Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Люди-айсберги

Почему чулпан щелбан?

В нашей ссатой банке с московским говном очередная обоссака. Дочь питерского топ-вора принародно кинула какашечку в помирающих деток. Попкорнистый нород рад - уссашечка по ящечку! Тырнетные жиры трут клиторы мышек. Рим гниёт столичными миазмами и лошадиными оргазмами.

Лошадь мочит чулпан

На очередной взаимораздаче медалек имени кино-автоваза с открытиями года "спасибо, что заебал", наша прекрасная лошадка навалила кучку в тёплые ладошки национального лекарства от рака. Народ просрался газобетонными блоками оптом, силикатным и шамотным кирпичом. Народ с радости обрыгался американским попкорном, захаркал слюнями свой безразмерный телевизор: "порви его(её), сучка! дай пизды этому(этой) уебану (уебанше)!" Суки, раздайте народу оружие! За чулпан, за часы митрополита, за стояночку у берёзки во дворе: рашкин народ зажрался и готов порвать нефтезажиревшую жопу даже за такие мелочи. Даёшь всевышнее разрешение, свободное ношение, безмозглое употребление! За родину, за сталина, матросовых дохуя у нас, каждый с клавиатурой, рвать жопу за пыль, из которой теперь состоит наша жизнь. Где вражеский дзот?! Вот он! Я иду, мои кишки полны соевых сосисок с бумажными макаронами и порошковым пивом, я готов вывалить свой химический ливер в харю врагу-окупанту!

Что может нам сказать со сцены постперестроечная сратая элитка, пожирающая позолоченные крутоны в ресторанах? Хули ждать от элитки, испражняющуюся на страну переваренными крутонами с высоты останкинской иглы? Что нам сратая элитка с фотошопом на руках?!! Нахуй нам спасибочтоживые генитальные актёры? Только ебучий балаган, который они устраивают перед всем народом, шакальи поёбки, подколки в нежные элито-сраки, отжим пыльной недвижки именем нищего христа аккурат перед пасхой. Страстная неделя, пасха в россиянии: рулон руберойда спихжен и пропит, элитные бомжи у костра таскают друг друга за космы на тему кто больше любит главаря банды, и дала бы она ему если бы да кабы. "Онажемать! Слезаребёнка! Сукапродажная! Путинкраб!" - доносится от духовных русичей и разносит по выжженному полю с газовопузырящейся нефтью.

Стоит ли великосветский срач от руссиянского маразматичного гусмановского "искусства" слезы ребёнка? Стоит ли одной продлённой москвальской полужизни в обмен на стомиллионов нищих россиян? Да нехай хоть подохнет, нам срач подавай! Персональный христос в каждом олигархе, рецепт очевиден: вырвать у всех почки на экспорт, и каждому сотому - кто поближе к москва-трубе - отдать взад, некондиционную, под фанфары и слёзы ребёнков оптом. Христосы по комсомольски спустились на землю с катальной горки в бронированных стосороковых пасхальных яйцах мерседесов. Христосы закалились под горбачёвско-собчачное благословение, начали рулить хитро, рыже. Теперь на кривожопых славянских болотах упыри и вурдалаки надевают смокинги и смакуют роль богов олимпа, властно определяя, кому на руси жить, а кому зарабатывать. Кто против - идёт нахуй, кто за - снимается в рекламе "одобрямс", кто освященный святой перестройкой да принесённой жертвой наследственный тролль - согласованно линии партии троллить. Остальным традиционно - хуй и теледебилятор с элит-биенале и попкорном.

Вот дом, который построил Пу.


  • Current Music
    Limp Bizkit - Gold Cobra
Люди-айсберги

Почему пизде пизда?

Россиюшка негодуе! Жуки могильщики вибрируют усиками и бьют друг друга лапками по тупым одноклеточным мордочкам. Морг не принимает тело разлагающейся рашки. Она гниёт там, за забором, в месте, которое все обходят стороной, прикрывая детям глаза.

Пуськин райот

Фейерверк цветных труселей с начёсом недавно пощупал клитор лужковского храма с поддельным куполом. Храм возбудился и оргазмировал вулканическим залпом православных лучей поноса, завалив всю округу калом-282. Остановились заводы, параходы, газеты; перестали вытираться жопы и ссаться струи, пилиться откаты и падать фобосгрунты с булавами; грязный матерящийся рабочий автоваза застыл со своей кувалдой в цехе предпродажного вдыхания жизни в изделие. Норот хочет крови, четвертования, гаррот, килевания, быть начальничком в пыточной и поближе к тирану. В стране зла, абсолютного маразма и нихуянеделания нашлась тема, достойная для многодневных обтираний.

Суть искромётного высера цветных луковично башковых тёток была проста - "заебала ОПГ РПЦ, воровала бы себе, так лезет ко всем!" Исходный позыв креаторов был забыт сразу, как звуковая волна достигла золочёного комикса на стене поповского домика: это рашка, сборище деградантов. И началось извечное российское "эй ты, иди сюда, ты кого козлом назвал?!" Одноклеточные дегенераты ведут себя как пьяные работяги у киоска где, как известно, не стоит ожидать великих открытий но по ебалу получишь однозначно. Вся эта информационно-пердящая шушера рашкованов вывалила весь майонез своего отношения друг к другу, добавив в области пельменных харь вкрапления кетчупа. Современному населению этой страны много есть что сказать но уже нет чем подумать. Как стадо мычащих инвалидов собираются они в зловонном трюме на тонущем корабле и ебашат друг другу в торец, мычат, обличают, не забывая держать на вытянутых вверх руках спизженный золотой кунитаз.

Это всего лишь очередной гнойный чирий зараженной и загаженной помирающей страны. Все активные глисты собрались в жирной кровью печени и выкопали себе там золотые норки, откуда гневно посылают пакеты тсп/ип "непотерплю! посадить!". Что ещё могут славянские парашники, просравшие все полимеры, как жрать друг друга, бить_бабу_по_ебалу, возбуждаться по поводу и без повода, теребить в штанах повисший имперский хуёк. Перекрыл верховный гоблин кислород - логично началась газовая гангрена, переваривающая постылых рашковынов в газ и пускающая его по ветру: вот он, биореактор-то! Лечение бы, иссечение мёртвых тканей, откачать рублёвский гной, да пенецилину курс НАТО. Но кто-ж полезет в эти ебеня к разлагающейся вонючей туше уже неопасного медведя? Так и будет рашка сама себя жрать, ебашить кулаками в ебало соседу, онанировать на бандитов и чОрный джип, воровать при случае с упоением и погружаться в пролежни потенциально-многомилионных квартир. Гангрена рашеньке, газово-нефтяная, пиздец пизде, и попизде.


  • Current Music
    muse
Люди-айсберги

О буддистском расслаблении булок

Мировым сообществом издревле накоплен опыт, что если тебя насилуют - то надо расслабиться и получать удовольствие. Из чего, собственно, и вылупился буддизм с нирваной, о которых мы - удалённые от тёплой азии - постоянно забываем.

Нирвана расслабляет булки

Надо понимать, что диалектика жизни такова, что всю жизнь рядом с вами, в близкой анальной опасности, всегда будет летать на крылышках страпон с ржавыми гвоздями, и при постянно намекать о своём существовании дружескими потыкиваниями в область пониже таза. Будь ты министр, коротышка с гейпадом, грузчик или шахтёр, при рождении на тебя будет изготовлен базовый жопотык, который в дальнейшем, по мере роста жизненных и мозговых проблем, будет приобретать полноту и шершавость. И никуда от этого не деться, потому что рациональный разум всегда будет замечать неровно наклеенные обои, скромную кучку фекалий в углу лифта или спизженный с бюджета очередной мильярд. Горе, беда и геморрой, они всегда с тобой, они в окружающей жизни, они всегда видны, они всегда ведут к депрессии, к донкихотовскому разрыванию сраки, возможно к одиночному буханию, к замыканию сам в себе со своими проблемами и в итоге к тому, что мы называем "самостоятельная установившаяся личность". Значит по нашей, европейской традиции, человек состоялся когда набрал себе непосильный груз разнокалиберных геморроев на свой вкус и, треща сракой, пытается тащить всё это с серьёзно-страдальческой перекошенной харей, лилейно взращивая в себе чудовщиные психозы и комплексы, при случае и по служебному или бизнес-положению изливая гной исковерканной души своей на нижесбокустоящих. Иисусы ёбаные, он страдал - и нам завещал. Ладно бы сделали хотя бы что, так уже пол века всё одно говно вылезает с подливкой и очередные МБА глисты в нём.

В нашем понятии, в наш атомный век, жизнь есть сжатие булок свыше атомных сил, зажатие всех энергетических потоков в один сфинктер, дабы произошла говноядерная реакция и блядина-судьба, треща радикулитом, начала поворачиваться к нам лицом, а не жопой. Считается, и доказано британскими учёными, папой римским и шарлатанами всех мастей, что без адского напряга и самостоятельного насаживания на кол с улыбкой хуй чо будет. Вероятно, такой механизм подсмотрен у инопланетян, которые в древности легко и непринуждённо, но каждый день, строили свой летающий корабль чтоб съебаться отсюда нахуй, пока обезьяны тупо сидели на ветках. Гуманойды съебали, оставив некоторым обезьяньим самкам свои гены, которые дали нам энштейнов. И вот, все энштейны померли или растворились в толерантной муслениггерной смеси, а заветы въёбывать до судорожного сведения булок остались. Вот и сжимаем мы сраку каждое утро, с первым звуком будильника, едем, зажав зубы в офис, закидываем детей в детсад через форточку, давим на массу на заседаниях и так до вечера, и только ночью мы расслабляемся, попав в столь зыбкую нирвану, в которой матери будды пришёл белый слон. Просыпаемся - ни слона ни покоя, одни бараки и волки и солнце даже не всходит.

