Category: спорт

Category was added automatically. Read all entries about "спорт".

Люди-айсберги

Русский спотыкач

летом буду писать просто так. оформлю нормальные креативы с осени. Далее просто тупняк, для оттачивания пера

Пиздануть по горбу впереди упавшего - гармония русской жизни, просто праздник какой-то, доисторические прыгания через костёр понатипу Иван Купала, в котором обгорает менее удачливый в данный момент соотечественник. Матёрого пиздюля традиционно выписывают футболистам, потому что они богатые, а также в говнораше все пиздец спортсмены, пиздец профессионалы в любой области и пиздец специалисты.

Ссать нам на футбол

Вековые профессионалы мы в одном - нихуянеделании на ресурсной куче и стратегии долговременного сохранения оного порядка. Что-что, а натягивать модерновый скин на сгнивший сруб царизма нам не привыкать. А что сруб разваливается - так мы плечом старый сортир подержим, по коленно в говне, с матерком и хуйками в адрес царя. Ну да хуй с устройством мордора, вы всё и сами знаете, мои поршекайноносные охранители зла. Из буквально свежих ссак, на которые следует грохнуть эту неделю всей стране (делать-то больше нечего!), это ногомяч: а именно, раздача пиздюлей мажорным футболиздам.

Нормальный-то человек и смотреть это не будет, да и телика у нормального нету, однакож не дать по горбу спотыкнувшемуся товаришу - всёравно что халявный руберойд проебать, не насрать в щи соседу или хотя бы не распечатать лик путина на офисном принтере да не вытереть его жёстким взглядом раззмякший и ослабевший на офисной сидушке сфинктер в порыве революционной борьбы под кондиционером.

Вероятно, контингент футбольный болельщиков приобщается к ногомячу по тому же зову, почему оный же контингент фоткается с чужими крутыми тачками. По уму должно быть насрано на крутые махинации трилиардеров и странного интерфейса их махинаций в виде бегающих по полю миллионеров: кто там кому за что проплачивает и каким образом исчезают и вспухают ебенячие суммы валюты то там то сям. Но пьяный норот с порошковым пивом, который орёт пол ночи и ссыт по аркам и парадным, почему-то очень близко к сердцу воспринимают эту традицию - традицию спортивно-театрального визуального отображения махинаций большого бизнеса. Как будто это их миллиарды и их страна проиграла или выиграла.

Для таких завзятых спортивных театралов "внезапно" печальки - нашим засунули кожаный мяч в кожаную жопу, как чуть ранее успешно наебнулась "булава" и как наебнётся ещё не сделанный новый путинский бомбардировщик, планируемый быть надутым из старого заплатанного дирижабля времён тетьего рейха. Есть "мужицкий блеать" повод нажраться газированным пивом, подраться в рыгаловке и нассать на дверную ручку, под модные обсираловки власти. Есть полезный для поцтреотов повод ещё раз убедиться, что всё made in PutinRussland скорее всего таки ржавый автоваз за цену "мазерати", откатно-попильный станок и зажравшееся поколение пердунов на майбахах, которые хуй кого вверх пустят. Тут или надо забить на этот цирк богачей да расслабиться, или "каждый из них должен лупить себя по затылку! И вот, когда он вылупит из себя всякие галлюцинации и займется чисткой сараев - прямым своим делом, разруха исчезнет сама собой. Двум богам нельзя служить!"

Но история учит, что рашену легче выпить, выматериться и продолжать жить Русским Хамелеоном: в естественной среде, в незаметном на общем говне раскрасе, одним глазом зорко искать, где бы стырить рулон руберойда, а вторым глазом смотреть, кто споткнулся и кому весело треснуть по горбу, заодно отжав у лузера айфон. Больше, собственно, у нас нихуяшеньки-то не происходит.


Люди-айсберги

Как соевый спортсмен к гламуру пришёл.

