Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

Люди-айсберги

И чучелом и тушкой

Это рекламный, проплаченный сионистами и путлярами текстобаннер, за отнятые бабки честных трудолюбивых рашинцев.

Нужен дзигнер веб-морды, что бы отрисовать две морды, простые, геометричные. Я уже сделал их в AI, надо всё это обложить хуями и поправить, не меняя ушлёпищную концепцию.

А также шустрикам, у которых шмель: я никуда не спешу, это не однодневный СЕО дорвей и не стартапчик на попил от инвестора. Постом назад отписывался, что чем меньше человек гадит, в том числе в тырнет - тем чище наша засранная планета. Всё будет, но в срок, когда люди, которые забесплатно мне всё верстают, найдут на это время.

Что бы распиарить данный пост, я вдую креос.

Чучелом и тушкой
Как известно, мировую общественность проинформировали о полном окукливании тушки Маргаритки нашей Татчеръ, сделали ей полный Thatching, и теперь над её крышей растёт могильная травка. Мелкие штрихи к прОводам...

Святого апостола Андрея Первозванного пятнистый орденоносец

Мир слетал в космос, открыл унитаз и айфон с энгрбёрдс. Поэтому старинный ведический рецепт "о мёртвых хорошо или ничего" благополучно пошёл нахуй. Все знают, что труп человека съедают черви, он превращается в гниль и говно. Собственно то же, что и представлял собой человек ранее, когда оная, но духовная гниль была заключена в туго натянутый мешок кожи (и, кстати, туда ещё кто-то свой хер тыкал). Мы живём в информационное время, когда каждый марсельский ниггер с паспортом и коренной лондонский пакситанец может витиевато, со ссылками на пруфы, в пять минут накидать вязанку сочных хуйцов в навсегда закрытый рот железной леди, заботливо подвязанный паталогоанатомом. Нет, ни ниггер ни пакер, и даже профессор оксфорда нихуяшеньки не стали больше знать сути или понимать хода большой политики. Они как и тыщу лет назад зачмокивая высасывают виртуальный помидор, набитый разрозненными фактами деятельности ведущего политика мира, вынося свой вердикт "а маргарет-то, того! блядь!"

И всё это прекрасно выливается на улицы, с замечательным британским пивом и панковским "God Save the Queen!", с плакатиками "она была шлюхой", мужики выпедриваются "да я её в жопу имел", "да я еёйной бабке на клык накидывал", все веселятся, радуются: враг помер. Прекрасный тренд, господа вялые рашковане! Всю жизнь политика обкладывают километровой стеной крепких матерных хуёв, плюют в след проезжающему кортежу, а кое кто распечатывает ненавистную рожу на принтере и дрочит ей в глаз. Никаких впизду царей-отцовродных-спасителей-богоносцев! Ближнее окружение сплошь из конвеерных лизожопов и дипломированных предателей, лижут очко и пытаются царапнуть спину ножиком. Всю жизнь этих упырей окружает ненависть, злоба, шипение. На каждую с шипением открытую бутылку "вдовы клико" миллион простых людей шипят "что б ты подавилась, сука"! И вот, в этот прекрасный день похорон, в телеэкран полетели миллионы факов "сдохла, блядь!" Это ли не прекрасно, господа?! Не это ли мелкий, приятный шажок к теоретической честной жизни?

Время героев, людей чести и совести, борцов за идею давно прошло. Мы видим, что сейчас время мерзких слизнявых гандонов, жадных до копеечки в кармане трудового народа, время богачей и транснациональных упырей. Пускай мы не знаем всей картины бытия и не представляем действительной нужности тех или иных политических решений, про ту же достаточность 15 млн людей в раше, но мы точно знаем, что король - голый, тетчер - блядь, а медвепут - вор! Так давайте же выпьем за кончину старушки, которая и тушкой и чучелом попала к ридигеру на сковородку! Давайте будем праздновать и веселиться, когда простой лондонский миллиардер сдохнет в ванной, или когда медеведа придавит штангой в попытке взять очередной рекорд, когда патриарх обожрётся чёрной икрой на православном блядушнике на воровской малине имени христа спасителя, или когда сам путинг высрет все геморройные кишки поднимая рашу с колен да помрёт в мучительных корчах! Сути это не изменит, задачи не решит, но ведь у нас так мало поводов для веселья!



  • Current Music
    Sex Pistols - God Save the Queen
Люди-айсберги

Без труда не вытащишь или электронная эмиссия

На какую площадь не выходи голосовать в трусах с начёсом и демотиватором в руках, но всё равно вернёшься в хрущовочку. Что бы выйти за пределы системы, как говорит физика, надо поднапрячься и осуществить работу выхода.

Путинюгенд зрит нарастающую эмиссию катода

Обыватель по определению своему заточён в тюрьму своих вялых энергий, которые рачительно расходуются на перемещение от дома до офиса, то есть поддержку всего этого безобразия. Задница обывателя крепко связана системой, недалёк обыватель и ограничен решёткой своей родины: оттарабанит смену, купит пива да с майонезом на ужин, посмотрит очередную гадость по телику, и спать - смена с утра, вставать надо на галеры. Независимо от декларируемых ценностей и целей, усилия большинства всегда направлены на цементирование системы да на засасывание всех выскочек с поверхности внутрь. Это физика, мой революционный браза, ничего личного.

Если энергичному человеку не повезло устроится в газпром или к ментам, то энергия расходуется не соборно, еретически. Невротические выскочки, прозападные предатели берёзовой родины, их энергии хватает взлететь над матьтвою родиной, ужаснуться бытию, посмотрев на вертеп со стороны. Потом опять вниз, мордой в грязь, поддерживать нормальный нейтральный баланс. Облачко недовольных постоянно окутывает большую какашечку, составляя с тираном единое динамическое целое. Имя им - "оппозиция" без позиции, куча условно-свободных несамостоятельных неустроенных шустриков. Что бы упорядочить оппозиционный шум его управляют силой внешнего управляющего воздействия: ничего личного, браза, толпа всегда управляется, это физика. Формально энергия выхода достигнута, и это прогресс, но реально выскочка всё равно вернётся назад, может быть даже на худшее место. Таково устройство царе-центристской системы.

Обычно выскочек немного, достаточно лишь для весёлого демократического балагана. Однако в последнее время все ресурсные третьесортные страны, в т.ч. севереная нигерия жгут неподецки. Жгут, греют, дают прямой накал, да так жарят, что даже самые закоренелые майонезные обыватели осознают весь размер гнойнопрыщавой патриотической задницы. Сбитые пьяными ментами студентки, изнасилованные обдолбанными депутатами малолетки, сворованные комсомольской номенклатурой триллиарды подливают масло в огонь. Отвалится иной просветлевший от путинюгенда, выскочит над путинюгендом, а там - тишина: нет никого, вакуум, некуда идти, нету силы, никого достойного не родила мазерраша, всех достойных в себя засосала и перемолола на фарш.

Редкая птица может сублимировать такую энергию, что бы вырываться с родины, долететь через океаны до противоположного полюса и благостно осесть там. Мало у кого есть Профессия. Почти все, кто мог - уже там, оставляя нам гроздья патриотов. Так что велкам бак ту раша, которая имеет все шансы перегреться, как самоизолированный в угрюмой русской печке бабушкин утюг с огненным ридигером внутри. Только качни дырявую лодку посильнее, и пойдёт беспощадный русский бунт, всё превратится в бесполезные тлеющие руины, которые ещё долго будут источать смрад через потрескавшуюся доисторическую трубу. На руины вместо гнойных гномиков придут жёлтые карлики, демонтируют старую печку, разгребут развалы и без всяких наномодернизаций наведут порядок.