Ладно бы результатом нашей напряжённой жопной орехоколки стали чистые дворы и помыслы, работающие чиновники и светофоры, здоровые люди и зарплаты. Так хуй! Всё тот же калёный страпон рашкиного бытия, вытаскивающий тебя из тёплого сна на загаженные улицы морозного мордора! Всеми подчёркивалось долбоебичность положения рассеи промеж двух ног: европы и азии, и также выделялась замечательная особенность рашки как говняной губки: впитывать всё говно. Вот уже тыщелетия рассея коллекционирует отборный европейский и азиатский кал, тщательно его пережёвывая, в надежде что нет нет, да хрустнет на прогнивших зубах тот орех мудрости, ради которого всё затевалось. За это время орагнизм полностью отравился высосанным через кишечник ядом говна, орех мудрости был не замечен, проглочен, непереварен, высран и бесконечно потерян. Так мы забесплатно залезли в ушат кала, на посмеяние всей европы и азии. Так мы приняли самую жёсткую ветвь мусульманства - русское православие в платочке с губками-сжатым бантиком да кулаком за спиной, так мы и мечемся между незнанием и желаниями, и если бы не труба в богом забытой тундре, то никто уже не помнил бы о нашем забавном народце, попавшем ни туда ни сюда впросак, между европой и азией.

Так вот, памятуя больше азиатское наше происхождение, понятны наши тенденции спиздить легендарный рулончик руберойда, купить неибаца джип в кредит и засесть завидовать соседу, который ворует более успешно. Ацкий снежный климат не даёт засидеться под одной веткой сакуры в созерцании мира, всё больше ёлки с берёзками да лесные коровы своими лосиными рогами задевают за сосульки. Тем паче необходимо напомнить рашкованному гоблину о корнях азиатских, о великой технологии, которая за мульонмильярдов лет пришла в маленькую жёлтую голову узкоглазого человека! В русской традиции она формулируется целой гроздью пословиц и поговорок от "работа в лес не убежит" до "посылай всех в песду". Идея настолько мегаохуенна, что, после многих лет всяких мусле-христианских поёбок и пыток, идея оформилась в целую религию, к которой мордорский гоблин первым должен обратить своё щетинистое ебало. Буддизм! О, как это по русски! Буддизм - разожми булки, пошли всех нахуй и люби одновременно. Буддизм - бога нет, нихуя нет, расслабься и получи удовольствие. Буддизм - всё тлен ебучий, работать не надо, всем на медитацию как на партсобрание. Не удивительно, что олигархи да ментовские упыри насаждают нам религию мусульманско-православную, где надо работать на дядю, чувствовать себя виноватым говном по рождению и давать в жопу забесплатно, тогда как народ, каждый россиянчик, в душе конченный буддист: что начальничек в кресле в позе лотоса что опёршийся на лопату дорожный рабочий, пребывающий в глубокой сансаре со своим беломорканалом в огрубевших руках.

За сим каждый мордорец, что бы не сойти с ума с ебаным правительством, с мудаками-соседями, с ёбнутым начальником, с бесполезной говноработой, с остоебенившими пробками, с напрасной борьбой, с вечным бегом по кругу, с девятью месяцами зимовки; каждый гоблин должен откусить себе кусочек от запретного яблока буддизма. "Ебись оно всё конём" - наша священная мантра, иначе психоз, ЖЖ, мочекаловыделение с пеной у рта, ранний инсульт в бараке рашкиной больнички, и медитативное заключение бабушки-"сестрички": "откинулся, болезный". Надо так: поработал - пошли всё нахуй. Поработал - наша половинка от европы, нахуй - наша половинка от азии. Зачем первая часть? Так у нас, блять, зима круглосуточная, подохнем без тепла и жрачки. Только тогда за заводским забором забрезжит цветная нирвана, когда тупорылый рашкован начнёт понимать, что йога - это не три часа в пердячих пробках после десяти часов в офисе по заседаниями с мудаками, каждый как кувшин негативного дерьма, опоздание в зал и 45 минут потения с ублюдочными премерзкими офисными курицами в обтягивающих жировые складки тренировках размером с дирижабль! Не будет вам очищения души и тела в золотом колесе мегаполиса! Конъюктевит, радикулит, гайморит и простатит вам, а не йога; кредит, дерматит "башка опять болит"! Йога это буддизм, а буддизм - это расслабленные подтянутые булки. Восток - дело тонкое: расслабленные для всего, подтянутые для себя. Вот когда будешь жить, а не существовать рабом, выдаст белый слон тебе здоровье до ста лет, стояк до семидесяти, лёгкость бытия и радость каждого дня в окружении любящих внуков, а не шакалов-балбесов с твоей фамилией, ожидающих наследной хрущовочки. Пока же весь буддизм евроазиатского болотного гибрида сводится к набухиванию антифризом в компании малознакомых гопников за грязными гаражами дабы войти в химическую непродолжительную медитацию или в тоже двухнедельное набухивание с опять таки малознакомыми узколобыми пацанчиками в турецком бассейне. Всё это на фоне тотальной коррупции, воровства и безнадёги. Есть рецепт счастья, не забывай о нём, мой морозный стократ обворованный рашкован! Расслабь булки, и пусть ебимый тебя хуй пролетит насквозь, что бы раствориться в исчезающем тумане авидьи!


Люди-айсберги

Как поп плащаницу добывал.

Поиск предела тупости прихожан ударил по самому святому, что есть у высоко духовного российского человека – у попа отняли большой чёрный джип. Теперь в этой сельской дыре без джипа поп был самым, что ни на есть, обычным человеком. По заповедям это, безусловно, хорошо: приближает к Богу, делает жизнь праведной. Но в реальной жизни это отодвигает от духовного руля; народец смотрит косо и, того и гляди, мерзким, гнусавым голосом, завопит: «поп-то ненастоящий!» Попу требовалось срочное восстановление духовного статус-кво, поднятие авторитета среди народа и перед головной московской конторой. А как его поднять-то, когда на вверенном участке денежек – кот наплакал? Всё колхозные пенсионеры, мутные бизнес-функционеры да беглые каторжники без регистрации. «Да уж, послал мне Господь испытания!» — думал про себя поп, когда в качестве подаяния приносили то пару яиц вкрутую, то луковицу, а то и вовсе ничего. Другой бы духовник сдался, спился бы, пропил последнюю икону да пожёг церкву и сам в ней угорел. Но не таков был наш поп, искатель предела тупости.
— Не на того напал! Накося, выкуси! — каждое утро бросал он в небо вызов и складывал кукиш замёрзшими пальцами. И думал, думал, думал. Как ему авторитет поднять? А за ним и денежки придут, и джип, и наступит благодать и рай на земле в одной отдельно взятой автомобильной коробочке. Для одного отдельно сидящего там человечка. А другим – шиш! Надо было молиться больше!

* * *
Ранним морозным утром поп выбежал из своего домика-пряника и посеменил к соседу. Выглядел поп возбуждённым, что после недавнего отжига в церкви вызвало у народа дурные предчувствия.
— Сосед, эй, сосед! Дай трусы!
Сосед спросонья и бодуна выкатил глаза:
— На что тебе мои трусы? У тебя своих нет? Опять что задумал нечистое, столичная дрянь?
— Да не, у меня есть, но всё не те: брифы, боксёрки в обтяжку, хипсы, Патириархом дарёные стринги именные, на крещение в вип-проруби. Тебе не понять, не загружайся. Не то всё. Мне обычные надо, «парашюты», чтоб с русским размахом!
Схватив пинцетом добычу, атласные безразмерные «семейники», и осторожно, как Шерлок Холмс, погрузив их в целлофановый пакет, поп побежал к знакомой Клаве с птицефабрики.

Вбежав в здание птицефабрики, где стоял жёсткий духан первой мировой (раздел отравляющих веществ), поп подбежал сзади к дородной молодящейся бабе и крепко схватил её за безразмерную задницу со словами:
— Хоррроша, Клава!
И сразу присел, привычно увернувшись от многотонного удара её здоровенной ручищи.
— Дурак! Испугал! — сказала она, убирая волосы со лба. — Чо пришёл, кобель? Я жанатая.
— И я навеки скреплён вечной службой господу нашему, — ловко ответил поп, не отпуская задницы. — Пошли на сеновал?! Ну, не хочешь, как хочешь. Я по делу пришёл.
— Какое у тебя дело, попяра? — усмехнулась работница. — Нешто молиться? Смотри, не устань, болезный. Али опять церкву попалишь?
— Слушай, у вас тут автоклав есть. Надо одну тряпицу там помучать. Что бы старой выглядела, да и продезинфицировать не мешало бы.
— Старый, опять не дело мутишь. Где твоя тряпица?
— Чёрт! — поп начал суетливо щупать карманы. — При входе, на подоконник положил. Надо срочно искать.

При входе, у ворот, сельский механик чинил трактор. Он стоял в лучах зимнего солнца и сосредоточено вытирал тряпкой какую-то вонючую масляную деталь, вырванную из внутренностей старого трактора «Беларусь».
— Тюю, капут моей тряпочке, торговец органами, — уныло сказал поп, вырвав труселя из рук незадачливого механизатора. Посреди изделия, аккуратно на причинном месте, красовалось чёрное жирное пятно из отработанного масла.
— А чо, я ничо, оно там лежало, бесхозное. Я смотрю – тряпочка, чистая. Это ж невидаль у нас, на фабрике, чистое, я и взял, — оправдывался механизатор.
— Ладно, пятно так пятно, пойдёт. Потащили в автоклав. Будет аутентичнее, — и поп с Клавой пошли в недра птицефабрики дезинфицировать труселя. У них был ровно час.