Один пацанчик был в меру туповат, обычного достатка, среднего телосложения и далёкого от Москвы города. В школе не блистал, во дворе не зажигал, на завод идти не хотел. Так бы и сгинул пацанчик в одном спальном районе одного далёкого советского города, если бы не учитель физры, природные задатки быстро бегать, нежелание учиться и идти в армию. Не считая побегов от коренастых угрюмых товарищей с района, набегал наш пацанчик на разряд. И стал он спортсменом местного разлива. А какой же спортсмен не хочет олимпийского мишку факелом в плюшевую морду потыкать?

Бежит наш Спортсмен, только кеды «Красный треугольник» по заводским лужам чавкают, да алкашня крабовые палочки на скамейках раскладывает. Хорошо Спортсмену, всех уделал – обоих соперников с соседнего завода. Пришла пора и на районные соревнования ехать. Бежит Спортсмен, бежит на важном большом соревновании, замерзающие сопли разлетаются, шорты трещат от натуги, кеды дымятся, а никак не выходит! Обгоняют его конкуренты, до финишной ленты и олимпийской сборной, влёгкую обходят! Прибежал к финишу Спортсмен, уж блевать от натуги собрался, а победители стоят на финише, хихикают, натуралом дразнят.

Понравились районному тренеру свежесть и первозданность натурального спортсмена из глухой деревни, где слово «химия» ассоциируется строго с лагерями, а из всех транквилизаторов только «Пионерская зорька» в семь утра да тормозуха, отфильтрованная методом мороженого лома. Подозвал тренер деревенского таланта, без красителей, консервантов и ароматизаторов, к себе и говорит:
— Крутой я, однако. Того вывел в чемпионы, сего. А ты, пацанчик, что кушаешь?
— Я, дядя, кушаю картошку гнилую, макароны коричневые слипшиеся и яйца.
— Вот и я говорю, натуральный ты мой, почки свежие да печень не просаженная, иди ко мне, я научу тебя бегать по-олимпийски.
— По-олимпийски это – быстрее, выше, сильнее?
— О да, мой друг, быстрее – это точно! Вот смотри, — тренер достал из сейфа огромную таблетку с прорезью под шлицевую отвёртку, — половину будешь есть на завтрак, половину – на ужин. И мы всех победим! А кто таблеточек не пьёт, тот – что? Олимпийский хер сосёт!

Пошёл Спортсмен к своему старому тренеру прощаться:
— Так, мол, и так, ухожу я, буду таблетку правильную кушать, быстро бегать.
— Не я ли тебя от армии отмазал, сука ты неблагодарная, — ругался старый тренер, — не я ли тебе аттестат делал, не я ли тебя от лабораторных работ в спорт-лагере схоронил?
— Вот химия сейчас бы пригодилась, — задумался Спортсмен, — котлеты с макаронами нонче не модно. Как там, «быстрее-выше-сильнее»? Про макароны ни слова и про таблетки тоже. Прощай!

Пошла жизнь у нашего спортсмена споро! Вместо котлет маминых появились забавные скляночки докторские, таблеточки, порошки, капельницы замысловатые. Жопа Спортсмена стала всё больше походить на ножки бройлерных цыплят, мышцы стали расти, как на дрожжах, а энергия лилась через край. Закатит наш Спортсмен таблеточку, как заправский торчок на долбильной дискотеке, запьёт живой водой, как последний бутиратчик, и давай рекорды ставить, среди таких же соевых жоп на беговой дорожке.

Но вот напасть! Рекорды опять не клеятся! Всё больше отставание от лидеров! Уж и тренировки увеличили, и таблетки больше по размеру есть стали, а кроме поноса, глазок, как у наркомана, и одышки – никаких результатов. Печень разбухла, как у алкаша, почки ссать не хотят – гнить труха начала.