В области физики электронных эмиссий, для тонкого ценителя цветных революций известный интерес представляет прибор "крайтрон", собранный исключительно тупорылыми пиндосами для взрывания всех, кто против их демократии. В приборе массы не греются и трахают себе ослов, всё холодное и стабильное, лишь сопливится оранжевым светом электрод предзажигания в нужных для влияния местах. В определённое время даётся отмашка, и херакс оранджад! Кишки на одну стену, мозги на другую; каддаффи пинают грязным сапогом в рыло и снимают на мобилки. Как всегда, массы не причём. Ими управляли, через электроды, всенепременно тупые пиндосы.


Люди-айсберги

Почему депутату хуй?

Общественность негодуе! Норот бузит! Случилась невиданное, неслыханное, охуенное! У жирного, как бочка вазелина, как обожравшаяся гусенница, как бегемот на пердячем газе, у жирнейшего депутатищи отняли права! Приёмная депутоса молчит, менты молчат, всё притихло. Че це було? Православные гэбёвые пауки-чиновники в опустошённой от народа банке?

КГБ чиновник

Товарищ гудкофф широко известен во всех кругах, даже википедия палит его нещадно. Горком ВЛКСМ, КГБ СССР, потом ФГУП ИЧП ЧОП всея рассеи, шишка в ЮНЕСКО, депутат: стандарнтый путь пацанчика к успеху в рашке. Сын - лидер справедливой (ржунимагу) рассеи, второй сын рулит выбивальщиками долгов. И у такого чоткого, ровного и дерзкого пацанчика отымают самую ляльку, трогают за самую рашкину мошонку - принародно, на глазах всего честного быдла, мент пархатый изымает права! За что? За обычную для феодала встречку?! Позор на седые муди на все поколения! Лучше бы фирму отжали или детей в залог взяли! У нас каждый безработный москаль на мерсе рассекает, и каждый запросто может въебать европейской шишке на позорном митцубиси в бок, что бы знало, еврочмо, наши ценности. А тут такого зубра, и завалили, опозорили, отняли ксиву и мигалку - революсьон!

Хули тут удивляться, граждане рашкованы. Мордор гэбнёй будет прирастать, вот и прирасли до того, что все, кто не гэбня - в жопе, сушат сухари и питаются жёваной морковкой, пряча тела в тени офисов. Остались в поле одни гэбюки. Кого мочалить? Придётся мочить в сортире своих, больше некого. Вот товарищ депутат выебнулся на закупки госмашин, а ему хуякс - и права-то отняли, и новые не дадут купить пока не искупит вину. Хороший депутат? Да хули там, "хороший депутат" это типа "богатого библиотекаря" или "честного мента" - байки. Важно что привычка мочить, отжимать и пиздить сапогами по яйцам осталась, а пиздить больше некого, вот и начали друг друга мочковать. Так что, господа оскоплённое быдло, запасаемся попкорном и готовимся смотреть "дом-3": мочилово депутатов, зажим синей братвы, откусывание жопы в чиновнечьей паучиной бане, мочилово и кромсалово сраной чекистской элиты. Желаю всем им сдохнуть понатипу в районе сраного метро "Динамо", в парке для местной быдлоты и хачевни, в дешёвом кафе алкашей "капельница", как один недавний, вдруг как бы известный, хуй. Дабы не разрушать традиции рашкиного дерьма, что украл на мульярд, а всё равно жил в рашкином говне и сдох, как последний торчок, у гнилой мордорской параши, смешно, как списанный клоун, и никто не вспомнил уже на следующий день. Мордор, мороз и забвение, стынущая куча навоза, припущенная под нефтяным соусом.


Люди-айсберги

отрыжка ридигера

Семимильными шагами идем в сторону Твиттера, как завещал великий Ме и Пу. Или ты хочешь писать тексты длинее, чем специально облечённые властью люди?

пизда миру, ебаный суп, кровая гэбня
путинская залупа, мотвея в рот  три хуя
гниёт, параша, кровавый режим, эмо готы, дебилы с ягой, твиттер, твиттер, вконтактик, фодофокус чмоки чмоки, ебаный мир
каловые массы, отрыжка ридигера, сквиртинг с пиздой матвеи, угар каловыми массами, заговор ЗОГ, жиды на стрёме
пролетарский хуй в радиаторе майбаха, носик жрёт мацу кривыми зубами, дос атакеры меняют памперсы не в силах оторваться от компов
муляж трупа гурченка тыкают в пергаментную жопу черти-геи, труба массолита плачет по твоим высерам, вечный жид купил проездной
собачка дохлая тайком нашла ириску, греча подорожала, штраф за намордник на ливретку превышает суточный насос средней рублёвской бляди
депутаты лобызали айфоны на заседании, колумб привёз новые бусы, на фукусиму ссут узкоглазые люители золотого дождя
нано, фемто, атто, кто четёртый? путилла ходит с табуреточкой а медведилла со стремяночкой, кто третий карлик
сварог и перуница, анальные зарубки на вековых пальмах обнаружили британские учёные в соловках
хуй и пизда одна сатана, очко фукусимы накрывает ебаный мир, назад к чугунке


как все поняли, данный текст не отажает волнующий внутренный мир автора а написан слёту для оценки лимита, который сраный ЦУП поставил на объём поста, пока их жирыне менеджерши катаются на бентли, насосаные с ебучей рекламы. Топ топ, МВА.

 

 
Люди-айсберги

Почему роженицам хуй?

Вообще-то им уже был хуй, а теперь нехуй, но так мы не о физиологии. Добрейшей души рашкино государство в лице добрейшего и эффективнейшего его преосвятейшества г-на Тюльпанова решило осчастливить мульти-овуляшек. С сегодняшнего дня, наищедрейшее из щедрейших и гуманнейших государств будет платить матери-героине (это с 10ю детьми), внимание 1 931 руб. 71 коп. (одна тысяча девятьсот тридцать один рубль 71 коп.) ежемесячно.
Ссылка на щедроты от Ники.
Ху из мистер Тюльпанофф: заезжает в подъезд на мерсе с мигалками, построил себе дворец на месте пионерлагеря в заповедной зоне, при этом официально нищий, любит предыдущих паханов. На предложение выделить денег роженицам орал "охуеть! этож 200 штук сверху! В год!", ровно, сколько он зажал в налоговой декларации.

Мудаки мульти овуляшки

Итак, общество эффективных депутатов вспомнило об умалишённых деревенских свиноматках, которые настрочили по 10 опёздлов, несмотря на то, что нефть может упасть, да и вообще никто им этой нефти особо и не давал. Государство каждым своим шагом неиллюзорно напоминает, что уменьшение численности населения есть важнейшая задача человечества, а тут эти, мультиовуляшки - нищеёбы. Ладно мы понимаем раньше: кровавый совок, целина, барак, лимита, выебал токарь, пионерлагерь. Мрак и ужас совка. Но щаз то! И тебе рив-гош с иль-де-боте, и мальдивы с таиландом, и пыжик 308, и даже в офисе можно в стуле сидеть, рядом с мужиками! Ну хули тебе надо, нахуй столько плодить нищеты? Они же все, блять, выживут, все 10! Оспы нет, пенициллина навалом, ведь все пойдут магнитолки из жигулей тырить.

