Category: технологии

Category was added automatically. Read all entries about "технологии".

Люди-айсберги

О выборе предназначения

Вам когда нибудь давали выбор менты: уйти или дать денег, депутаты давали выбор: заплатить налоги или не платить, теледебилятор давал выбор: петросян или хоккинг? Так какого хуя вы тыкаете в боженьку пальцем, выбирая себе предназначение? Зачем вы ставите его в неловкое положение? Ведь предназначение даётся, а не выбирается!

Предназначение, а не хуй собачий

Дорогой боженька, не серчай на всех этих манерных рязанских колумнисток, челябинских оперных див и крыжопельских нанотехнологов, волею случайно напечатанного диплома из рашко-шарашки возомнивших себя кем-то. Ибо не ведают, что творят, ибо слабы духом и сильны выебоном. Не хотят смиренно проводить дни свои в трудах и молитве, а хотят виртуально вырастить хуй стометровый да по телику мелькать. Гордыня, боженька, неведомо откуда на их селе взялась гордыня, возымела в их тухленький мозг и засадила в ближайшую электричку до столицы. А там пархатые гнилоеды, сатанисты от номеров проклятия, печатаемых на дипломах и сертификатах, взяли простух в оборот, вставили олигархический хуй в рот и вывели в то, что нонче называется "люди", а по простому, в блядей продажных, наружи в золоте, а внутри трухлявых. То книжку толкнут какую, то песенку споют, то картинку намалюют, и всё выёбываются, всё чванятся, что выбрали они такое призвание. Прости, христа ради, за такое кощунство и близорукость тупорыльную людскую. Знаем, знаем, читали: не сотвори кумира себе, анально-осквернённого содомитами димку пчелайна, аналогично оттраханную жирную хохляцкую отроковицу пьянку; бог есть один - ты, а не рыжий деспот, чёрный джип или хычинница на конечной ветке метро. Всё знаем. Но на всё ложим хуй. А сказано - что положено, то и отведано. Вот и сосём, боженька, смиренно, суп из семи залуп. Опять в экстазе набиваем шишки от тех же граблей, но всё равно лезем голыми руками в трансформаторную будку да срём в колодец. Долбоёбы, да. Не оправдали. И не раскаиваемся, ибо мудаки, которых свет не видывал.

И вот очередная тупая пизда с полустанка Нижние менты решает переехать в дефолт сити Верхние менты. Ежу понятно, что с нижних все валят в верхние, там корыто поболее. Честь и хвала каждому русаку, который едет засирать москву своей смердящей тушей, который по приезду яростно начинает торговать сотовыми, покупает кредитное говно и встаёт в пробку уже на подъезду к химкам сверху. Я только рад, что ещё пара-тройка друзей гомофобов ворвались в дефолтсити на всех парах плацкартного поезда, рыбой-прилипалой вцепились чубайсу в сраку, и что положили свою никчёмную долбоёбскую жизнь в самое пекло новешего биореактора. Луговский, трепещи, свершилось! Русские сделали то, за что так ратовал ты! Истинный биореактор, люди превращаются в нём натурально в пердёжный угарный газ, утилизируют себя в офисах и пробках, лишаются функции воспроизводства и тихо переходят в тепло, которое источает этот фантастический гнойник, порушивший великую страну. О само инферно! Как ты велик, господь, как ты мудро сеешь справедливость! И, как подобает биореактору, всё превращается в прах, в пшик, в рассчитанное формулами химии число говна, метана и тепла. Ни детей, ни предмета искусства, ни заводика какого завалящего мирового уровня. Всё прах. Так какого же хуя некоторые уроды, одной ногой уже в светлых метановых мечтах луговского, берут на себя право выбирать предназначение? Какого хуя все эти гитисы-хуитисы, все эти курсы художников и начинающих-кончающих авторов? Напалм! Горящий магний на нежные розовые пидоробритые яйца пиздострадальцев от нереализованных мечт! Осиновый кол в мягкие сердца художнечков от коровника! Ушат горячего смоляного вара в рассосаные ботоксные сОсачи глянцевых колумнисток, дабы навека заткнуть их хаче-обспермаченые рыгальники вековой сургучовой печатью молчания. Истина, где ты? Где моя обоюдострая лопата, со свисающими кишками депутатья, ментовья, богачья?! Выбрал предназначение? Ты, блять, пЕЕЕсатель, пЕЕЕвец? Всё, тебе пиздец!