Подозвал нашего спортсмена на очередных соревнованиях незаметный мужичок, хилый, в костюмчике, и говорит:
— Стараешься ты хорошо, требуху ещё не всю просрал, а вот первым никогда не прибежишь.
— А по очочкам не хочешь? — возмутился Спортсмен. — Ты, вообще, кто такой, интеллигентишко, поучать тут меня?
— Я – тренер-химик-технолог.
— Тренер? — покатился со смеху спортсмен. — Да тебя соплёй перешибёшь! И тренировочного костюма нет. Какой же ты тренер? Ты – чмо! Обычное университетское чмо!
— А тебе что, тренер из физкультурного института нужен, глупая соевая мономышца? Физкультура нам нахер не нужна, нам нужен спорт! Вы, жертва советской фармации, кушаете дешёвую химию аутсайдеров, а на ней далеко не убежишь – и в прямом, и в переносном смысле. Ваш ливер скоро превратится в паштет, ваше светящееся в темноте тело засунут в толстый чёрный целлофановый пакет и захоронят вместе с радиоактивными отходами. Меняйте химика, молодой человек, мой вам совет.

Скоро уже в кабинете таблеточного тренера слышались голоса:
— Не я ли тебе, сволочь, таблетку давал?! Не я ли тебе, паскуда, порошки да капельницы ставил?! Не с тобой ли мы по утрам и вечерам тренировались, как проклятые?!
— За таблетку спасибо, тренер, только старая она, на таких таблетках рекорды не поставишь. Как вы по-олимпийски говорили, «быстрее-выше-сильнее»? Вот и я пошёл доставать таблетку сильнее, чтобы бегать быстрее, и результаты чтобы были выше. Спасибо за хлеб-соль-анаболики, а я меняю химика.

Новый тренер взял спортсмена, да и вставил ему клизму вселенского масштаба, с лекарством таким сильным заморским, что аж морда обуглилась и почернела.
— Это ДНК негра, не бойся. Мы фуфлом не кормим, у нас и нано, и модернизация настоящая, за настоящее бабло зелёное. Лучшие химики и биологи работали. Скоро себя не узнаешь!
И действительно, Спортсмен стал как ниггер: ляжки выросли как у кенгуру, захотелось есть бананы и читать запоем рэп в вонючем подъезде.

Высшая химия действовала. Беложопые снежки оставались глубоко за прокопчёной задницей нового чёрно-белого мутанта от спорта. И вновь посыпались награды, всё ближе и ближе маячил факел олимпийских игрищ. Спортсмен прибегал к финишу всегда в числе первых биороботов с условными номерами спереди и сзади, казалось бы – счастье так близко. Но не на то жизнь, чтобы за труды вознаграждать: все трудятся, а приз-то один!

Заметил спортсмен, что прибегают они все ровно одинаково, а выигрывать стали другие. Стал разбираться в микросекундах результатов. В пятом знаке после запятой и нашёл он своё поражение.
— Не горюй, спортсмен, — сказал ему однажды специальный дядька в очках, — можно исправить твою беду.
— В жопу колоть некуда; вены все, как дуршлаг; от таблеток блюю, ДНК уже большей частью помесь негра и кенгуру, жрать ничего не буду. А вы тоже тренер?
— Да, своего рода тренер.
— А что надо делать? Все же одинаково прибегают, разница только в наносекундах?
— Вот здесь и есть победа, с приставкой «нано-», мой дорогой соевый андроид.
— И как мне взять этот нано-рубеж, когда все сидят на такой же химии, как и я?
— Рубеж – никак! Есть предел человеческой силы. И вы его достигли. Больше идти некуда.
Повисла гробовая тишина. Перед глазами спортсмена пробежала вся его жизнь, от школы до шприца со светящейся жёлто-зелёной жидкостью. И всё это напрасно? Всё, конец?
— Предел человеческой силы есть, а человеческой жадности – нет. Мы тебя выбрали для чемпионства. Заключаем контракт, ты дальше так же бегаешь, но начинаешь выигрывать. Всё понял?
— Не понял, почему начинаю выигрывать?
— Не важно, мой синтезированный друг. Начинаешь, и всё.