В этом загадочном действе проявляется вся двуликость современной говновласти, суть корнем из советской фарцы: ну там джинсы привезти из за бугра, будучи морячком-загранщиком, от моториста до старшего механика. Честность и фарца (барыжничество, кто помоложе) не совместимы, соответсвтенно честность и современная власть. Скажем, защищаешь с 97 года бабушек, так не говори, что у них всё заебись, скажи честно, что срал на бабушек с колокольни собственного бизнеса или с газпромовской кукурузы или с вечно строящегося стадиона или где там можно спиздить. На треть хрущовки 56 кв.м. Аналогично все заявления про нано, глонасс, модернизацию и всю ту хуйню, что несёт наш гарант с гейпадом. Но так жёсско сунуть в нежный ротик православных рожениц - это рашкотрэш, крирлический угар и ебля новорождённых в жопу. Нороту показано даже не место у корыта, а место за парашей, в гнилом подвале, с протекающими говняными трубами, в которые срут богачи и депутаты.

Рашка не даёт скучать. Вот вам ещё зелёная харкотина в офисно-пролетарскую рожу. Рожают только конченые мудаки, дебилы, обсосы и лишенцы, намекает нам эффективнейший депутат. Если они, сидя с бабушками дедушками мамами папами в одной хрущобе нихуя этого не понимают, а лишь истово молятся на иконы, то вот вам ещё в тупое рыло - слизнявая подачка, на которую надо будет собрать горы унизительных рашкосправок, что встанет дороже самой подачки. И эффективный депутат по социальной политике отчитается, что в багдаде всё спокойно, никто не пришёл за подачкой, отслюнявив за взятку многодетную квартирку знакомому эффективному бизнесмену, где он будет пялить маленькую любовницу, например старшую девочку этих дегенератов-овуляшек. Я не в претензиях к власти: капитал всегда такой был, жрёт больше, чем влезает. Я лишь чуть чуть за открытость. Спиздил - честно утром и скажи "спиздил завод, народ ебал в рот, отмечаю на Авроре, наливаю всем". Кореш депутата так и сказал: норот пообижался, потом продолжил привычно сосать. Ну да, правда она такая, горькая, или солёная. Хуй знает, зачем такая открытость, но поганые задатки совка со своей честностью душат меня. Осталось подождать, пока я cдохну; новое поколение уже ничто не интересует, кроме бэтмена и волочковой. И будет вселенская кавайная няшенька, гламурненько и миль пардон, и никто в форуме про анальный инцест не скажет слова "хуй" - только "пенис". Тьфу!

Люди-айсберги

Как граждане президента поучали.

Поздним утром, когда граждане жилой многоэтажки выспались и начали вытаскивать свои ленивые тела на облучение телевизором, во двор, безо всяких мигалок, скромно въехали Президент с Премьером. Минут пятнадцать порыскав в поиске парковочного места, длинный лимузин сиротливо приютился сбоку грязной лужи – в самом позорном месте для здешних автолюбителей. Из лимузина, стараясь не хлопать дверьми, дабы не тревожить сон добропорядочных граждан, аккуратно вылезли оба руководителя. Тот, что покороче, развернул листочек, вычитал первую строчку из списка и указал на нужный подъезд. Делегация направилась к подъезду номер девятнадцать, квартира две тысячи двести тридцать восемь на двадцать втором этаже. Собравшись c духом, Президент нажал заветный номер на грязном домофоне, поморщился, вытер пальцы платочком и приготовился к диалогу.
Спустя три минуты из домофона раздался металлический лязг, и недовольный, пропитый сиплый голос, судя по всему, феминизированной женщины-цистерны неопределённого постклимактеричного возраста, недовольно спросил:
— Але?!
Президент поднялся на цыпочки и извиняющимся тоном начал:
— Извините, пожалуйста, мы к Марфе Ивановне, мы − президенты. Вы вызывали.
Женщина-цистерна в недрах циклопической многоэтажки задумалась на секунду и так же недовольно ответила:
— А, эти... Понаехали тут, дармоеды...
Но железная дверь открылась, и делегация проникла в подъезд.

* * *
— Марфа Ивановна? — политично начал президент. Он переступил порог затхлого жилища типичного добропорядочного гражданина страны, но сморщил нос от непривычного купажа ароматов московской средней зажиточности.
— Нет, блин! Батурина с этой, как его там, «Интекой»! — выпалила в ответ Марфа, вытирая руки засаленным кухонным полотенцем с вышитым жирным петухом на нём. Марфа была типичной москвичкой с Поволжья и рядом с президентом действительно выглядела, как железнодорожная цистерна. Марфа, недовольная изменением вековых утренних традиций выходного дня, продолжила:
— Вот ты хоть президент, а дурак! А я хоть домохозяйка, а выше тебя. И умнее.
Президент замялся и интеллигентно заметил:
— Извините, но я, всё-таки, президент, и попрошу говорить со мной...
Но не успел закончить речь, как женщина цистерна рявкнула:
— Ах, ты, мать твою за ногу! Утренний президент, ядрён-батон! Понаехало вас тут, карликов, на нашу трудовую голову! Трудишься тут, трудишься, как белка в колесе, а они вон тебе нате! В пиджачке, мать вашу, за тыщи баксов, в галстучке, припёрся тут, когда никто не звал! Сталина на вас нет! — закончила женщина пламенную речь, оказавшись уже вплотную у лица Президента.
— Дочь, кто там?! Доставка телевизоров?— донеслось из комнаты на условный сигнал «Сталин», перекрывая звуки телевизора, по которому все беспрерывно смеялись.
— Не, дед. Никто! — крикнула тётка, не оборачиваясь в сторону комнаты.
— Марфа Ивановна, мы по делу. Вы нас вызывали, — решил ускорить дело Премьер.
— Вызывала, вызывала! Где вы были, когда я одна с тремя детьми на «черкизоне» от бандитов отстреливалась?!
— Мы закрыли Черкизовский рынок, Марфа Ивановна.
— Сволочи вы последние! Всё трудовой народ грабите, грабите, работу отнимаете, всё своим сетям еврейским отдаёте. Пошто вам рынок сдался?!
— Так его закрыть или открыть?
Марфа задумалась и шлёпнула грязным полотенцем Премьера по плечу так, что тот не успел отскочить:
— А ты вообще заткнись! Ты мне за Чечню и «Норд-Ост» ещё ответишь!
— Кто-то пострадал? — участливо спросил Президент, выхватил блокнотик и приготовился записывать. — Фамилия, имя, поставлю на личный контроль.
— Да заткнись ты, типун тебе на язык! Детушек я откупила, а в театры, как замуж за местного вышла, так ни разу и не ходила. Ладно трепаться в коридоре, пошли в комнату, сейчас я вам задам трёпку!