* * *
— Это прорыв, Елизваета! — поп изливал энергию на всю церковку, вытаскивая из труселей резинку. Труселя полиняли, обветшали, но масляное пятно посерёдке только заиграло новыми красками.
— Слышь, Лизавета? Это тебе не «айпад» ихнецкий, заграничный, не «нано» ихнее, московское. Это прорыв! Это наше, местное «нано»! Открытие года! Так и вижу телевидение, блоггеры, прости господи, и даже сам Патриарх! И все спрашивают «откуда» да «как». И тут я выхожу, аккурат на вот это вот крыльцо, скромный такой, с плащаницей в руках. Ты слышишь, неблагодарная?!

Елизавета — верующая, потому и автоблаженная, на общественных началах помогала попу убираться в церкви. Своим болезненным пресным видам попа не возбуждала и больше ползала раком по церкви с тряпкой в руках без шансов на продвижение вверх.
— Опять Вы, отец духовный, дурь безбожную затеяли, — откомментировала снизу Лиза.
— Но-но! Попрошу! Что вы, народ, о духовном знаете?! Вам лишь бы откупиться от грехов своих да опять водку пить да прелюбодействовать. А историю выучить, почитать святых и святые артефакты – так неееет, это не про нас!
— Учим мы всё, денно и нощно в молитве проводим, — не унималась Елизваета.
— Вот ведь упёртая коза! Даром, что в свои годы так уборщицей и вкалываешь. Слышала ты, смертная, про плащаницу?
— А то ж, кто не слышал! Плащаница господа нашего. Святая реликвия. Британские учёные доказали...
— Пидоры твои, эти британские учёные. С таким баблом можно и негра в папы произвести, прости меня господи ещё раз, раба своего. А кто Россию будет пиарить? Кто, эти москвачи? Я тебе как на духу скажу – ложили они на Россию с прибором, вороньё столичное. Так что только нам, грешным, уготован путь тяжёлый, но праведный, поднимать с колен, делать историю и гордость русскую взращивать. Ты готова, Елизаваета?
Женщина устало поднялась с тряпкой в руках и вопросительно уставилась на попа:
— Это хорошо, родная. Давай, освободи место в центре и притащи во-о-он тот стол, да протри его! Сейчас будем историю делать, а там и начальство не за горами, и новый джип.


* * *
Следующим утром в церкви было не продохнуть от народа. Всем было боязно после прошлого отжига, пожарники даже прислали машину, но было дюже интересно, что поп отчудит на этот раз. Внутри, в центре стоял резной стол, на нём – стеклянный колпак из химической лаборатории колбасного завода, а под колпаком – что-то похожее на жжёную тряпку. Поп выглядел торжественно и сверкал глазищами, как будто ему стало известно об обвале рубля, а он уже всё в баксы перевёл.

— Дети мои! В этот радостный, светлый день наш любимый Иисус Иванович обратил своё внимание на наш богом забытый приход! Свершилось! Благодаря вашим молитвам и подношениям, конечно.
Затем поп вышел в самый центр, к колпаку, и спросил громовым голосом:
— Любите ли вы Бога?
Народ опять занервничал. В толпе прошло шевеление. Кто-то выкрикнул:
— Дык, уж сдавали в этом месяце!
Сгорбленная бабка в первых рядах оправдывалась:
— Родной, по полтинничку уже скидывались на любовь, нешто ещё нести?
— Ага, старая карга, все по восемьдесят, а ты полтинником отделалась? — тут же справедливо заметил народ сзади.
— Ой, разве по восемьдесят надо было? Ой, а я не знала, старая.
— Да конечно, карга, не знала она, а ещё в первый ряд забурилась.
— Не ссорьтесь, дети мои, но отвечайте: верите ли вы в Бога нашего, дарующего нам щедро благодать свою? — остановил прения поп.
Народ забурлил пуще прежнего. Кто-то опять выразил волю народа:
— Да по сколько сдать-то надо? Не томи, батюшка!
— Всё растёт, как дальше жить, намедни гречку брала в сельпо... — слышалось из другого угла.
— Бензин, девяносто восьмой, уже как водка стоит за литр! А у меня жрёт, почитай, тридцать на сотку! — нёсся голос гнева их другого угла.
— Дети мои, а вот Бог любит нас, невзирая на курс доллара и то, что кто-то любит его на тридцать рублей меньше, — поп сделал ударение на последние слова и указал на старую каргу, которая засуетилась и попыталась пролезть назад, но задние ряды не пустили её, и вся толпа потешалась над ситуацией.
— Тише, тише, прихожане. Боженька послал нам невидаль! Случилось божественное этой ночью! Дети мои, благодать снизошла в наш медвежий угол!
Народ притих и внимал каждому слову попа.
— Сегодня ночью я увидел вещий сон о внедорожнике. Тьфу ты, оговорка по Фрейду, сон о благодати, конечно. Утром церква как бы светилась вся, а когда я вошёл, то увидел у иконостаса, тряпицу одну, старую, как сам Белый Свет. И я сразу понял, что приходил Он! Переодевался, кальсоны с начёсом, верно, надевал в наших-то сугробах, да и забыл свои тряпицы. Так что аллилуйя, у нас теперь своя святая плащаница! Нижнеблевковская Плащаница, как оно, а?!

Народ молча переваривал информацию. Поп удовлетворённо молчал. Как и ожидалось, вопросов, как именно появилась эта тряпица здесь, и как доказать, что она святая, не последовало. «Замечательно! Тупо! Круто», — ликовал поп. Но народ уже думал о другом: как быть с плащаницей, ибо такого чуда ни у кого в окрестных деревнях не случалось, и что с этим делать было решительно непонятно. Нет, ну было, что мироточила икона, обычно под праздники. Тут всё понятно: сдал денег на сотку больше, поцеловал икону, поставил свечку, и дуй домой. Но тут... Было мнение, что надо три раза пройти вокруг стола, по часовой стрелке и поцеловать реликвию. Другая часть говорила, что против часовой стрелки. Между группировками пошёл лай, мат и мордобой. Порешили мирно, что очередь будет прямая, от входа, с морозца, затем каждый сдаёт по полтиннику, покупает свечку, и целует плащаницу. И дует домой, к салу и самогонке.

Первой оказалась старая карга. Сдав тридцать рублей, она первая подошла к труселям, колпак сняли и она наклонилась для поцелуя:
— Батюшка, воняет соляркой, что в нашем ПАЗ-ике! — отпрянула от резкого запаха старуха.
— Всё нормально, бабушка. Это плащаница мироточила. Нефтью. Значит у нас нефть найдут, на твоём участке, и купят у тебя его за миллион рублей, построят тебе дворец и дадут огромный телевизор, чтобы эстраду смотреть, — нашёлся поп.
— Да ну? — округлила глаза старуха, и было видно, как в них промелькивают хоромы двухэтажные, телевизор, стиральная машинка и огромный телевизор с известным старушечьим певцом, поющим про шарманку.
— Ну да. Не задерживай давай. С тебя ещё двадцатка за сейчас и тридцатка за прошлый раз, — подталкивал поп старуху к выходу.
Следующая бабка наклонилась к труселям и тоже застыла.
— Что, старая, воняет соляркой? Знаю, это нефть нашли, горбатая разве ещё не растрещала? — лениво спросил поп, уже считая выручку.
— Не, тут чек, белый. На нём написано «Чебоксарский трикотаж», — бабка прочитала надпись на ярлычке и уставилась на попа.
— Ну да, а ты что хотела? Мы организация серьёзная, весь товар сертифицирован. Вот хочешь, я тебе на любую средневековую икону гигиенический сертификат покажу? То-то! Мы заботимся о вас. Следующий!

* * *
Через неделю у ворот церкви остановился лакированный чёрный джип с московскими номерами. Оттуда выскочили крепкие ребята в кожанках и важный московский чин в рясе. Поп понял – сейчас опять будут бить. Одна радость, что отнимать больше нечего.

— Привет, болезный, слыхал, что опять народ мутишь? — чин весело, насколько это можно сделать после многочасовой поездки, поприветствовал своего собрата по вере.
— Да я так, мелочишка на макарошки, — поп потупил взор и ковырял снежок сапожком.
— И как макарошки? Ездят? Литров восемь набирается в кастрюльку?
— Окститесь, товарищ начальник, такие макарошки только вашими молитвами раздаются. На что, кстати, мы, ничтожные, всё надеемся.
— И не зря надеешься, прохвост. Бучу замутил ты. Так бы надавать тебе по шеям да отпустить грехи, но ты, гад...
Поп вопросительно уставился на начальника.
— Ты почто, паскуда, в Твиттер свою плащаницу засунул? — спросил чин и треснул попа посохом по горбу.
— Ты зачем, тварь ползающая, ничтожная, свою плащаницу раскрутил по всему интернету, что все верующие дуболомы уже неделю в форумах только и трещат о твоей тряпке?
— Ну, все пишут, Президент пишет, вот и я написал, — бубнил поп.
— Президе-е-е-ент, — передразнил попа чин. — Ты откуда, ирод, тут интернет вообще взял? Мы же тебя специально в самую задницу сослали!
— А он на купол лазал со своим бесовским ноутбуком, крест как антенну использовал, — подсказала Лизавета, как раз выносящая в совочке сор из избы.
— Ай да фрукт! Ай, молодец! А знаешь, пёс смердящий, что из-за твоих проделок меня Сам вызвал! Говорит, доставить сюда плащаницу и сделать обряды, как подобает, по всем церковным канонам, с лобызаниями святой реликвии и всё такое. Я надеюсь, ты чистое полотенце под плащаницу приспособил?
Поп молчал. Одним глазом он пришибленно смотрел на московское начальство, а другим злобно на Елизавету.
— Да он... — начала послушница.
— Лизка, молчи! Христом-богом прошу, молчи, дурра-женщина!
— Да он труселя соседские взял, да ещё и грязные, небось, — сдала попа Елизавета.