В следующем забеге Спортсмен сделал всё, как обычно, но вдруг неожиданно выиграл! И в следующий раз выиграл, и через раз выиграл. Всякий раз, как выигрывал, из застеклённой кабинки организаторов соревнования выглядывал новый тренер с красной надписью «Омега» на костюме, улыбался и показывал большой палец вверх. Новая технология подействовала! Она действовала, даже когда Спортсмен явно чуть-чуть запаздывал на финише.
— Магическая технология! — восхищался Спортсмен.
— Ну, дык ж, бабло победило зло, бройлер в шортах. Великая сила! Бабло покупает даже время, наносекунды. Задорого, но оно того стоит.

Наступал час «Ч» - Спортсмен был готов к олимпиаде. Накачанные ляжки переливались синтезированными клетками, жопа превратилась в карту звёздного неба от уколов, боль суставов ежеутренне заглушалась правильным морфием, просаженное одноразовое сердце было готово победить и умереть. В час «Ч» Спортсмен пришёл записываться в сборную на ближайшую олимпиаду. И остолбенел. Его вида спорта не было в списке! Со времён Древней Греции бег был незыблем, как основы мира. И тут его не стало!

Скукожившися от экспериментов химических тренеров мозг лихорадочно соображал, что делать и к кому идти. С трудом пробившись за круг министерских телефонов, найденных по большому старому блату за заслуги перед фарм-индустрией, Спортсмен записался на встречу к самому - к тренеру самой новой сборной. Вот только по какому спорту – было непонятно.

В нужное время Спортсмен был в кабинете тренера сборной России по подготовке к новой олимпиаде. Это был даже не кабинет, а закуток в гламурном гей-клубе. В пышном диване утопал добродушный толстяк в рубашке с модным принтом «огурцы», а слева и справа сидели два мускулистых молодых человека с греческими чертами лица.
— Знаю-знаю, наслышан и о вашей соевой химии, и о шутках с часами, уважаю, — начал толстяк, шмыгая носом. — Кокс будешь? А, извини, после ваших наши порошки что-то типа присыпки для попки. Итак, что хочешь, терминатор?
— Я спортсмен. Хочу в олимпиаде участвовать. Бегать умею хорошо, химия чёткая новая, жопа синтезированная, наносекундами мутить могу, всё схвачено.
— Похвально, похвально. Только вот не тренд это нонче. Грязно всё, пошло, брутально. Это не Бритни Спирс в розовых сопельках. Потные мужики с выпученными глазами бегут, невкусно пахнут, а потом ещё и скандалы допинговые. Отменили мы ваш бег нахер.
— Мля, как это отменили? Кто отменил?! Это с Греции ещё пошло!
— Ну, с Греции много чего пошло и дальше идёт, — проворковал толстяк и погладил коленку юноши. — А вот только отменили мы всю эту жлобскую грубость и фармацевтическую фальшь, и точка тут! Людям нужна правда: честные и красивые соревнования, а не соевые бройлеры с ботоксными ляжками на потной дорожке.

В разговор вступили юноши:
— Я вот на роликах катаюсь. Слышали? Олимпийский вид спорта теперь. Они у меня розовые с голубеньким.
— А я летом в сборной по визажу, тоже олимпийский спорт, а зимой в керлинг играю, там, где попками вверх шваберками шуршат.
— То-то я и вижу, пидрарий развели тут, — разозлился Спортсмен.
— Ой, сма-а-а-атрите, спортсмен пришёл, мужик такой весь, — прогнусавили юноши хором. — Дедушка, вам на свалку истории пора! Кончился ваш спорт!
— Да, мужик, ты уж извини, — вмешался толстяк. — Тут такое дело, народ требует гламуру. Я и сам не спортсмен. Так, в театре Апулея ставил, клубом рулил. А тут вызвал главный и приказал: будешь, говорит, главным по олимпийской сборной. Но мы тут тоже временщики: Голливуд скоро нас всех заменит на компьютерную графику, так что мы с тобой не первые в спорте и не последние.

И сия пучина поглотила Спортсмена в один момент. Всю его жизнь, бившую через край полным шприцом, враз переехал педик на роликах. Потому что бабло – вселенское зло, побеждающее зло. Такой каламбур, но факт.

Люди-айсберги

Как Россия всех на олимпиаде порвала.