* * *
— Взять всё и поделить! — радостно закончила длинный монолог тётка-цистерна.
— Марфа Ивановна, такое уже было, и не раз, и даже буквально недавно, — отвечал Президент.
— А всё потому, что евреи, жиды проклятые, ворьё кругом, зэки пархатые, фашисты, феминисты и пидорасы! Распустили страну! Да-да, так и запишите в свой блокнотик, — женщина говорила страстно, периодически подсознательно перескакивая на поволжский акцент, лицо её раскраснелось, как в бане, и редкие волосы разметались, как на баррикадах.
— Я обязательно запишу, я для этого и приехал, но скажите мне конкретно: что надо сделать? — Президент устал ждать концентрации мысли простого россиянина и начал подсказывать. — Ну, например, дорогу построить, больницу, закон принять какой.
— Дорогу у нас и так построили, ты не примазывайся, откатчик!
— Прямо так сами взяли и построили?
— Да-да, я сама видела – приехали таджики на катке и построили!
— А с чего они вдруг приехали и построили?
— Дык, дорога поганая была, вот и приехали. Уж не из-за вас, гадов! Вы бы таджиков − на органы, каток − на металлолом, асфальт − себе на дачу, а сами в Крушевель, знаю я вас!
— Ладно, возвращаемся к вашим претензиям, из-за которых мы, собственно, у вас сейчас и находимся. Что вы хотели нам наказать?
— Блин, ты дурак или как? Я тебе уже битый час твержу – хочу справедливости! Неужели это непонятно! Вы ж, чай, не как я ПТУ мыловарки, а институты заканчивали!
— Это понятно, мы все хотим справедливости, а как это сделать? Скажите мне, как простая кухарка простому президенту.
— Ну, твою мать, я ж сто раз сказала – взять всё и поделить! Записал?
Президент тупо ковырял ручкой блокнот. Эта фраза была записана на первой страничке и обведена многократно. Собственно, это и был основной и единственный посыл добропорядочных граждан к своему президенту. Но как это сделать – решительно никто не представлял. Президент подумал ещё чуток, и решил, что надо закругляться.
— Так, ещё что есть, кроме «всё поделить»?
— Э, хитрован, а ты записал? — подскочила на месте женщина.
— Да вот, вот, на, посмотри. Те, — тыкнул он её в первую страничку.
— А, вижу. Молодец, Президент. Совсем ведь не дурак, когда обругаешь! Да ведь, Президент?! — и Марфа хлопнула Президента по плечу так, что он чуть не слетел с дивана.
— Что ещё будет угодно? — процедил чиновник сквозь зубы, не вынося фамильярного обращения.
— Тю-ю, ты что, обиделся? Да лана, не обижайся! Ведь мы все… это… россияне! Есть у меня ещё одно желание – сними меня на свой айфон.
— А может, не надо? — взмолился Президент.
— Надо. Нас вместе, на диване, и чтобы ковёр!
Президент оглянул убогую комнатёнку, дешёвый пластик на окнах, старый ковёр и диван в «бабушкином» дизайне, вздохнул и протянул сотовый Премьеру: «Володя, помоги».
— Э, нее! — заверещала цистерна, придвигаясь и обнимая собеседника. — Володя, сиди! Ты сними, Дима. С вытянутой руки сними, как в интернете принято!
Когда экзекуция была закончена, Президент поправил пиджак и, наконец-то, глотнул свежего воздуха, Марфа добила.
— И в блоге своём размести, дорогой.
— Это-то зачем?! — возмутился блоггер.
— Размести, кому говорю! Воля простого народа! — насупилась Марфа.
— Чёрт с тобой, с Вами, простите. Что ещё будет? — спросил Президент, вставая с дивана.
— «Камеди клаб» под пельмешки можем посмотреть, пиво есть с чипсами, пообсуждать судьбы страны. А скоро новый телевизор принесут, во-о-от такущий! — и тётка восторженно обвела руками огромный круг.
— Нет уж, увольте. Мы, с вашего позволения, пойдём, — и делегация, сбивая множественные «ароматные» галоши в узком коридоре, поспешила к выходу.

* * *
На выходе внезапно образовалась пробка. Это дед пошёл к соседней бабке за солью, ну и так, потрещать за жизнь, что все вокруг сволочи и как надо обустроить страну.
— Извините, — кротко сказал премьер, стальной дверью задев деда на лестничной клетке, когда тот общался с любопытной старушкой, выглядывавшей из соседней квартиры.
— «Извините» к пенсии не прибавишь! — крикнула старушка мужчинам, и тут же полюбопытствовала у деда: — А кто это к вам пожаловал?
— Да вот, доча Президента вызвала. По программе демократизации и учёта чаяний простых россиян.

Бабка как узнала, откинула костыль, распахнула дверь, подпрыгнула и вцепилась в лацканы пиджака близстоящего охранника с воплями:
— Смерть твоя пришла, сволочь! Сейчас держать ответ будешь! За дедушку Ленина! За попранные идеалы! За ГУЛАГ и бороду Солженицына! За хрюшку Гайдарчика, иуду, за киндер-сюрприза!
За эту длинную речь обессилившая старушка сползла вниз по мощному торсу охранника, но продолжала бороться с проклятым режимом:
— За ювенальную юстицию, гады, за всё ответите! За лекарства, за пенсию нищенскую! Падлы, за гречу!.. — взвизгнула старушка, сползла на пол, начала корчиться в ногах у охранника с каменным лицом, шипеть что-то противное, пускала пузыри беззубым ртом и пыталась скрюченной ручкой подцепить костыль, при этом часть полы драного халата открылась, обнажив фрагмент безжизненной груди.
«Какая эклектика», — подумал Премьер.
«Какая гадость», — отвернулся Президент.
«Дать бы в рыло, всем», — подумал охранник.

На крики выбежала Марфа Ивановна и, с вполями «убивают стариков, женщин и детей!», засаленным вафельным полотенцем с жирной вышитой птицей начала хлестать охранника. Между ней и опешившим дедом просунул голову сынок-лоботряс, вытащил свою «зеркалку» и начал бешено снимать очередной кровавый репортаж, крича сестре в сторону комнаты:
—Машка, кетчуп тащи, кетчуп! Миллион просмотров! Сто миллионов!

Когда все успокоились, старушку подняли, запахнули на ней халат, посадили на табуретку, отряхнули от грязи и налили валерьянки, а сынок вывалил тонны фотографий на форум борцунов, Премьер спросил:
— Можно нам идти? Пожалуйста.
— Хрен вам, гады, кровопийцы, убийцы, душители! — сказала старушка, ещё не отдышавшись.
— Ну, а Вам что будет угодно? Тоже справедливости, взять всё и поделить? — участливо, с ехидством, спросил Премьер, сильно наклонившись к старушке.
Старушка перестала стучать вставной челюстью о стакан и подняла удивлённые глаза на Премьера:
— Дак, вы всё знаете?
— Несложно догадаться, мы книжки читаем, классическую литературу, — сказал в воздух Президент, рассматривая наскальную живопись подъезда.
— Врёт он, всё врёт! — заверещала баба-цистерна. — Это я ему подсказала, давеча, у меня в комнате, на диване!
Президент вспомнил фотосессию, поёжился, отвернулся от стены и обратился ко всем:
— Товарищи простые россияне, мы готовы бежать и исполнять ваши поручения.
— Хрен вам на рыло! — чётко произнесла бабка. — Сначала подъезд помой, а то вишь, как засрал! Гад!
Президент впал в ступор, такого ему ещё не наказывали:
— Кто, простите, запачкал подъезд?
— Ты, ты! А кто ж ещё?! Дармоед чёртов.
— И когда, простите, я успел это сделать?
— А мне почём знать? Я человек честный, добропорядочный, зачем мне в глазок следить? — отвечала старуха, важно сложивши руки на увядшей груди, которая уже шла полным потоком в интернет.
— Предположим. Но, может быть, мне лучше пойти и заняться более серьёзными делами? Например, исполнить заказ Марфы Ивановны и всё поделить?
— Накося выкуси, хитрован! — старушка входила в раж. — Давай-давай, исполняй свои прямые обязанности! Тряпочку в руки и вперёд, мыть стеночку!
— Но это не совсем мои обязанности, мои обязанности больше управлять... — начал было Президент.
— Ты мне зубы-то не заговаривай! Мы – народ – лучше знаем, кто и что должен делать! Ты – президент хренов – сейчас возьмёшь тряпочку и вымоешь нам лесенку, а потом, вечерком, всё поделишь. Только поровну! А мы пока телик посмотрим.
В это время Марфа вынесла табуретку и пропитанную жиром старую тряпку с кухни:
— На, болезный, вот тебе табуреточка, вот тряпочка, начинай. Наведи порядок в стране.