Ту спасительную секунду, что москвичи интенсивно копили гнев, поп использовал, чтобы двумя гигантскими прыжками сначала исчезнуть за сугробом, а потом сигануть прямо в поле, и оттуда прокричать:
— Врёт она! Врёт, ваше высокопреосвященство!
— Держи гада! — заверещал московский поп своим холуям.

С трудом, по пояс в снегу, пересекая церковные задние дворы, поп думал: «И эти тупые, и те. И это прекрасно! Маленький свечной заводик, уважение паствы и Клава с птицефермы. Всё правильно сделал, старый чёрт, всё верно!».
Люди-айсберги

О выборе предназначения

Вам когда нибудь давали выбор менты: уйти или дать денег, депутаты давали выбор: заплатить налоги или не платить, теледебилятор давал выбор: петросян или хоккинг? Так какого хуя вы тыкаете в боженьку пальцем, выбирая себе предназначение? Зачем вы ставите его в неловкое положение? Ведь предназначение даётся, а не выбирается!

Предназначение, а не хуй собачий

Дорогой боженька, не серчай на всех этих манерных рязанских колумнисток, челябинских оперных див и крыжопельских нанотехнологов, волею случайно напечатанного диплома из рашко-шарашки возомнивших себя кем-то. Ибо не ведают, что творят, ибо слабы духом и сильны выебоном. Не хотят смиренно проводить дни свои в трудах и молитве, а хотят виртуально вырастить хуй стометровый да по телику мелькать. Гордыня, боженька, неведомо откуда на их селе взялась гордыня, возымела в их тухленький мозг и засадила в ближайшую электричку до столицы. А там пархатые гнилоеды, сатанисты от номеров проклятия, печатаемых на дипломах и сертификатах, взяли простух в оборот, вставили олигархический хуй в рот и вывели в то, что нонче называется "люди", а по простому, в блядей продажных, наружи в золоте, а внутри трухлявых. То книжку толкнут какую, то песенку споют, то картинку намалюют, и всё выёбываются, всё чванятся, что выбрали они такое призвание. Прости, христа ради, за такое кощунство и близорукость тупорыльную людскую. Знаем, знаем, читали: не сотвори кумира себе, анально-осквернённого содомитами димку пчелайна, аналогично оттраханную жирную хохляцкую отроковицу пьянку; бог есть один - ты, а не рыжий деспот, чёрный джип или хычинница на конечной ветке метро. Всё знаем. Но на всё ложим хуй. А сказано - что положено, то и отведано. Вот и сосём, боженька, смиренно, суп из семи залуп. Опять в экстазе набиваем шишки от тех же граблей, но всё равно лезем голыми руками в трансформаторную будку да срём в колодец. Долбоёбы, да. Не оправдали. И не раскаиваемся, ибо мудаки, которых свет не видывал.

И вот очередная тупая пизда с полустанка Нижние менты решает переехать в дефолт сити Верхние менты. Ежу понятно, что с нижних все валят в верхние, там корыто поболее. Честь и хвала каждому русаку, который едет засирать москву своей смердящей тушей, который по приезду яростно начинает торговать сотовыми, покупает кредитное говно и встаёт в пробку уже на подъезду к химкам сверху. Я только рад, что ещё пара-тройка друзей гомофобов ворвались в дефолтсити на всех парах плацкартного поезда, рыбой-прилипалой вцепились чубайсу в сраку, и что положили свою никчёмную долбоёбскую жизнь в самое пекло новешего биореактора. Луговский, трепещи, свершилось! Русские сделали то, за что так ратовал ты! Истинный биореактор, люди превращаются в нём натурально в пердёжный угарный газ, утилизируют себя в офисах и пробках, лишаются функции воспроизводства и тихо переходят в тепло, которое источает этот фантастический гнойник, порушивший великую страну. О само инферно! Как ты велик, господь, как ты мудро сеешь справедливость! И, как подобает биореактору, всё превращается в прах, в пшик, в рассчитанное формулами химии число говна, метана и тепла. Ни детей, ни предмета искусства, ни заводика какого завалящего мирового уровня. Всё прах. Так какого же хуя некоторые уроды, одной ногой уже в светлых метановых мечтах луговского, берут на себя право выбирать предназначение? Какого хуя все эти гитисы-хуитисы, все эти курсы художников и начинающих-кончающих авторов? Напалм! Горящий магний на нежные розовые пидоробритые яйца пиздострадальцев от нереализованных мечт! Осиновый кол в мягкие сердца художнечков от коровника! Ушат горячего смоляного вара в рассосаные ботоксные сОсачи глянцевых колумнисток, дабы навека заткнуть их хаче-обспермаченые рыгальники вековой сургучовой печатью молчания. Истина, где ты? Где моя обоюдострая лопата, со свисающими кишками депутатья, ментовья, богачья?! Выбрал предназначение? Ты, блять, пЕЕЕсатель, пЕЕЕвец? Всё, тебе пиздец!

Боженька (центральный мегапроцессор, аллах-акбар, кому как нравится) всем раздаёт ману небесную. При рождении, как указано в мануале у Горчева, выдаётся Предназначение. Смотри, мудак - оно выдаётся, а не выбирается. Оно ещё до рождения выдаётся, мой сделай_себя_сам. Боженька тебе, говну подкоряжному, болотному орку ебучему, чисто из доброты душевной, выдаёт Предназначение. А он мог нахуй, мог бы забить, как сраные депутаты забивают на честность, и ходил бы ты по лесу, как шакал неприкаянный, как шимпанзе красножопое по лианам, только бы жрал и срал, но всё к этому и идёт. Так нет, человечишка возомнил себя венцом природы! Пенис энларджер теперь можно купить у каждого программиста, сиськи на раз надуваются велосипедным насосом, реки поворачиваются, парашюты летаются, алилуя! Мир побеждён. Теперь каждый может выбирать, изменять и творить. Мама родная, яебу! Что бы вырастить бороду снаружи, надо вырастить её внутри, а что бы увеличить хуй снаружи, надо увеличить его внутри. Ну-ка, на каких таких щах твой внутренний хуй, кроме "хааачу"? Что ты сделал для хип-хопа к своим стареющим тридцати? Бог дал тебе маленький хуй, прописку в ебенезалупске и профессию колхозника. Ты можешь сменить антураж: переехать в маскву, купить джип и торговать сотовыми, и даже увеличить хуй привязанной гантелей внутри дольчегабановых тришек. Но это ничего не меняет в предназначении: ты как был ебаным малохуйным колхозником, так им и остался! Так какого рожна ты со своей телячьей мордой и чорным джипом лезешь на красный поперёк перекрёстка, какого хуя забираешь чужое предназначение? Случайно увидел прекрасное в сельсовете, возомнил? Да иди ты нахуй, коровоёб, каждому своё! Копирайт, сука, Бог! (реализация - творческие мастерские третьего рейха.)

Наш мир даёт такое количество синтетических пенис-энларджеров, что столько пенисов нет. Каждый может выбрать энларджер под вкус любимого пениса. Стать певцом? Говно-вопрос! Курсы начинающих лауреатов пулитцеровской премии? Запись каждую среду в ДК Капотня! Бизнес? Осчастливить страждущих новой продукцией? Эффективно руководить, как Энцо Феррари, как Билли? Заходи к нам, мы напекли новых дипломов! МБА, ебидта, ЖПС и ЖПРС, а также афйон и твиттер, всё у нас! Супер время! Каждая кухарка может нарисовать "Адель" Климта! Или не может? Алё, тупая блядь, которая разложила свои циклопические хлебосольные булки в ворснявой в катышках бесвкусной плюшевой юбке на студенческой скамье "мухи" или в "репе", хули ты там? Давай скажем всем честно, что будешь лепить в подвале ебучих гипсовых котиков для даунских туристов, потом цепанёшь местного, потом заселишься, потом размножишься, потом обвнучишься, потом склеишься. Опа, а предназначение-то мы пропустили! Да нихуя, это и есть твоё предназначение: деревенская скотоматка. Боженька не фраер, даже если ты из своих трусов с начёсом вон выскакиваешь, беря третьоктавное "си" перед ликом такойже лузерши, но с диломом, то всё равно жизнь выдаст тебе двух спиногрызов и мужа - умеренного алкоголика. А будешь выёбываться, гореть тебе в аду ресторанных поблядушек на триперштрассе родного города, вечно сосать на миньет-стрит и сгнить в небытии!

Человечишка, усраный мелкоёбистый пропёздыш, которому инопланетяне имплантировали мозг, кем ты себя возомнил? Совсем, сука, забыл отца основателя? Есть Предназначение, а есть хуй. Не обижайся, если твоё предназначение - торговать сотовыми. Когда игра пошла вразнос, у боженьки не осталось свободных предназначений Художников каждому из 6 миллиардов олухов. Когда ты сбиваешься с пути господнего, и лезешь на рожон - то хуйню какую буквами на бумаге писать, то корчить клоуна в театре, то песни блеять - то вот это не предназначение, это хуй. Сейчас очень легко сбиться, на каждом углу из тебя норовят сделать великого, и даже делают, нобеля дают, ещё какую премийку проплаченую, всех заставляют идти в кино и смотреть очередное оскароносное говно. Не ведись, товарищ, это не божий, а дьяволов промысел. За бабло - только бабло, бабло иссякнет, и нет тебя, равно как и не было никогда, как исчезли все спонсированные клоуны буквально недавнего десятилетия. Как распознать истинное предназначение? Скорее всего, это торговать сотовыми. А так, дорогой, всё по Горчеву: вознаграждение только после смерти и целенаправленное въёбывание в одну точку. Предназначение начинается со стахановского въёбывания забесплатно, ты готов?
  • Current Music
    Underworld - Scribble (Andy C Presents Nightlife 5)
Люди-айсберги

О библиях

Библия христодрочера, библия кризисоожидателя, библия баранореза, библия рублёвской хуесоски, библия наичнающего миллионера... Хватит, заебали, засуньте свои многокилограмовые макулатурные экзерсисы куда подальше, пропихните шомполом и залейте сургучом. Кончай ебать мозг, это уже не интересно. Мы жирные, ленивые, пьём пивко, закусываем сосиской, а от грома небесного нас защищает жесть оцинкованная.