Летающий членовоз уносил порванные задницы новых российских спортсменов и сопровождающую кодлу клоунов с позорной для них ванкуверской олимпиады.
— Как же так, мы всё наворованное бабло в откаты вложили, а они, суки, медальки вшивой не дали?! — проплаченный в сборную спортсмен рыдал на коленках у проплаченной на ТВ поп-звезды.
— Не плачь, спортсмен, — отвечала силиконовая олигархическая кукла. — Мы им за всё отомстим! Следующая олимпиада – наша! Мы им покажем, как надо делать спорт!

Ровно через четыре года Россия была вперде. В полном перде был и проект строительства олимпийского городка в Сочи. Последние строители оттуда уезжали на роллс-ройсах, озираясь и крестясь, как с заминированного поля или с вот-вот готового рухнуть моста. Россия готовилась дать достойный ответ подонкам, посмевшим выиграть у великой нефтяной державы прошлую олимпиаду.

Первыми были побеждены подонки из Америки. Их подвела вечная тяга везде быть первыми и жажда больших размеров. Новенький Боинг 747 пиндосских выпендрёжников вляпался в раздолбанную полосу сочинского аэропорта и, неожиданно для пилота, не убрался на ней с торможением. Звёздно-полосатые прокачанные жопы спортсменов, туго набитые сверхсовременными анаболиками, повисли удивлёнными флажками на заборе аэродрома.
— Йес! — пропел начальник аэропорта и срочно позвонил по вертушке спецсвязи. — Товарищ Президент! Новый сочинский аэропорт радушно встретил заокеанских друзей! План «модернизированная нано-взлётно-посадочная полоса», ценой в половину ВВП, сделанная из сушёного ослиного дерьма нелегалами-рабами и зэками, сработал! Враг повержен!

На взлётной полосе уже трудилась съёмочная бригада, делая новый клип на песню «Россия на марше, пиндосы – в фарше» с известной олигархической блядушкой и кусками спортсменов; ветераны строчили передачу под слоганом: «Кто с мечём к нам придёт, от разгильдяйства и погибнет»; местные аэродромщики тырили обугленные айфоны, а один предатель даже тайком сфотографировался с головой любимого американского спортсмена.

Да, мы такие! По всем планам и техническим заданиям полоса аэродрома выдерживала Боинг, а в реале, как и принято во встающей с колен, на эту короткую тропинку из сушёных кизяков даже кукурузник сесть не мог. Остальные гости олимпиады добирались, кто как мог, благо местные барыги-извозчики брали по-божески: по тыще евро за одно доставленное в дырявой лодке или в ВАЗе-«копейке» тело.

Тут и бегуны с факелом подоспели. Радостные иноземные морды быстро получили на границе увесистого тоталитарного сапога, были избиты, у послов зимних игр были отжаты мобилы и отняты костюмы. А кто особо выпендривался, был посажен в местный КПЗ за «несанкционированный пронос горючих материалов на территорию России». Факел до стадиона в честно угнанном в Москве роллс-ройсе вёз Ашот по кликухе Бетон, за то, что крышевал постройку бараков олимпийской деревни. Стадион, как опять внезапно оказалось, построили только наполовину, даже на четверть. Ровно президентские трибуны. Остальным посетителям предлагалось сдать по пятьсот евро, чтобы постоять в голом поле, огороженном палочками. Церемония прошла быстро, за три часа. Зрители, если, конечно, кто-то что-то смог увидеть, получили дозу отборной петросяновщины и политинформации о важности России для всех. На русском языке без перевода. Чужих спортсменов на импровизированный стадион патриотично не пустили. Большой факел не зажгли, потому что весь газ факела спёр техник и свалил в Турцию на лодке. Открытие игр Сочи-2014 закончилось грандиозной пьянкой. Чуть не сожгли палаточный городок, который тупые иностранцы забронировали и заранее оплатили как «отель пять звёзд со всеми удобствами».

