назвали «Попович», а краску своровали. С самолётом вообще было проще. Его показали арабским обезьянам на выставке, покатали за хобот, а в интернете разместили ролик от Кэмерона, как самолёт высоко летает.

Но вот флотские мелко офигели от отсыревшей елды, которой их, как новым оружием, наградила заботливая Родина. Бывалые заключили, что следующая подлодка точно будет из картона и пора валить на пенсию. Тем не менее, ракету напичкали в жопу китайскими фейерверками, на которые скидывался даже сам начальник флота, насилу всадили разбухшую от сырости и поросшую сосульками бумажную херовину в шахту субмарины и погребли вёслами стрелять на полигон. В нужное время и в нужном месте, при стечении кинокамер и суровых ликов президентов, призывник, которого забили в шахту вниз под ракету, чиркнул зажигалкой. Жахнуло так, что проплывавший мимо грустный замёрзший кит подивился от такого странного чудо-пердуна. Лодка мгновенно камнем пошла на дно, и сия пучина поглотила её в один момент, вместе с историей о новом супероружии и всем экипажем. Спасать её, конечно, никто не собирался, но на запись стука оставшихся в живых моряков сын большого военно-морского чиновника написал популярный «тынц-тынц» драм-н-бейс микс, который неплохо пошёл в гламурных клубах Москвы и имел успех среди продвинутых адмиралов московского флота. На поверхности же запуск ракеты выглядел так, как и должен был выглядеть: большая хлопушка пёрнула и разорвалась, раскидав ошмётки папье-маше по большому радиусу. Один шлепок смачно попал президенту в бубен. Отодрав со лба промокший листик и прочитав «1 000 000 000 -блей 00 коп.», президент торжественно заявил: «Страшное оружие! Нового поколения!»

Да, мой друг, оружие нонче измельчало, не тренд. Только и осталось настоящим мужикам, что одеваться в бабские кальсоны и нежно лупить друг друга по обтянутым попкам деревянными мечами. Настоящим мужикам покруче тоже приходится довольствоваться картонными ракетами и бумажными проектами. Время сейчас не то, время всеобщей любви и потребления благ. А что до настоящих войн и оружия, так кто ж его знает, есть они или нет. У нас – точно нет. Главное, что есть бюджет, а уж попилить на картонные ракеты — этого московским эффективным генералам не занимать!

Люди-айсберги

Соц-блиц-стат опрос

Соц-блиц-стат опрос.
Скоро тридцать мне уже, поцелуйте меня в Ж.
Встал, как не скажу что, вопрос, что мне родному подарить. Всякую херь и шелуху не предлагать. Надо шоб концептуально и навека. Ничо придумать не могу.Collapse )