Боженька (центральный мегапроцессор, аллах-акбар, кому как нравится) всем раздаёт ману небесную. При рождении, как указано в мануале у Горчева, выдаётся Предназначение. Смотри, мудак - оно выдаётся, а не выбирается. Оно ещё до рождения выдаётся, мой сделай_себя_сам. Боженька тебе, говну подкоряжному, болотному орку ебучему, чисто из доброты душевной, выдаёт Предназначение. А он мог нахуй, мог бы забить, как сраные депутаты забивают на честность, и ходил бы ты по лесу, как шакал неприкаянный, как шимпанзе красножопое по лианам, только бы жрал и срал, но всё к этому и идёт. Так нет, человечишка возомнил себя венцом природы! Пенис энларджер теперь можно купить у каждого программиста, сиськи на раз надуваются велосипедным насосом, реки поворачиваются, парашюты летаются, алилуя! Мир побеждён. Теперь каждый может выбирать, изменять и творить. Мама родная, яебу! Что бы вырастить бороду снаружи, надо вырастить её внутри, а что бы увеличить хуй снаружи, надо увеличить его внутри. Ну-ка, на каких таких щах твой внутренний хуй, кроме "хааачу"? Что ты сделал для хип-хопа к своим стареющим тридцати? Бог дал тебе маленький хуй, прописку в ебенезалупске и профессию колхозника. Ты можешь сменить антураж: переехать в маскву, купить джип и торговать сотовыми, и даже увеличить хуй привязанной гантелей внутри дольчегабановых тришек. Но это ничего не меняет в предназначении: ты как был ебаным малохуйным колхозником, так им и остался! Так какого рожна ты со своей телячьей мордой и чорным джипом лезешь на красный поперёк перекрёстка, какого хуя забираешь чужое предназначение? Случайно увидел прекрасное в сельсовете, возомнил? Да иди ты нахуй, коровоёб, каждому своё! Копирайт, сука, Бог! (реализация - творческие мастерские третьего рейха.)

Наш мир даёт такое количество синтетических пенис-энларджеров, что столько пенисов нет. Каждый может выбрать энларджер под вкус любимого пениса. Стать певцом? Говно-вопрос! Курсы начинающих лауреатов пулитцеровской премии? Запись каждую среду в ДК Капотня! Бизнес? Осчастливить страждущих новой продукцией? Эффективно руководить, как Энцо Феррари, как Билли? Заходи к нам, мы напекли новых дипломов! МБА, ебидта, ЖПС и ЖПРС, а также афйон и твиттер, всё у нас! Супер время! Каждая кухарка может нарисовать "Адель" Климта! Или не может? Алё, тупая блядь, которая разложила свои циклопические хлебосольные булки в ворснявой в катышках бесвкусной плюшевой юбке на студенческой скамье "мухи" или в "репе", хули ты там? Давай скажем всем честно, что будешь лепить в подвале ебучих гипсовых котиков для даунских туристов, потом цепанёшь местного, потом заселишься, потом размножишься, потом обвнучишься, потом склеишься. Опа, а предназначение-то мы пропустили! Да нихуя, это и есть твоё предназначение: деревенская скотоматка. Боженька не фраер, даже если ты из своих трусов с начёсом вон выскакиваешь, беря третьоктавное "си" перед ликом такойже лузерши, но с диломом, то всё равно жизнь выдаст тебе двух спиногрызов и мужа - умеренного алкоголика. А будешь выёбываться, гореть тебе в аду ресторанных поблядушек на триперштрассе родного города, вечно сосать на миньет-стрит и сгнить в небытии!

Человечишка, усраный мелкоёбистый пропёздыш, которому инопланетяне имплантировали мозг, кем ты себя возомнил? Совсем, сука, забыл отца основателя? Есть Предназначение, а есть хуй. Не обижайся, если твоё предназначение - торговать сотовыми. Когда игра пошла вразнос, у боженьки не осталось свободных предназначений Художников каждому из 6 миллиардов олухов. Когда ты сбиваешься с пути господнего, и лезешь на рожон - то хуйню какую буквами на бумаге писать, то корчить клоуна в театре, то песни блеять - то вот это не предназначение, это хуй. Сейчас очень легко сбиться, на каждом углу из тебя норовят сделать великого, и даже делают, нобеля дают, ещё какую премийку проплаченую, всех заставляют идти в кино и смотреть очередное оскароносное говно. Не ведись, товарищ, это не божий, а дьяволов промысел. За бабло - только бабло, бабло иссякнет, и нет тебя, равно как и не было никогда, как исчезли все спонсированные клоуны буквально недавнего десятилетия. Как распознать истинное предназначение? Скорее всего, это торговать сотовыми. А так, дорогой, всё по Горчеву: вознаграждение только после смерти и целенаправленное въёбывание в одну точку. Предназначение начинается со стахановского въёбывания забесплатно, ты готов?
  • Current Music
    Underworld - Scribble (Andy C Presents Nightlife 5)
Люди-айсберги

Как заграничный инженер в русский технопарк устраивался.