* * *
Президент стоял на табуретке и стирал надписи со стен лестничной клетки, пока Премьер собирал бычки. В это время двое уже не бодрых к двадцать второму этажу грузчика вручную тащили огромный плоский телевизор, который не влезал в лифт.
— Что–то не так, Володя, — сказал пыхтевший наверху Президент.
— Ага, хрень какая-то, — натужно ответил Премьер, едва разогнувшись и взявшись за поясницу.
— Но-но, разговорчики! — прикрикнула сверху простая россиянка, открывая дверь, чтобы в квартиру внесли огромный телевизор. — У нас сейчас демократия, власть народа, понимаешь. Так что работайте, работайте!

Люди-айсберги

Как депутат народец шинковал.

Пьеса в трёх частях.

Действующие лица:
Депутат – депутат, по сути – быдло.
Народец – быдло.
Остальные – всё быдло.

Действие первое, в котором Депутат посещает лавку ВИП-счастья.

Офис элитного яхт-клуба в центре столицы. Пустой высокий просторный зал, у входа – квадрат дорогостоящего охранника с проблесками интеллекта на лице; зал, цокая, пересекает отборная секретарша, несущая поднос с кофе; Депутат сидит,  утонув в кожаном кресле, перелистывая каталог яхт, рядом воркует продавец элитного товара – селектированный пидорок.

Депутат. А что, любезный, случись что, так доедет эта яхта до Петербурга или не доедет?
Пидорок (страстно). Доедет! Обязательно доедет!
Депутат. А в Воркуту, я думаю, не доедет?
Пидорок. И в Воркуту доедет! Везде доедет!
Депутат. Как же она доедет, если там ни моря, ни речки нет?
Пидорок. За такие деньги везде доедет, вы уж не сомневайтесь!
Депутат. Хорошо, а вот это доедет до Ибицы? (тыкает в большой чёрный джип в каталоге элитного авто).
Пидорок. Безусловно доедет!
Депутат (раздражённо). Слушай, сказочник, это же остров. Как он туда доедет?
Пидорок (жеманным движением руки стирает выступивший на лбу пот кружевным платочком). Я менеджер, я не знаю. А уж где там Ибицы – на это извозчик есть, он и довезёт.
Депутат. Эдак, брат (или сестра?), ты мне сейчас такого добра напродаёшь! Как вы тут все работаете, кругом непрофессионализм, но цены ломите безбожные!
Пидорок (вздохнув). Да так и живём, вашими молитвами.
Депутат. Чёрт с тобой, трепло. Давай, покажи мне яхты, хочу посмотреть, прежде чем столько денег тратить, честно заработанных.
Пидорок (воспрянув). Так вот же они! (суёт каталог)
Депутат. Не понял, товар где? За что я миллионы плачу?
Пидорок. Вот, будет как на картинке.
Депутат (возбуждённо). Ну, это вообще! Покупать яхту за миллионы фунтов через Интернет-магазин, по каталогу! Это, простите, хамство! Я требую! Вот когда я закон придумываю, так я... (замялся, придумывая окончание)
Пидорок (разочарованно хлопая каталогом). Я думал, вы покупать пришли. Через полгода, аккурат к лету, уже у вас была бы. Как у всех остальных. А так и прокатаете всё лето на джипе.
Депутат (обдумывая последнюю фразу, зло). Ладно, чёрт с тобой! Что только не сделаешь ради народа.

Действие Второе, в котором Депутат материализует желания.

Элитный яхт-клуб на территории действующей лодочной станции. По кустам раскиданы иномарки, таджики строят летнюю террасу для кафе, народ с пивом грузится в старые лодки, воняют одноразовые сортиры, бывшие боцманы ковыряются в своих лоханках и с ненавистью смотрят на богачей, Депутат с шлюшкой и собачкой идёт принимать товар.
Пидорок (одет в отглаженную матроску, светится от счастья). Вот! (указывает на яхту)
Депутат (одет в красный тренировочный костюм «Боско», отпил из фляги ещё за рулём, светится от счастья). Залуп тебе в рот! Привет! (хлопает пидорка по плечу, отчего тот чуть не падает в воду, но Депутат вовремя его ловит)
Пидорок (краснея, потупив глазки) Ооо, спасибо, как это нежно. Вы – мой спаситель!
Шлюшка (резко, выйдя из-за спины Депутата, толкает Пидорка) Эй, пидрила, осторожнее на поворотах! Это мой дед!
Депутат. Дети, не ссорьтесь! Сегодня такой прекрасный день! Я, будучи ещё ребёнком, всегда мечтал о яхте. Сидел, бывало, в Сталинграде на бережку и смотрел на остров, Денежный называется. Это ещё до того, как в сложные годы «перестройки» народ мне доверил вывести завод из кризиса. (смахивает слезу)

(Едут на яхте. Солнце, ветер, брызги.)
Депутат (допивает первую пол-литру коньяка). А, всё-таки, как хорошо вот так, по-простому, наедине с природой! Отошли мы от природы, от единоначалия, от глубинных корней. А надо бы лицом к ней повернуться, так сказать...
Шлюшка пытается щупать пидорка за жопку, пидорок щупает матроса, матрос щупает шлюшку; все пьют шампанское и звонко смеются.
Шлюшка (придвигает к депутату ухо, что бы лучше слышать из-за шума машин) А? Что? Кому отсосать?
Депутат (обречённо кричит в ухо шлюшке). Тьфу ты! Всё об одном, проститутка чёртова! (громче) Говорю, ближе к природе надо быть! К первозданности!
Шлюшка (вырывается из объятий матросика, подскакивает на месте) Урааа, купаться! Всем купаться! (ни секунды не думая, сигает на ходу за борт; у всех шок)
Матрос. Блядь за бортом! (испуганно смотрит на Депутата, пристыженно) Ой, извините.
Пидорок (мечется и машет руками как балерина) Ой, что делать, что делать!
Депутат. А, коза тупая, ну, тупая! Ей-богу, не буду доставать! Новую куплю! (берёт левретку и наотмашь кидает её шлюшке в морду; громко) И шавку свою забери, тоже достала! (шавка улетает в кильватерный след,  так ничего и не поняв)
Шлюшка (вцепилась в конец, случайно брошенный по корме; жопа и сиськи её ритмично клацают об воду, глаза выпучены, орёт). Пал Палыч! Пал Палыч, не бросайте меня! Я вас люблюююю...
Депутат (пытается ногой нащупать педаль тормоза; не находит; зло нажимает все кнопки на пульте). Любит. Естественно, любит. Я с такой яхтой сам бы себе дал, во все дыры. Где, чёрт, кнопка тут тормозить?

Голую шлюшку затаскивают с кормы. Матросик, пуская слюни, жадно щупает тело и не спешит вытаскивать русалку на палубу, пидорок пристроился сзади к матросику – якобы держит, Депутат открыл второй баллон «Хенесси». Шустро подъезжают водные менты.
Менты. Мы – менты. Документики, пожалуйста.
Депутат (привычным жестом достаёт барсетку и протягивает депутатскую ксиву). Вот.
Менты (даже не взяв ксиву в руки). Такое тут у всех. Документы на катер и права на вождение вашего водного средства, пожалуйста.
Депутат. Эй, пидрило, документы на катер тащи.
Пидорок (вжавшись в палубу). Тут заминочка, неувязочка, есть проблемки.
Менты (заметно веселее). Тут у всех неувязочка с заминочками, с таможенкой и наложиками.
Депутат (неумело достаёт котлету денег, вздыхает) Тогда вот.
Менты (издалека на глаз быстро оценив сумму по толщине котлеты и номиналу верхней купюры). Такое тут у всех. (смотрят как бы в сторону берега, слегка прищурившись, кося глазом на карабкающуюся шлюшку)
Депутат (ещё горше вздыхает, вытаскивает из труселей, по обычаю девяностых, вторую котлету) Ну вот.
Менты (удовлетворённо). Приятного путешествия! Больше не нарушайте. (отчаливают)


Действие третье, шинковочное.