Новая библия

Раньше, в годы тяжёлой рабской жизни, были почитаемы книги, по своей архитектуре построения причисляемые к понятию "библия". Тогда вообще было мало книг и много мудаков, сейчас мудаков не меньше, но вот образованность мудаков гораздо выше. Любая библия устроена по стандартной трёхчастной форме: описательная постановка пиздеца, магический хуякс, до которого вы почему-то сами не допёрли, и нравоучительная выжимка по использованию вновь обретённого всесильного хуякса форматом how_to. Все библии одинаковы, различаются только направленностью мозгоёбства и иманацией хуякса. Есть локальные библии, например, как выебать тёлку (для читающего библию, впрочем, конкретная узкая проблема всегда глобальна и занимает 100% нервов). В локальной библии описывается какой ты лох, лузер, как много лузеров вообще, как они мучаются и как они ничтожны. Пока не появился "юппи"! Ой, простите, хуякс, в виде какого-нибудь НЛП: надежда и спасение пиписьки дрочера, в жизни пребывающей лишь в тесной мозолистой руке хозяина. В конце библии приводится список правил, в армейском приказном стиле, как рвать шаблон и засаживать первой попавшейся наоми кембел, соскакивая со своего велосипеда (гремя зеркалкой и роняя КПК). Люди похитрее, то бишь евреи, придумали сразу глобальную библию, которая рвёт все шаблоны и покрывает всю жизни человека. Стандартное трёхчастье: жизнь вообще пиздец - божественный хуякс иисусович - подставляй щёку, соси хуй. Вот, вкратце, описание любой библии.

В годы всеобщего просветления и роста индустриализации, гуманитарные библии были сдвинуты нахуй, и библиями занялись суръёзные технари, строго на научной основе. Благодаря чему появилась такая эпическая библия, как "Ремонт автомобилей ВАЗ" или "Аэростат металлический управляемый", содержащие всё ту же постановку задачи, научно-обоснованный, повторяемый и в дальнейшем массово используемый sci-хуякс, и собственно технология применения sci-хуякса для общественности. Только в первой книжке методом достижения нирваны была кувалда и ключ на 13, а во второй - большая железная гравицапа и тёплый воздух. За сим каждый гумантиарный воцерквлёный прыщ набил себе пузо жрачкой, сел в машину, и послал инженеров нахуй, открыв путь для следующей реинкарнации всевозможных библий на незадачливую антинаучную голову современного обывателя.

Однако ж, спешу расстроить собирателей чужих душ, дело ваше тухло. Не попёрли ебаные библийки, не ложатся толстым слоем на лощёную харю паствы, скатывается, блять, по жирной коже. С одной стороны казалось бы, что мир поддался массовому психозу на ниве мозгоёбства и каждый добропорядочный хуй уже долбится в свою уютную дыру своей выбранной церковки. Это не так, это у вас каналов телевизора стало больше в три раза и тырнет. Каждая бабушка, сжёгшая свою внучку во имя боженьки, преподносится как всемирное долбоёбство всех. Или мелькающие на каждом развале книжки "Библия онолитега" склонны заставлять думать, что все ёбанулись на анализме. Нихуяшеньки подобного! Нашли долбоёбов. Истинная библия человека познаётся только на собственной жопе, а жопа эта любит мягкий диван из ИКЕИ, пиво, чипсы и футбол.

Сама уже постановка задачи современной библии сливает и просирает. "Катастрофа, ужас, паника, кризис, пиздец". Поднимая трёхподбородочное сало-ебало из тёплой квартиры, взглядывая во двор, засранный порше в два этажа, робко спрашиваю "оракул, а ты не ошибся?". Тогда имеем следующую порцию "пиздец идёт, он уже дышит тебе в очко, именно завтра всё ёбнется". Берём динамику общемирового дохода, темпы производства всего и всея, вспоминая плазмы и джипы у ниггерских бунгало в Камеруне спрашиваем "оракул, а не хуй бы тебе за пиздёжь?". После этого слушать, что там очередной попяра ублюжеский пропоёт в своей мантре, и узнавать куда нас поведёт, совсем не хочется. Незачем. Некого неоткуда спасать. Все зажратые, пухлые, на войны не ходят, дома не строят, страха не ведают, так нахуя нам библия? Мы УЖЕ спаслись, ёбта! Мы УЖЕ в раю! Разве не рай, когда никто не воюет, всем раздаётся бабло, везде худо-бедно врачи, учителя чот там бухтят, тачки и телики и несложная работа?! Ебучий проповедник, ты кого учить собрался? Возьми кредит, купи джип, бухни с тёлками в клубе и выбей из башки все рефлексивные бредни. Жизнь проще, и нечего в ней наковыривать страхов, не надо будет и богов придумывать.

Библия нонче модифицировалась, хвала хитрым евреям. Толстые клоповые книжки читают или последние деревенские дегенераты или излишне рефлексирующие богатые городские натуры, любители искать смысла там, где он давно протух. Новая библия, это библия-лайт. Позыв примерно такой "ты сыт, обут, достаточен, но! У соседа джип, блять, больше!" От больших глобальных целей, на которых всем положить, идём к локальным, которые ближе к телу. Вот в этой церковке все мы. Постановка задачи: джип соседа больше, несправедливость, угнетённость, жить больше нет смысла. Решение: бабло! Инструкция: магический еврейский хуякс кредита, рабские галеры, бабушку топором. Новая, социально-ориентированная библия на симбиозе научной причинно-следственной связи и гуманитарной экономики. Вот здесь, в своём тесном индивидуальном мирке и прижилась современная библия, поддерживаемая масс-медиа, ЗОГом и всеми людьми мира. "Спаси себя в джипе, похуй на мир", я бы так сформулировал. Поэтому все библии, которые не в мейнстриме, а опять зовут вставать и идти куда-то "спаси всех", или "спаси себя черех хуесосство" или "спаси мир" и уж не дай бог "спаси ниггера/чича/дага/хача/таджЫка" не вызывают ровно никаких эмоций и не задевают ничего внутри человека, кроме может быть ненависти "хуй всем, я сам ещё на джип не нахапал, а тут всем подай". Что делать? На джип хапать, ясен хуй, больше ничего не остаётся, остальное всё у нас уже есть. Посему, мой юный писатель или читатель откровений, внимательно посмотри, где в твоей библии большой чёрный джип и, если его нет, выкинь книжулю - тебе подсунули старый мракобесный хлам, коему место в музее.
Люди-айсберги

Об интересных проектах

За интересные проекты положен хуй круто завареный, дневным и ночным надрочем тщательно пропаренный.
Намозоленными клавиатурой ручками в форумах посыпанный, и профит с этого - задрипанный.
И бомж и презик наш с радостью в интересных проектах погрязли бы страстно,
да бомжику и презику кушать хочется, и некогда им наслаждаться таким дрочерством.

Витязь на перепутье

Другое дело сраный интеллигентишка - тонка кишка, очочки заляпанные мордашку прикрывают, мозгишки-то куда девать? Идёт наш дроч бутылочки сдавать, дабы на освободившееся время проектов интересных накопать бремя. Здесь нагнётся - интегральчик возьмёт, там потянется - с полочки романчик графоманский нарисуется: всё на радость мозгу гидроцефальному, всё на счастье выебону своему внутреннему. "Да, говно, я не такой как все! Я интересных проектов эльф! Я не работаю в офисе, мне не интересен нефтЯный шельф. Я вне времён и расстояний, я дроч великий, гений охуяный!"

Идёт по жизни эдако ебло, забавы жизни променяв на инетересный дроч: то интеграл опять нагнётся и возьмёт, то корень квадратичный подберёт. Берёт и тащит всё дерьмо, уж вся хрущовка от надроча стонет: то там то здесь в углу мольберт какой в нападке притаился, на коем жопным гавнецом изображён полнейший кал, с текстурой и душком оригинала, в другом углу гитарка аккустическая беременным пузом готова осчастливить слушателя духовным томным грузом под адское взвывание певца, везде обрывки фраз из темы кровь-любовь, кусочки маркаме, и вялый суккулент с отожранным клопом на жопе уныло смотрит на плесень "интересных" дней.

А что же наш говнюк? Куда он смотрит, что ждёт его вперде? Прикольно-жопоёбная ламбада весёлых мозговых поковырушек, ничтожный выхлоп результата, за станцией паяльной тихо доживает мать-старушка, а наш говнюк глядит царём в окно, как будто неебаться он геракл, и чертит на грязюке пыльной "всёравно". А там, за горами бесцельного просыра простого человеческого мира, таится старость, с древнюю клюкой. Старухе старости, как и начальнику вообще, впизду впились твои надрочи, и ждёт она лишь часа, когда сначала грёбаный радикулит, потом полиомелит, потом простата, а там и рак, инфаркт и вообще пиздос. Заснул вчера в грязи своих проектов, а просыпаешься - хуякс, христос!

- Что сделал ты, раббожий, за жизнь свою, ответствуй?
- Да я того, всю жизнь одну формулицу вычислял!
- Дажохуеть! Сам Перельман откинулся! Приветствую!
- Да не, я так, а вот ещё я написал роман...