Через три дня, когда хмель из бошек организаторов повыветрился, и они были готовы на очередные свершения ради Родины, все узнали о поражении ещё нескольких сборных. «Русский берёт не умом, а терпением и ленью», – хвастались друг другу организаторы. Так, сборная Норвегии, привыкшая плавать перед соревнованиями в море, была совершенно ужасно покрошена в адский кровавый суп в прибрежных водах. Дураки, кто же в России в море купается! В него свалили весь строительный мусор, битое стекло от попоек московских строителей и вывели туда канализацию. Ужасная смерть! Сборной Германии предложили в качестве туалета обычный, засранный поколениями россиян сортир-дырку. Часть немчиков соскользнула по мёрзлому говну и исчезла в пучине параши, части выело глаза хлором, оставшиеся разучились говорить и скоординировано двигаться. Сборную Франции тупо отравили насмерть российской пищей. Только российские спортсмены, щедро проплаченные спонсорами для выхода в сборную, все ночи бухали и мацали блядей, а днём спали.

Соревнования начали с бобслея. Усадили в боб канадцев и дали пинка под зад. Боб сначала ехал по льду, потом лёд кончился – спёрли. До финиша доехали только две каски бобслеистов с удивлённым содержимым внутри, а их жопки аккуратно натёрлись на камнях, которые в плане и на карте гугла отображались как «жёлоб для катания». А что, гуглу тоже кушать надо! Пока канадские врачи недоумённой толпой стояли над двумя головами своих соотечественников, на старт вышел грузинский спортсмен Ашот Бетон. На джипе. На гигантском чёрном джипе, с георгиевской ленточкой. Джип втопил газу и поехал по склону, давя всех, кто слишком близко стоял:
— Всех покрошу, кегли басурманские! — вопил за рулём Ашот, напевая лезгинку и отпивая коньячка. — За нашего спортсмена! Это вам за Ванкувер, падлы! Выкусите-ка моего губка-БОБа!
С этими словами джип въехал в толпу канадцев и раскидал всех как шар боулинга кегли. К удивлению комиссии, джип Ашота натурно проходил как спортивный снаряд – боб, стояли все печати и подписи. Первое «золото» было за нами. «Серебро» и «бронзу» никто решил не брать.

Дальше победы посыпались как из рога изобилия. Наши лыжники вышли на правильных, газпромовских лыжах, предназначенных для езды по нефти. А неправильные лыжники – на обычных и прилипли. А кто вам обещал снежную трассу? Россия – родина нефти, из неё и сделали трассу, а весь снег ещё тогда, в Ванкувер продали. Так, щедро смазав трассу и олимпийский комитет чёрной жижей, наши каякеры взяли золото на лыжной трассе. Почему каякеры? Так кто ж по нефтяной реке на лыжах ездит, разве только заграничные дебилы.

Биатлон, сами понимаете, сразу был наш. Бригада частного охранного предприятия вымесила всех соперников уже на старте из всех типов табельного оружия этой скромной конторки одного отставного гэбюка: от банального ПМ до гранатомёта. Последнего биатлониста добили прикладом со словами: «Это тебе от пацанов-ЧОПовцев за братву в Ванкувере!» А что, правила читать надо, толерантные вы наши. Нигде не запрещено пользоваться боевым оружием и стрелять в соперника!

С конькобежцами расправились чисто по-российски. Сначала вся элитка со смеху покатывалась, как кривоногие импортные конькобежцы ковыляют по нашему россиянскому раздолбанному льду. Когда жёлтый обсосанный лёд отполировался падающими телами, план перешёл в фазу Б. На лёд вышел упитанный мент с измерителем скорости. Направив фен на ближайшего бегуна, ловким движением полосатой палки он сбил его с ног. Вразвалочку подойдя к дёргающейся в сугробе тушке спортсмена, предложил предъявить права, дунуть в трубку и оплатить штраф за превышение на месте. Таким образом, все конькобежцы были подвергнуты административному штрафу, а у половины из них изъяты документы. Победил российский спортсмен. Да-да, опять на джипе! Буквально за минуту джиповод и мент договорились, нужная сумма перекочевала в карман блюстителя дорожного порядка, а «золото» – в карман нашего конькобежца на джипе!