Коньяк кончился, Депутат шлифует шампанским. Шлюшка завернулась в триколор, снятый с кормового флагштока, матросик растирает её водкой. Пидорок в позе собачки дует на мангал с шашлыками и вертит перед всеми задницей.
Депутат. А что это все нам с берега машут?
Пидорок (не отвлекаясь). Знамо что – приветствуют. Барин приехал.
Депутат (расплывшись в улыбке, встает и машет в ответ). Да нет, что-то рожи напряжённые у всех, хотя отсюда плохо видно.
Пидорок (напряжённо дует на угли, морда красная). У народа всегда напряжённые рожи.
Депутат (смотрит на красные точки на транце). Эй, уроды, кто кетчуп на новую яхту разлил?
Матросик (отвлёкшись от сисек шлюшки, всматривается в кетчуп). Чёрт, а кто рулит?
Депутат. Это ты меня спрашиваешь? За такое бабло она разве не сама рулит? Там я экран с картой видел...

Яхта пришвартована рядом с пляжем. Вокруг неё плавает народ, видны одни головы, как арбузы. Все собирают части порезанной бабки. Депутат и вся компания с интересом смотрят вниз.

Ныряльщик (выныривает с обрубком ноги, радостный). Нашёл!
Шлюшка (блюёт на народ только проглоченным шашлыком). Буэээээ.
Народ (снизу). Доколе!
Депутат. А по сусалу, веслом, сверху? (перегнувшись через поручень, тыкая пальцем). Вон, вон шапочка поплыла, ловите лучше!
Матрос (шипя). Товарищ Депутат, нет у нас весла. (громче) Может её на палубе по частям собрать?
Депутат (зло). А может её сразу на мангал? Думай башкой-то! Надо вызвать бобров, этих, как там его, водных ментов. КАСКО, все дела, вдруг она вставной челюстью винты порезала.
Пидорок. Будьте спокойны, яхта как новая! Вот не далее как на той неделе один наш клиент, из нефтянки, байдарку на восемь гребцов раздавил. Вдоль!!! Так хоть бы одна царапина! Но вот что забавно – яхту он ставил аккурат в этой же байдарочной школе, бывшей ДОСААФ. Пришлось им новую байдарку купить, главному спортсмену ящик коньяка поставить да крышу рубероидом заново перекрыть, ну, а матерям погибших пришлось по сотке отслюнявить, почти мульон! Он потом всё сокрушался, что каяк-одиночку надо было давить.
Подъезжают водные менты, на катере чёрной краской нарисован номер 31  в белом кружке, на уровне плавающих голов.
Менты. Так, что такое? Мы приехали блюсти водный закон! (узнав яхту)  Таааак, нападение на яхту! А веслом по сусалам?
Народ (спешно). Сейчас, сейчас уплываем, правую руку найти не можем.
Менты. Потом найдёте. Несанкционированный митинг на воде, кто хочет в водный обезьянник? Ты? (тыкает пальцем в голову, голова медленно исчезает под водой),  мили, может быть, ты? (тыкает в другую голову, ситуация повторяется).
Мент с жемчужным ожерельем (нагибается к воде и ударяет палкой по голове, не успевшей погрузиться; выпрямляется и орёт) Хорьки, бл..., кому еще?
Менты (участливо, Депутату). Вы уж извините, что не уследили. Денег нам мало выделяют (опирается на сборку из трёх трёхсотсильных подвесных моторов), мы успеваем, как можем. Но они (зло кивает в сторону берега) всё лезут и лезут, лезут и лезут! Ещё раз извините, успешного отдыха.
Депутат. Да ладно уж, мы понимаем, ничего страшного не произошло, так-с, недоразуменьице.

Действие финальное, в котором Депутат сражается сам с собой.

Зал заседаний. Депутаты кто спит, кто делает бизнес с телефоном в руке, кто заигрывает с депутатшами. Идут вялые прения по закону, который уже проплачен: все знают, как и кому, средства с откатов уже потрачены, причём, на что – мы уже знаем.

Депутат (яростно, с трибуны, по бумажке). И вот я вас спрашиваю (пара депутатов отвлеклаются от своих дел) – кто поднимет с колен нашу державу?! Кто, как не мы, оградим народ наш от посягательств капитала, выраженного в залихвацких, не побоюсь этого слова, оргиях, некоторых наглых богачей, которые без зазрения совести (поднимает палец) покушается на самое святое, что у нас есть – на жизнь и отдых простого народа! Пора, товарищи, пора поставить решительную точку в бесконтрольной вакханалии на наших водных ресурсах (слово «ресурсах» было сказано с особым смаком; часть депутатов с этого момента начала внимательно вслушиваться). И я, как эманация волеизъявления нашего народа, да что уж там – как простой речник-судоводитель, с чистым сердцем и честной душой призываю вас голосовать за новый водный кодекс!

 
Действие зафинальное, которое вы видеть не должны бы.
Дорогой кабак в центре столицы. Депутаты отмечают принятия кодекса. Все в приподнятом настроении и подпитии.
Депутат №2 (сквозь смех). В фарш, нашинковал? «Шапочку подберите!» А-ха-ха ! А народ? Веслом, говоришь, сверху, по сусалу?! А менты? А, умора!!!

Люди-айсберги

О сиюминутности мелькающей морды

Вот захлопнулись двери маршрутки, а снаружи остался неуспевший мужик. Ты с интересом наблюдаешь, как он там прыгает, коготками по грязным дверкам шаркает, орёт что-то, машет оглоблями и, вероятно, насылает бесконечный понос бездушному водителю автобуса, доказывая жизненную для нас важность нахождения его здесь, внутри, с нами. Ещё миг - и мелькающая морда неудачника скрывается в густом выхлопе умирающего от натуги дизеля, и ты уже думаешь о другом, может быть даже о вечном, и заботливые нейроны мозга тщательно стирают ссаными тряпками образ заоконного попрыгунчика, дабы не заваливать головной чердак всякой сиюминутной хуйнёй.

Ray Caesar, Incognito

Возьмём к примеру уважаемого, по настоящему уважаемого, художника, писателя, конструктора. Что мы знаем о нём, как о личности? Да нихуя не знаем! Только лишь с выцветшей фотографии сурово смотрит то ли человек, то ли потомок далёких цивилизаций. Или вообще не смотрит, а лишь осталась картина неизвестного художника на которой якобы изображён этот великий человек. Всматриваешься ты всматриваешься - ничего интересного. А что до жизни его? Ковырнуть бельеца грязного: кого ебал, кого нет, какие имел страсти и пороки, где опозорился и просрался? А ты чёрт, и здесь ничего нет! Только лишь журналистишки - грязь из под ногтей, нацеживают тухлой кончины мозговой поллюции на очередной глянцевый высер из биографической серии. А так, что мы знаем о великих, оставивших культурный след в истории? Только их след в истории - прекрасные картины в лучших музеях мира, веками перепечатываем книжки и вечную музыку. Тогда опять всматриваемся в редкие пожелтевшие фотографии и пытаемся там высмотреть нечто, что надо почерпнуть, что бы встать в один ряд с ними. А вот хуй, дорогой, не тот путь.