Не стоит и глаголить, каков христоса будет верное решенье: отправить биомассу на кол анальный прегрешенья. Чтоб черти кочергой потыкали в мудилку, что боженька дал жизни три глотка, а этот мудень и пиздюк червивый всё слил не выдав в результате нихера. А чтобы пидорюжка торопливый не торопился интересными проектами всю жизнь свою забить, на следущую жизнь его полезно в челябинск хмурый, в бараке алкашей-дегенератов заново родить.

И вот тогда, когда очкастое ебло возникнет из нутра на грязный воздух заводской аккуратно между свалкой металлолома и зассаной проходной; когда рождение обмоют пол-цистерной тормозухи, когда на день рождения подарят стухший хуй, тогда и будет день и ночь подумать, как жизнь свою улучшить и не просрать опять. Иначе боженька рассердится вконец и треду твоему на этом свете придёт админовский пиздец.

Поэтому, мой юный друг, бросай проектов интересных хоровод: не доведут тебя чертячие собаки до добра! Надень свой галстук и пиджак, возьми пятьсотевровку в руку, и, стоя на коленях на полу, ты окружи защитой бабок святосильный круг, чтоб ни одна проектная падлюка не проскользнула. Прочти молитву "евро наш", и не смотри в лицо врага: плюй смело на мольберт, порви роман, насри на песнопенья, разбей гитару о бетховена ебач, весь винт отформати, подсядь на диалап, и шли к херам свои творенья.

Затем пораньше встань, начисти башмаки, и попиздуй туда, где в мутных водах у бабла реки с напряжным ебачом стоит весь менеджерский рыблеспромхоз, шаманящий на утренний улов и бабок полный воз. Начни с позорного удила, с вонючего червя, с унылой ссани ожиданья, когда вокруг все глушат динамитом и ты, как лох, сидишь в резиновой хуйне. Не ссы, мой друг, терпи, все с срани начинали, начни и ты, но главное, мой друг запомни - все интересные проекты обходи за три версты.

Уверен, чувачок, ты правильно всё сделал: на номере джипяры заветный вензель М да О (московский округ, хуле, все здесь будем), квартира строится джамшутами из подсушёного дерьма, два карапуза пиздят черножопы хари в детском саде, и всё прихвачено до последнего гвоздя. И только вот тогда, когда ты на коне, и жопу не гнушаешься ему тереть зелёным баксом; сваровски блеск жены разрезал глаз, на даче копошатся рабские холопы и всё ебётся так, как ты сказал и в нужный час, вот только вот тогда приподними проектов интересных прелый склад.

Ненужное унылое говно в перчатках отнеси в нужник, на радость творческим бомжам и дабы интернет отчистить от широкополосного вливания ненужного говна, а нужное возьми, очисти, поставь на полку и потихоньку думай, как тое гавно в картинку причесать. Уверен, мой дружок, коли бабло ты не пускал до сердца, и мозг не затуманен новым третьим джипарём, то прилетит к тебе огромных сисек муза, предложит верный вариант, и, подкреплённый жизненный удачей, говно в картинку сделает талант. А коли нет таланта в руках твоих хапужных, так это не беда: зато есть дом, любовница и джип, детей вагон, вполне себе приличных, и счёт "на старость" с бентли в зубах. Тогда пусть дети от жены иль полюбовки, или вообще кого ты трахнул и размножил невдомёк, вдруг в них возникнет искра с музой понимания, тогда твоя вся жизнь пойдёт кому-то впрок.

А коли нихуя ты не нахапал, гипотезу пуанкаре просрал и в женской бане прохлопал весь гарем, то не могу тебя порадовать ничем: ты -лох, ты - доширачник, ты - мудило: напрасно муза и бабло совали свой удило в твой дуболомный ход вещей. Ты просто говноед, никчёмный говногенератор. Корова времени уж ждёт, когда настанет твой черёд, дабы своим шершавым языком слизнуть всё то недоразуменье, которое по глупости надежды всевышний допустил, когда тебя - засранца бесполезного на свет божественный родил.
Люди-айсберги

О религиозном миксере

Тема религий плавно сходит на нет, вместе с лампочкой ильича и всеобщей интернетизацией. Однако некоторые ортодоксы, что вытирают жопу песком, а потом этими руками едят, вечно подкинут гавнеца в пропеллер цивилизаций. Цивилизациям некогда, цивилизации очередную машинку выбирают, смотрят удалённую блядь на веб камере и думают, как засадить овечке на балконе, попутно малюя блевотиной очередной шедевр альтернативного современного искусства. Но какая нибудь не в меру активная черножопка с жестковолосяной лобковой корщёткой, чью страшенную усатую брежневски-бровястую морду веками скрывал светонепроницаемый мешок (гуманизм ислама, однако!), вдруг начинает адово заниматься культ-просветительской работой, компенсируя все тысячелетия угнетения волосатых азиатских женщин. И естественно, первой и, кстати, по скудоумию - последней целью нападок является трухлявая религия, которая уже своё отжила и давно померла в массах вместе с первым интернет-коннектом.

Воцерквлёный интернет

Божки так божки, похуй. Видала Европа и похуже дерьмо: оспа всякая да мировые поносы. Съесть чужую религию есть всего лишь одна из задач на пути всемирного вавилонского замеса. Главную задачу - съесть человека как такового - европейская колыбель цивилизации уже давно выполнила на пять с плюсом. А иначе как идти дальше, к матрице атомарных информационных узлов, когда каждый второй - ебаная личность, то кузнец то поэт? Достаточно похрустеть еврокупюрой перед бородатой мордой тибетского отщепенца, как он, задрав сраку в небо своему божку, уже с пяти утра корячится с метлой в руках, дабы купить себе модный сотовый телефон. Всё првильно сделал, тибетский дрочер, мы сделали твоего божка прямо в богоносную святую жопку, без вазелина и предварительной ласки. Ты продался нам весь, со своими гнилыми потрохами, с бурдючной бесформенной женой и кривым хуем настроганными грязными детьми. Вы все бросили свои бесполезные молитвы об урожае, и пришли с купюрами в местный супермаркет, где всегда тепло, светло, и дохуя спелого урожая, вжисть не сожрать! Вот твой новый божок, мой тибетский дружок. Так что брей газонокосилкой свой копчёный ёбыч, снимай с жены мешок и встраивайся в систему. Правильно сделал, что кинул того божка: он был говняненький и старомодный, как ржавый плуг и шаманский бубен. Пусть сдохнет в своих тибетах вместе с последним старцем, которого по возрастному цензу не пустят в европу. Деньги твоя религия. Она честная. Цени её.

Но ведь всё равно всё испортят эти понаехи! Не дадут вялым католикам трахать мальчиков по церквям. Обязательно понаедут мюсли, и давай свои минареты ставить, что бы там, за высоким забором трахать овечек. Понаедут тибетцы, что бы за своим высоким забором тантрически трахать мысли. Понаедут бесформенные америкаские феминистки без сисек с рыхлыми жопами, что бы за забором своей церкви ковыряться друг у другах в жировых складках в поисках кнопочки удовольствия. Припрутся русские, въебут огромный эклектический сруб в матрёшечном стиле, что бы за высоким забором прятать награбленное у соседей и трахать монашек. Ладно бы это был клуб пионеров, с месячным абонементом и тихой суходрочке на свои темы в укромном уголке. Так нет! Обязательно надо выпереться в пять утра в субботу на лобное место и в мегафон орать, что те, что с хуем на лбу, ебутся за своим забором неправильно, а ебаться надо только вот так вот, как ебутся в их, единственно правильной церкви. Хотя, по сути истории, кто первым встал - того и тапки, то есть ебать в Европе можно только мальчиков и только в попку, потому как всю их цивилизацию построили похотливые католики. И уже потом, опционально, по разрешению, можно ебать нечто в мешках, потом овечек, барашков и всю другую живность, но только опционально и по инструкции гринписа, без фанатизма.

Таким образом в Европах, как в плацдарме вавилона, встал вопрос замеса религий. Наш опыт их не удовлетворил, хотя наши выводы верные - нам всё похуй. Они хотят всё пройти по инструкции, от и до, посмотреть, что будет и как из этого вылезти. Тогда, мои европейские любители негро-виз, вот вам абстракция. Возьмём миксер, и будем туда совать религиозную жрачку. Католическую голландскую клубнику - охуику, муслёйдного кровавого барана, еврейскую мацу, православную гнилую картоху, тибетский пророщенный бамбук, соль и специи по вкусу. Далее жмём кнопку, изображая исторический процесс смешения религий. Хуле ждать-то, ставь на максимум! Что вышло? Правильно, хуйня! Привыкайте, толерастные говноеды, мы в таком почитай сто веков живём, цветём и пахнем. Как мы в таком дерьме живём? Да нам похуй! Вот и вся религия, товарищи вавилоняне. Религия то она одна верная, это бабло! Не вам ли лучше знать?!

Невозможно культивирование религии в современном разноцветном городе в её традиционно-навязанном виде! Это в глухом болоте, где бог-пердун пердит метаном, солнце раз в сто лет и сплошной дождь-бог пронизывающе ссыт сверху, это здесь взвоешь с безысходности, нажрёшься особых поганок и начнёшь говорить с виртуальным хуем. А помести болотного орка да хотя бы в хрущовку, с отоплением, водой, глянцевым сральником и магазином шаговой доступности? Хуякс, и нету бога. Всё, пиздец, сдох, остался на болотах! А как-же душа, религия, тонкие материи? Да их и не было никогда, мудозвон ты болотный. Если человека накормить, одеть-обуть, и нагреть, и ещё сказать, что это навсегда, то хуй ты от него тонких материй дождёшься! Фпизду ему твой боженька не нужен, отныне его бог - метсный ЖЭК и начальник с зарплатой. Вот если эти двое захворают, то тут точно никакой перун, христос и магомед не поможет: будешь без зарплаты и с забитым сральником мёрзнуть, и сдохнешь с кораном в охладевших сушёных ручках с удивлённым ёбычем "пророк, сука, наебал".