Дольше всего бились с хоккеистами. Эти неприхотливые жлобы жили в неотапливаемой палатке, питались нашими отбросами, ссали в сортир-дырку, и всё им было хоть бы хны. И на условия дворовой коробки им насрать было, и на раздолбанный лёд. Денег они брать не хотели, от откатов плевались, а бить их было страшно. Сделали проще: пока иностранные дебилы гоняли шайбу по дворовой коробке, думая что играют олимпийскую игру, наши смастерили из картона студийный вариант катка и нагнали туда местный гей-клуб в форме хоккеистов. Трансляцию с дворовой коробки в эфир не пустили, а картонную подделку осветили как истинное соревнование. Показали, как брутальные челябинские небритые парни, рыгая перегаром, отмудохали кучу педиков. А когда настоящие команды вернулись с покатушек в дворовой коробке, они узнали, что всё просрали. Но их уже никто не слушал.

Финальным соревнованием был выбран апофеоз спортивного маразма – соревнование полотёрш «керлинг». Здесь Россия победила спизженным генератором льда. Иностранные спортсмены с удивлением обнаруживали, что их снаряды с брызгами тонут в луже, а потом, когда утюг выкатывается на более-менее холодный лёд, примерзает намертво к дорожке. Россияне с улюлюканьем радостно взирали на натужные жопы раскоряченных спортсменов, тщетно пытающихся вытянуть утюги из ледяного плена. Выиграл российский спортсмен в яловых красных сапогах и ромашкой в кудрявых волосах. Важно продефилировал он между буржуйскими кальсонниками, раздав всем по смачному пинку. Рядом с ним шла колхозная баба в расписном кокошнике, а в руках, как хлеб-соль, держала снаряд. Под песню «Ой, мороз, мороз» снаряд был торжественно водружён в центр круга. За сим игрища закончились.

Последние ряды иностранцев выбило победоносное отмечание Россией блестящей безоговорочной стопроцентной победы на олимпиаде Сочи-2014. Отравленные местной самогонкой замёрзшие трупики буржуинов доедали местные собаки, шмотки растащили местные жители. Члены олимпийского комитета уезжали с олимпиады каждый на своём частном реактивном самолёте на свой новый частный остров в океане с отборной русской блядью, триппером, просаженной печенью и страстной любовью к России в сердце. Сочи никак не изменился. Палаточный городок сорвало ветром, новый аэродром завалило разбитыми самолётами, а больше за те нищенские миллиарды долларов в России и сделать ничего нельзя было. Зато весь мир понял, что такое свирепый русский медведь в бобслейном бобе, с балалайкой в одной руке и водкой в другой. Международный олимпийский комитет завалило русским баблом, и сия пучина поглотила его в один момент. Если вам кто и будет говорить, что, мол-де, когда-то кто-то выигрывал зимние игры, кроме России, то гоните такого знатока в шею! Бабло завсегда побеждает любое зло, даже если это подлое зло денно и нощно тренирует мышцы, жрёт спортивную химию и быстрее-выше-сильнее всех.

Люди-айсберги

О футболе

Panem et circenses!
(Хлеба и зрелищ!)
Из вечного.

Почему именно футбол стал общемировой забавой?
Кто есть контингент футбольных матчей?
Collapse )
  • Current Music
    Cypress Hill - No Entienedes La Onda (Los Grandes Exitos En Espanol)
  • Tags
Люди-айсберги

О погоде


Вскочили Коммунисты в сёдла, достали из подсумков пыльные шлемы ещё с египетских времён,
и медленным шагом пошли их кони навстречу красному не нашему солнцу в полнеба.
Горчев. Когда от нас ушли Коммунисты.


Казалось бы, всё уже обосрано до нельзя в моём говно-дневнике для говно-втыкателей, транжир господского времени, денег и офисного трафика. Да и причём тут погода?
А при том.
Что хуй тебе, рассенячег, а не погода! Жри грязь, нефтепидорас! Вечно!
Collapse )