Совсем другое дело гавно. Гавно вообще другое дело относительно вечного и великого. Нет, говно тоже вечно, но оно никому не нужно, как тот мужик за окном уходящего автобуса. Тем больше то говно лезет к нам в дом. Кто там на экране трясёт сиськами-письками? Кто мычит и кивает сосредоточенным ебалом? Кто в ужимках и прыжках пытается перещеголять макаку? Всё это - мелькающее гавно, изрыгающее гавно. Вам не надо разбираться в тонкостях бозонов, нотной грамоте и художественных школах что бы узреть Художника. Если боженька обделил вас чувством прекрасного, то я дам вам прекрасный, лёгкий и стопроцентный способ отделения говногенератора от настоящего Художника. Мало того, способ даже в состоянии ранжировать говно по степени говнистости!

Берём любого казалось бы важного для эпохи человека, всего такого на слуху (уже запашок говнеца, кстати), и смотрим, сколько его портретов можно набрать в медиа-пространстве путём закидывания простого дырявого невода? О, какой улов! Вот он в интернетах на тысяче страниц, вот он в своей мастерской, вот его галереи, вот он сосёт хуй, простите, вот он с известным галерейшщиком и меценатом, вот он даёт в жопу, пардон, вот он с президентом важного фонда, а вот он, ой извините, даже говорить не буду, с самим за ручку жамкается! Включаем телик - он там на всех каналах: то здесь попиздит, то там постоит, то с этими перетрёт, а потом так ножка на ножку, и давай томно тянуть "моёёё твооорчество." Поздравляю, вы поймали качественного защеканца, пидораса, хуесоса, говноеда, блядскую продажную натуру, кого угодно - но только не Художника. Не ждите от него картин, книг, фильмов, формул и космолёта. От будет отплёвываться пожухшей кончиной, отпёрживаться ей же, много говорить и нихуя не делать. А денег возьмёт, между, прочим, как за целую смену миньетчиц метрополя. Запомни, товарищ - если ебало мелькает тут и там, то это очередной мимолётный хуй пытается пробраться в вечность, на своём натруженном сфинктере. Но ведь боженька тоже не фраер, а весельчак! Кувыркается такой выскочка по коридорам останкино, задевает разорванным очком за все углы, а под конец, когда уже поезд метрополитена без проблем проезжает его насквозь со свистом, то тут и кончается то, ради чего всё - бабло истончается и затыкается. И вместе с баблом заканчивается и сиюминутный пиздобол, ибо нихуяшеньки значимого он не оставил, кроме своей гламурной мордашки, которая будет похерена вместе со всем шлаком интернета. Таже хуйня наблюдается в политике, которая непонятным атавизмом тащится в треклятой рашке. Тихо спиздил - и ушёл, это по нашему. Так нет, надо вывалить морду на всеобщее обозрение, шамкать невнятным ёбычем и жевать сопли про модернизацию. Будет такой депутат работать? Конечно нет, он же гавно общего доступа, расшаренное ебало, он пришёл в этот мир грабить и воровать, о чём и сообщает нам своей отожранной рожей, не влезающей в окно чОрного джипа.

Здесь можно приписать метафизики. Если человек торгует ебалом, активно торгует, прямые продажи, МЛМ и прочее (увидил петросяна - сообщи знакомокй бабке - 25% шуток тебе бесплатно), то он переходит в то виртуальное ебало, и прекращает быть собой. Честная схема. Приходит честный депутат, уже, кстати, ржака, и начинает депутатить: обклеивает ссаные парадные своим глянцевым портретом. Для начала на выделенные триллионы покрасит лестничные клетки, через год уже просто будет трещать с трибуны, а через пять мы увидим его на закладке собственного торгового центра и, конечно, число мельканий его ряхи увеличится невъебенно. Где честный депутат? Проторговал еблище: всё оно, как в портрете Доирана Грея, перешло на тот картиночный образ, а человека взял сатана и выебал прямо в жопу. Получившийся ублюдок уже не принадлежит себе, он часть системы воровской шайки, он - тот созданный образ на плакате и в народной молве, а значит надо соответствовать. Аналогично со всем ящичным пидорьём, т.к. ящик у нас есть самый мощный аннигилятор личности. Попадёт туда человек, и хуякс - уже пидор. Уже жеманничает с телика, сосёт гроздьями хуи, рекламирует тампаксы и лижется с примадонной. И лишь старый старый дед вспомнит, что когда-то этот человек с экрана был личностью, пока не направили на него ужасный луч телекамеры, испепеляющий всё хорошее в человеке. И все, на кого направили луч телекамеры, сразу стали пидорасами, любить свою власть, стали тупыми, капризными и продажными. Бумажное говно, конечно, уступает своему большому теле-собрату, но появление на страницах гламурных туалетных журналов тоже не делает чести человеку, тоже приближает его к состоянию безвольного гавна. И так до предела, пока человек, бывший человек, полностью не переходит в созданный образ очередной медийной какашки. При этом физическое тело и глубины сознания бывшего человека уже никого не беспокоят, человек перешёл в общественный образ, в публичную персону, блять, а это уже публичная девка. Причём, что на уровне государственном, что на уровне твоей конторки: стоит нормальному человеку торговать ебалом, так он становится сукой продажной, тираном и говноедом, начинает продвигаться по лестнице говноедов, ещё больше торгует ебалом и так до бесконечности, пока не остановится на должности какой нибудь важной говнистой суки типа директора по важной хуйне.

Так что, товарищ, смотри всегда в суть вещей, в суть человека, что можно косвенно понять по частоте мелькания его противной хари. Если человек смотрит на тебя отовсюду, это уже не человек, а виртуальный образ, перешедший на плакаты, в телевизор, или даже в много пиздящий генератор речей на твоей планёрке. Креатива и работы от такого пидорга не жди. Не будет тебе ни организации работы, ни премии на новый год, ни литературных достижений ни красивого кино - некогда, надо торговать ебалом и снимать, например, самое великое кино. Посему надо чётко разделять творца и творение. Первый, по сути, и нахер ненужен. Нужно второе - результат, он ложится в тончайший слой культуры над толстенной стеной быдла. Вот примадонна, спела много хороших песен, вот и время было из двустволки себе в морду пальнуть (представляю тонны шматков целлюлита свисает с гардин), и осталась бы благодарному человечеству одна бесцветная фотография, выполненная на татарской плёнке ТАСМА и десять песен, и смотрели бы мы ей в глаза отсюда и думали свою думу о вечном. А щаз что? Стыд и срам, тьфу, хоть детям глаза закрывай! В противоположность могу привести товарища Кафку. Три фотографии, и все на паспорт. И сразу - гений! Или козьма прутков, до сих пор пользуемся, а его то вообще нет! Иначе говоря, с одной стороны Творчество, а с другой стороны Эгоизм. Как домашнее задание можно подумать, ради чего на этом свете дёргаешься ты: или реально что-то делаешь, или делаешь вид, что что-то делаешь, звонко рассыпая вокруг свой образ, что бы постепенно превратиться в пиздящий ноль.
Люди-айсберги

Об ограничителях

Любой технически-грамотный человек понимает глобальный смысл ограничителей, которые, вместе со свободным ходом объекта между этими ограничителями и даёт то, что мы называем системой. Всё остальное - мишура и томление души между ограничителями, которые составляют нашу жизнь. И если собственно наполнение жизни есть вещь понятная и изученная, как величавое движение сисек новодворской по плавной кривой маятника, то вот ограничения всегда стоят как цивилизационные вехи, вокруг которых, собственно, и ломаются копья всех человеческих страстей. В общем, мужики, без упора не работать!