Так зачем же нам в городах занимать место церквами, когда и так мало места для парковок наших джипов перед торгово-развлекательными центрами? Так мы и не занимаем, новых церквей у нас хуй, всё больше по помойкам в спальниках ютятся, а в старых - музей тухлых икон и минисупермаркет для верующих. Вся церковная пиздобратия открыто расширяет каналы таможки по бухлу да куреву, давит бюджеты на льготы и занимается рейдерским захватом феодальных наделов. Бизнес есть бизнес, ничего личного. Для вида есть автобусы с полустухшими бабушками, которые по кругу возятся по рашке из церквы в церкву: иммтиация бурной деятельности с использованием необразованных слоёв населения. Так в любой организации есть подобная иммитация. Только нас не заставляют носить уёбищные чёрные мешки и читать коммерческие предложения на старославянском, а у них пожёстче, типа фирменный стиль. ЗАО "Исус Христос. Молельня на паях. С нулевого года."

Но всёравно, даже в миксе из разноцветных людей попадаются комочки дерьма. Некоторые тонут на дно, в забвение упёртых ортодоксов. Некоторые всплывают и начинают ацки вонять на поверхности, о дикой важности именно этого ингредиента в общем замесе. Некоторые пердят вонючими пузырями, поднимаясь с самого дна на поясе шахида и растворяясь сиюминутной вспышкой, о которой уже никого не удивишь. Ну так это недоработки миксера: надо больше крутить, и ножи заточить. Все остальные радостно превращаются в кисель, опутывая себя километрами проводов и облаками беспроводной связи. Какой божок у современного человека, который 12 часов в день шароёбится в интернете? Да он уже давно на следующей реинкарнации и сделал ещё один цивилизационный шаг: уже уже понасрать на бабло, в разумных пределах, и на жэк со сральником. Новейший человек уже давно стал информационно-обменивающимся мозгом, как и стремилось, осознавая того или нет, всё человечество. Это старопердунческий русский, нигра из ЭлЭй да овцеёб из аравии дрочат на джипы и дворцы. А новый человек сидит в икеешном кресле в хрущовской комнатке, есть сушёный доширак, коего у него лет на двадцать в чулане, почти не срёт, и уткнулся в монитор. Природа, высшие материи, прогулки при луне? Нахуй! Виртуальная реальность переплюнет любую речку-полюшко, махач на ржавых мечах и строительство приусадебного участка. И какая религия для такого "человека"? Помилуйте, несостоятельность бога дождя проверяется на два нажатия мышкой в интернете, чай не тибетскому неандертальцу лапшу на уши вешаете. Бог у интернетчика один - интернет, а он вечный, как ваш небесный бог, и нехуй на него молиться.

За сим все церквы фпизду самоупразднятся, последняя муслёвая кошёлка с небритой пиздой сдохнет в своём пыльном чёрном мешке, и наступит нирвана. Нирвана мелкоизмельчённых людишек количеством дохрена миллиардов, которые будут сидеть так плотно, что интернет-кабель не просунешь. Будет ли муслеводство, христоёбство и прочее? Да, учебник истории никто не отменял, их и сейчас по учебникам только учат. Будет ли ЗАО "РПЦ", ЧП "Маца", "Детеёбы" AG? Зависит от формы взаимодействия между людьми, как распределять блага, наверное, эти мафиозные структуры останутся, ибо бесконечно стремление нахапать больше соседа. Будут ли люди ебашится лбом об пол? Да и сейчас желающих мало. Последние мацоеды посылают нахуй их охуевшую зажравшуюся церковь и залезают в интернеты. Так что же будет? Вот дебил, прочти про миксер, во что будет. Атомарные человеки атомарно сидят в атомарных кубиках и общаются битами. Какая впизду религия, если интернет канал выделенный, а религия - это наоборот, объединение? Может быть потом, когда человечество сотнями миллиардов отдельных сетевых узлов и начнёт придумывать чонтьто интересное, массовое, может быть тогда и вызреет, на новой технологической платформе, без лобызания сдохших трупов и молебна на доски. А пока, родные, смотрим агонистические вопли последних ортодоксов отмирающей религии, фоткаемся на их фоне, посылаем нахуй и готовимся к миксеру: у кого ширше интернет - тому меч-кладенец, тот и победил.
Люди-айсберги

Как поп на пасху отжигал.

Вот уже год как поп, искавший предел человеческой тупости городских прихожан, управлял филиалом ЗАО РПЦ в райцентре. За отжиг со святой водой его попёрли из города, так что основной контингент его паствы составляли нищие и тупые бабки, с которых ни копеечку не содрать, ни развлечься с ними, как следует. Поп захирел и начал спиваться, былой задор сменила деревенская хандра, именуемая городскими «романтикой свободной деревенской жизни».

Одной ночью, когда поп спал беспокойным сном после жёсткой пьянки с сивушной брагой с местными трактористами, ему приснился вещий сон. Снится ему, что он, как обычно, в церкви, служит службу на страстной седмице, бубнит, как всегда, себе под нос, а сам думает о жирном свином окороке, чарке вина и бабе пожопастее. Тут вдруг видит, как из гроба в углу начинает вставать мужик, медленно, как в фильмах ужасов. Мысли о еде быстро улетучились, Поп стал громче читать «12 Евангелий», а сам глазом в угол косит. Вышел трупик на свет, глядь – так это ж Ленин! Натурно, Ленин, в кепочке, в картузе с гвоздикой в петличке и в кепочке. Щурится на попа, смотрит вдумчиво и подкрадывается ближе. А в руках мацу держит и откусывает по чуть-чуть.

— Вегите ли вы, батенька? — первым начал Ленин. — А если вегите, то почему пго плотское думаете, ексапостилагий исполняя!?
Поп аж присел. Не ожидал он от вождя таких познаний:
— Владимир Ильич, вы же сами говорили, что надо уметь бороться с религией, материалистически объяснять источник веры и религии массам… — начал было мямлить Поп.
— Хе-хе, батенька! Чую дух высшей пагтийной школы и пятого отдел ГКБ. Бгаво, батенька! — Ленин оглушительно захлопал под звонкими сводами зала и залился сатанинским смехом.
— Итак, вопгошаю вас втогично: в боженьку, в Иисуса нашего Хгистовича, почему не вегите? — и ещё приблизился, и жар от него идёт, и кепка нимбом светится.
— Да как же не верю? Верю! Вот те крест! Матерью клянусь, на Библии могу присягнуть! — поп весь взмок от полымя ленинского, стоит, дрожит, книжкой богослужебной в золотом переплёте прикрывается, как сталеплавильщик.
Ленин тут как подскочит совсем близко, мацу отбросив к иконостасу, да как закричит громогласно, что колокол пасхальный:
— Что ты тут мне пейсами тгясёшь, тля масонская! Мамашу твою, пгоститутку номенклатугную, за пгодуктовую пагтийную спец-когмушку сейчас Гидигег в аду в жопец пялит пламенным телеггафным столбом. А пгисягать будешь на пагтийном билете, сука пгодажная, котогый ты в девяностые в макулатугу сдал! — лик Ленина вдруг перетек в лик Сталина и в фазу вишнёво-красного каления.
— Отец родной, не вели казнить! — Поп упал на колени и воздел руки к пламенному Сталину, укоризненно смотрящему сверху вниз на церковника, засунув одну руку, как всегда, за китель. — Любимый вождь, дай опору! Укажи, во что веровать, а кого к сапогу гнуть! За нами не заржавеет, мы за веру, ты знаешь, все животы себе порвём!
Сталин опустился к Попу на колени, приблизился совсем вплотную, тому аж бороду жечь начало, и лик его превратился в рябую физиономию Брежнева, а жечь стало белокалильно нестерпимо.
— Праздника хочу, родной, радости, веселья. Люди устали, дай им тепла, разожги огонь любви. Не для себя прошу, ради народа, — надрывно сказал пламенный Брежнев и полез целоваться…

Поп заорал от боли, проснулся и вскочил. Он стоял в одних портках около печки и держался за опаленную щеку. Вокруг печки в нелепых позах валялись вчерашние собутыльники, а из красного угла с хитрым прищуром смотрел Ильич.
— Изыди, нечистая! — Поп плюнул и перекрестился.
Распинав всех собутыльников и выкинув их на улицу, Поп принялся обдумывать пламенную радость народу в своём ключе испытания человеческой глупости.

Утром в субботу очевидцы рассказывали, как Поп с выпученными глазами бегал по городку и гоношил бригаду на полуночный «отжиг». «Да-да, так и говорил – отжиг, наверное, городские так святой огонь называют», – передавало новость из уст в уста местное население. Ближе к полудню у алкогольной лавки появилось объявление, коряво написанное на обратной стороне плаката Раммштайн. Текст гласил: «Сегодня в церкви – пасхальный отжиг! Блэк джек, шлюхи, содомия пасхального зайца! (перечёркнуто) Форма одежды – заунывная. Фейс контроль атеистов. Вход с крашеными яйцами – вне очереди. На разогреве – Благой огонь из Иерусалима».

Ближе к полуночи все, кто не напился ещё днём, надели православные платочки, состроили морды умильных агнцев на заклании, взяли яйца в руки, куличи в карманы и пошли на пасхальный отжиг.

В церкви всё было как всегда: с дырявой крыши кое-где капало, со стен смотрели опухшие головы дебилов с яичницей из желтков вокруг несоразмерных голов. В церкви пахло затхлостью, вековым воровством церковного бюджета и приторным духом толпы православных идиотов со свечками в руках. Все ждали схождения обещанного Благодатного огня. Кому не повезло, отмораживал яйца и прочие ненужные в деревне придатки на улице.

— Wollt Ihr das Bett in Flammen sehen? Wollt Ihr in Haut und Haaren untergehen? — кто-то громогласно спросил сверху из темноты куполов на немецком.
Народ разом притих. Что из столицы прислали чокнутого попа, это все знали. Что он ссал в чан со святой водой и был ещё тем проказником, тоже все знали. Но этот вот перфоманс изрядно напугал толпу. Сгорбленная старушка истово перекрестилась и завыла:
— Истину говорю, адский Сотона идёт, и всем воздастся…
Но ей не дали договорить:
— Заткнись, карга старая. Благодатный огонь с гроба господня, на халяву раздадут! А это, наверное, реклама была, как перед фильмом. Тебе, карлица, всё равно ничего не достанется, только место занимаешь.
— Мама, это Раммштайн! — радостно воскликнул мальчик, который уже изнемогал в толпе чокнутых на православии тётушек. Но тут же получил затрещину.
— Я те дам штайн-шмайн! Ты пасхальной тропарь выучил, неуч? — Зашипела на него его упитанная мамаша.
— Заткнитесь, козлы, началось… — терпеливые и радушные коллеги по вере быстро надавали тётке локтями на почки.

Наверху что-то зашуршало, посыпались камни и куски штукатурки. Вся толпа начала вглядываться вверх, но увидела только бесформенную тушу, наподобие колокола болтающуюся под потолком. Сверху послышалось шевеление, скабрезный матерок, чирканье зажигалки, и, наконец, действие началось. Пламя медленно разгорелось, все увидели под куполом церкви висящего на стальных цепях попа, в одной его руке был мегафон, а в другой – что-то наподобие лейки душа. Разгораясь, Поп страшно зарычал сверху в трескучий мегафон:
— Верите ли вы, паства, в бога нашего, Иисуса, что отдал жизнь за вас?!
Повисла неудобная пауза.
— Вот тут уж фиг его знает, — подумал наиболее опасливый народец, памятуя, с чего на Руси обычно начинается смена одного барина на другого. Наиболее опасливый, конечно, стоял ближе всех к раздаче, но плотные ряды христоверов сзади не давали шансов на отступление.
— Я не вижу ваших рук! Верите ли вы в спасение души, в глубокий смысл жертвы Иисуса ради нас всех, нечистых, погрязших в грехе?! — кричал сверху Поп, объятый бутафорским пламенем, которое уже начало припекать, а ангелов в лепнине на потолке вообще превратило в негров.
— Мля, жопа близко, — подумали осторожные, и начали ёрзать вышеозначенной точкой в толпе. Толпа стояла насмерть, с вытянутыми руками, в ожидании Благодатного огня. К тому времени Поп разгорался всё сильнее и походил более не на боженьку, а на Сатану, спускающегося с небес.
— Трижды спросил он: любишь ли ты Меня? Люди, родные, за верой ли вы сюда пришли, что вы делаете сегодня в церкви? — молил сверху Поп.
— Ээ, мм, тут Благой огонь на халяву раздают, — высказал общественное мнение местный юродивый, и честными глазами да светлым ликом просящее улыбаясь, уставился на попа.
— Тогда пепел к пеплу! — объявил Поп.

Заиграла адова музыка. Под мерный марш «Rammstein. Ein Mensch brennt» Поп начал медленно опускаться ниже на стальных цепях. За стенами церкви его держала на лонже толпа мужиков, матерясь на отожранное в столицах поповское брюхо. Поп включил огнемёт. Сноп пламени вырвался и озарил прыгающим огнём всю церкву и в ней находящихся. Народец заворожено смотрел на снопы огня, прикрывался куличами от жара и молчал. Потом первый опомнился:
— Благой огонь!
И ринулся ближе к Попу.
— Осознаёшь ли ты, раб божий, что грешен ты душой и телом, помыслы твои черны и не достоин ты брать Блаженный огонь, ибо честного он возвысит, а нечестного – сожжёт?
— Давай быстрее, Попяра ублюжеский, я задним рядам по сотке загнать успею, пока ты тут первые ряды окучиваешь. Нет тут честных, сам знаешь, да ты и сам такой. Дай огоньку, папаша!
Поп щедро одарил торопыжку порцией напалма. Торопыжка загорелся, забегал, но радостно, с криками:
— Я первый! Я избран! Кому божественный огонь, два огня по цене трёх, и третий – бесплатно! Православный народец подался вперёд, увидав, что у кого-то есть, а у них нет:
— И нам дай огня, не жидься, поддай огня!
Затрещали крашенные и обычные яйца, куличи полетели на пол, народ ломанулся за халявой. По углам начался мордобой, бабы царапали друг другу постные православные морды, кто-то кому-то напялил новодельную картонную икону в раме на голову. А Поп щедро поливал православных сверху напалмом, сделанным из местного бензина, полимера и магниевой стружки для жару.

Буквально скоро все заметили, что Благой огонь жарит не хуже газовой конфорки.
— А огонь-то ненастоящий! — гнусаво проголосил один из потребителей святого огонька. — Торопыжка-то окуклился!
Действительно, в толпе никто не заметил, как первый торопыжка бегал, орал как резаный, а под конец упал и почти рассыпался в прах.
— Мля, Поп – барыга! Благой огонь не импортный, а наш, российский, поганый! Вот гнида! И тут обманул, церковник! — народ начал роптать. Все пытались сбить огонь или залить его водой, но на то и напалм, что бы жечь. «Rammstein, ein Massengrab» громыхал в ответ марш человеческой тупости, бездонной жадности и страсти к халяве.

На утро Поп сидел на ступеньке клироса и задумчиво ковырялся стыренным из города посохом в дымящих угольках. Он опять не познал предел человеческой тупости, словно она была так глубоко, как сама тайна истории про Христа, написанной ушлыми торгашами религиозным опиумом. К воротам церкви лихо подкатил джип, и оттуда вывалились пьяные попы из вышестоящего офиса.
— Христос воскрес, мля. Опять чудишь, опять нас дёргают из-за тебя, да ещё прямо с попойки! — начал отчитывать его главный священник, вылезший из-за руля, обдав Попа букетом алкогольных ароматов.

Выслушав историю, приехавшие братки покатились со смеху, поведали, что они в тайне – за этого Попа, но его методы гносеологии тупости неприемлемы. Слово «неприемлемы» обсудили особо и после переговоров заменили на «приемлемы». Так Поп лишился своего чёрного джипа, который особенно в деревне и не нужен, зато старшие товарищи обещали закрыть инцидент, побелить церкву и прислать цветной принтер с фирменным РПЦ-шным диском иконок, что бы напечатать новых образов. На том православная жизнь деревеньки наладилась и пошла своим чередом. «Пепел к пеплу. Прах к праху», как поётся в одной зажигательной немецкой песне.

Люди-айсберги

Напалм. Зимняя доза.

Троебаная воцервквлёная дегенерашка, три раза отъёбаная во все три дыры тремя нашими нескончаемыми божествами: Дураками, Дорогами и Святым Пиздецом. Вечный памятник человеческой тупости, алчности, жадности. Назидание всему миру как нехорошо воровать, сбивать беременных студенток как кегли и жить на ресурсный доход. Идеальная 3Д модель инферно, с силиконовым надпочечником для ментовской дубинки, созданная шизойдным гением матрицы под действием палёной водки. Ёбаный имперский высер на болотах, вся имперскость которого заключается в бескрайних неуправляемых полях снежной гнили с плесенью копошащихся орков, ищущих бабла на чОрный джип, когда весь мир уже на белых гибридах, и готовится пересесть на велики.

И ёбаные гоблиноорки, питающаяся гноем разлагающегося совка, освящённого святым мучеником ридигером на сковородке. А кому трансмисионного маслица от ридигера? Шковрчащее плотью великого грешника? Прямая ТрансМиссия к боженьке. ХУЙ тебе рашкинец, лиловый циклопический хуй, свинцовый дирижабль хуёв в твою поднятую к боженьке чёрную, изъеденную трупными червями харю! Боженька не фраер, не ебаный рашедепутат, к нему на откатах не проедешь! Соси вечный нефтяной хуй и заедай хрустящими мандавошками, до ебаной пенсии, а потом сдохнешь, под радостные вопли внучков с айфонами. Так тебе и надо.

И ёбаный день сурка. Как ни сунь харю в рашку - нутро всегда одно, гнилое, воняет, рабы в кандалах, политические в гулагах, и очередная реинкарнация ксю сопчак мажет пирожные на разёбанную пизду. Нихуя не меняется, просто нихуя! Кареты только меняются, с лошадиной тяги на нефтяную.

Эй, ёбаный программист этого ада! Тебе в шоле не говорили что GOTO - это дурной тон программирования? Что? Проебал, облажался? Спасибо тебе, сука! Бага у него, блять. А нам тут вечно гнить!!!

И результаты. Ну помилуй бог, какие в морозилке результате, только количество трупов и температура. С температурой всё заебись, как при ледовом периоде. Трупов не счесть! Так какие результаты, господин феодал?! Когда ты, срань номенклатурная, перестанешь с меня спрашивать результаты? Здесь нет результатов, здесь всё стоит. А если вдруг идёт, то идущих расстреливают, и всё сраное стадо мудаков возвращается на исходные позиции. В гниющую парашу. В гавно. В феодализм. В сраное рабство. В мракобесие!

Одно не пойму, товарищ Бог. Если ты есть.
Какого хуя эта хуйня всё ещё жива и пердит? Ну в натуре, нечего морду воротить, отвечай?
КАК это всё, вся эта хуйня, живёт, ездит на джипах и ещё и размножается?
Должен же быть предел какой-то человеческой тупости, глупости, жадности?

А если нет, тогда нахуя всё это? Тогда ты - садомазовуайерист, в кожанных шортах, с мячиком во рту и плёткой в руке. А я тебя представлял таким белым, пушистым и мудрым. Опять наебали!
  • Current Music
    jonny l - back to your roots