Без упора не работать

Если бы мир был безграничным, то великие суперчеловеки будущего давно бы уже порезали всех ментов и депутатов на био-соломку, всех пьяниц и барыг перевели в питательный фарш, а сами бы улетели на неизведанные планеты, растить марсианские яблоки и писать картины лунного заката. Хуй вам, товарищи мечтатели. Кроме кучки высокоинтеллектуальных образованных пионеров есть ещё многомиллиардная толпа безмозглых говноедов, которым нахуй не сдался ваш марс с картинами, а нужна полосатая палка да штаны с карманами побольше. И их - большинство, это их планета. Поэтому как бы ты, весь такой прогрессивный не вышивал кевларовые паруса своих надежд крестиком, а правила будет устанавливать большинство. Ведь мы же за демократию, так, мой дружок? Так вот о правилах...

Ещё с детства все воспитываются в ненависти к правилам. Туда не ссы, то не ешь, это не смотри: концлагерь какой-то, а не дом! Затем всю сознательную жизнь мы изучаем и выполняем правила так, что к сорокету ты становишься правильным и ровным пацаном в своей деревне, жизнь становится удивительно проста и прекрасна, всё предельно чётко и понятно. Это, мой далёкий сетевой калека, жизнь тебя обтесала, в соответствии с принятыми условиями игры, с узаконенными правилами. И ты или подчиняешься им, и живёшь в образовавшейся ячейке, или люто негодуешь, и к определённому возрасту всёравно закатываешься в ячейку, например, борцуна с несправедливостью, с партийным баблом и личным счётом в банке. Хуле, кто играет не по правилам, таких никто не любит, будь ты хоть барыга лоточный, будь хоть олигарх. Вмиг посадят и сотрут в какашку. Кто сотрёт, почему сотрёт, на каком основании? А есть, мой дружок, понятия, они же правила, они же, говоря сухим техническим языком - ограничения, которые человеки сами себе поставили, что бы жить вместе, в одном бараке.

Современное общество ацки демократично! Когда ты захочешь настоящей свободы, скованной только ограничителями матушки-природы (что, например, хер у тебя не более 20 см, как заложено по техзаданию), то всегда велкам в ближайший лес. Можешь выпрыгнуть из своей затхлой коробчонки джипа в чём мать родила в пахнущий свежестью стог сена, и послать нахуй всю цивилизацию. Скорее всего, конечно, ты попадёшь харей в мёрзлый сугроб, ибо договаривались: никаких ограничений социума, а стог сена, поле и дорога - это таки люди сделали, а значит не тру-безлимитка. Но желающих питаться сушёными комарами и пиздится деревянной рогатиной с голодным медведом (партизаны приморья тут не причём ;-) чот не находится. А значит ограничители - это самостоятельно нагружаемые на себя вериги обязательств перед обществом, которые надеваются в трезвом уме и здравой памяти, но сидя в тёплом кресле с ЖПРСом, ЖПСом и прочим вайфаем. Всё, как товарищ Ленин нам сказал, расжевал, помер, а мы мучаемся в выборе между икеешным диваном и демократией.

За сим получается занимательная механика. Любой отдельно взятый индивидум, в том числе и ярый революционер, полюющийся потоками ненависти в адрес Системы, не что иное, как броуновское движение глубоко зашоренных правилами мелких людишек, которые просто вылезли этим весенним днём попиздеть на местный броневичок. И молодёжь с ящиками пива в худеньких детских ручках на демонстрации, и дяди-тёти, вылезшие из мерседеса поприветствовать участников соревнования, и даже арт-тусовка с вёдрами блеватни для очередного перфоманса, вся эта разношёрстная казалось бы пиздобратия не что иное, как те же одноклеточные амёбы в лабораторной баночке петри, взращенные на одном нефтяном бульоне в одних рамках круглой баночки. Всё разнообразие этих ебаных клоунов тычется моськой в один набор ограничителей, которые не дают им подняться выше своего нефте-алюминиево-лесного ресурсного бытия. И мало того, вся кодла до последней капли гнилой своей крови будет защищать этот режим: и только что подпёздывающий про демократию полит-пиздобол, и дядя с мерседеса, и генератор арт-объектов. Все побегут сажать, стрелять мучать и вешать. Бунт на корабле, да хуй там, в миг упакуют и выкинут на съедение крабам.

Такая жизнь очень удобна. Система ограничителей, выпестованная сотнями лет совместной жизни поганых человечишек, да покончивший с дефицитом масспродакшн товаров, сделал идеальную систему бронебойной улитки комфорта. Ты хоть разъебись в лепёшку, но толстенная раковина уюта засунет тебя в рай потребления и правильного поведения. Такова всемирная система ограничителей, которая и есть единая в трёх жирных толстокожих нечувствительных слонах основа бытия, на которых стоит наш мир, и которая определяет сознание. Хочешь не хочешь, а получи квартирку, машинку, кредитик и стойло, плюс жену и дети. Это будут те болевые сиськи, за которые тебя Система будет дёргать, когда ты решишь, что умнее и достоин большего. Достоин? Ну так пиздуй в лес, там места - до усраки, делай свою систему, со своими правилами. А мы потом придём и поржём, что получится та же греция образца до рождества христова, без сотовых, машин но с добыванием огня трением.

Не для того некто создавал эту забавную планету, что бы вот так вот заткнуть рот свободомыслию ашановской соевой колбасой. Обязательно у человечишка мысль вылезет "что я сделал не так", и давай свербить. Где же подъёба, что не так, где не то, когда разверзнутся хляби небесные и земля разойдётся и все мы ёбнемся вниз за то, что не выполнили предназначения? И, что удивительно, мысли эти приходят всем, независимо от цвета ёбыча президента, урожайности ананасов в данном регионе и вероисповедания. Станет человек думать "а как бы жизнь изменить к другому". Вот тут я и подскажу: думай об ограничителях, как их сдвинуть, но что бы не завалило. Не надо замахиваться на спасение мира, даже гитлера и того задавили, а уж тебе, сраному интернетному прыщу, даже субботник не собрать во дворе.

Спасение мира без понимания активным большинством новых приоритетов бессмысленно, учитесь у марксо-лениновских титанов. Только полная реинкарнация, массовые расстрелы, форматирование винчестера и перестройка сознания сделает новую жизнь, всё меньшее - надиванный компромисс в поисках комфортной позы прислонившись к железобетонному ограничителю как к стеклу маршрутки в попытке поспать. Хуй тебе, дорогой товарищ, маршрутка она так и останется: тут или спать вечно пьяным сном в своей блевотине на задних рядах, как принято в россии, или довольствоваться ролью пассажира за четвертной куда везут и молчать в тряпочку. Также бессмысленно снимать ограничители лично для себя: выебать престарелую старушку перед мавзолеем или взорвать состав с пенопластом или высунуть голову навстречку из той самой маршрутки - бессмысленно и народ не поймёт, да ещё и голову оторвёт. И ещё более бессмысленно в позе лотоса онанировать на свою полную внутреннюю отрешённость от мирских проблем в экстазе тибетской медитации. Инвалид-колясочник по сравнению с таким тобой просто таки зажигалка и плейбой с хером наперевес.

К чему всё это написано. Как всегда, как и всё - ни к чему. Может быть к призыву разогнуть спину и посмотреть на жизнь сверху-сбоку, что в ней есть правильно-ограниченного, а что есть условность. И вот когда, на основании прожитого опыта, ты сдвинешь какой-либо ограничитель в сторону, то тут и польётся кармическая манна небесная, попрёт фонтан креатива и да узреют другие сгорбленные людишки, что можно ещё и так, и не страшно это, а даже полезно и нужно и приятно. На марс, конечно, никто не полетит, менты дубинками не перестанут всех бить, но самосовершенствования вы точно добьётесь. А уж надо ли вам без надобности приумножать печали - ваш выбор.