Был один такой Заграничный инженер, который решил в русский технопарк устроиться. Идея, конечно, возникла не на ровном месте. Сначала инженер, хоть и импортный, с удивлением отмечал падение собственного статуса и дохода. Потом он подрался с менеджерком продажным и был выкинут за порог благопристойной импортной корпорации, которая так же, как и все в мире, занималась не разработками, а перетряхиванием бабок из одного кармана в другой. Уж было купил наш инженер учебник по юриспруденции, дабы бросить это болото нищебродов, как в судьбу вмешалась далёкая Россия, нанотехнологии и технопарки.

Как и любой заграничный товарищ, о России наш инженер знал, что там холодно, а на улицах медведи с балалайками пьют сивушный самогон. Интернет к образу вечно бухого медведя добавил доступных российских девочек, несколько недоступных олигархов и кусочек нанотехнологий. Вот последнее и заинтересовало Заграничного инженера более всего. Скупая статья в серьёзной зарубежной газете сообщала, что в ближайшее время Россия ввалит несколько куч миллиардов денег на создание городов будущего, где будут ходить учёные медведи с электронными балалайками, пить «хенесси» и толкать вперёд цивилизацию в зажратый бок. Надежда впиндюрить русской красотке задёшево, купленные валенки и курсы русского сигнализировали о восточном векторе в жизни Заграничного инженера.

Язык – страшная сила! Чем больше Заграничный инженер вникал в тонкости русского, тем больше он любил Россию. Русские сайты официальных источников выливали в сознание буржуина тонны елейной информации о вставании с колен, любви к пенсионерам, расширении социальных услуг и огромной куче других человеческих радостей, недоступных жителям проклятого капитализма. Вся чернуха о великой северной стране была с гневом отвергнута: в родной стране Заграничного инженера были коррупция, беспредел полицейских, социальная несправедливость и все прелести разделённого деньгами общества. Инженер лишь спал и видел новый строящийся технопарк, как его открывает скромный русский президент, как заполняются умными людьми новые корпуса и как один за другим следуют эпохальные открытия. Большую часть сна занимала сисястая русская красотка, разгульные застолья в бане и огромная зарплата с маленькими налогами.

Ближе к делу Заграничный инженер выбрал технопарк пожирнее и написал туда заявку по электрической почте о вступлении в ряды наноподъёмников с колен. Так, мол, и так, я инженер заграничный, в теме рублю, Россию люблю. Вижу, дело у вас серьёзное, денег вбахали немерянно, готов приехать к вам и работать на вас как раб преданный, в здании, которое в три-дэ модели на вашем сайте за номером 1А размещено.

Так бы и ушло в небытие письмо Заграничного инженера, и остался бы он в своей стране, как дурак, с русским языком и валенками, но волею судеб сайтец технопарка ваяла контора сынка важного профессора россиянских наук. Всего за несколько миллионов бюджетных денег, мешок травы под чтение Маяковского «здесь будет город-сад» сынковская контора на коленке нашлёпала сайт виртуального технопарка с объёмными моделями вымышленных корпусов и даже с указанием места технопарка на гугл-карте, где-то посередине огромной болотины. Тут-то профессору и попался контакт импортного инженера. Пораскинув коммерческим мозгишком, постперестроечный профессор живенько обрисовал перспективы советско-несоветского сотрудничества и сколько денег под это можно выжать. Ответом было «Приезжай. Вышли денег на вступительный взнос. Жду. Профессор».


Одним замечательным весенним днём, могучий боинг с корнем вырвал Заграничного инженера из цепких лап бананоносных пальм забугорщины и поместил в смоляные сугробы России. На тщательно заученное «Здравствуйте!» почти без акцента, Шереметьево ответило ему «Проходи, пидарас заграничный, не задерживай». Его выдавали то ли шорты в русский первомай, то ли улыбающееся лицо, то ли отсутствие перегара после длительного перелёта. Морда лица перестала улыбаться, когда Иностранный инженер осматривал промёрзший барак Шереметьево, который на сайте аэропорта был представлен как «новевший ультрасовременный супертехнологичный транспортный мега-элеватор с вложенным -дцатью миллиардами бюджета». Пока свежеприбывший импортный понаех пытался понять, в какой из помойных углов этого допотопного здания было засунуто столько ярдов бюджета, его обступало плотное кольцо таксистов…

До здания НИИ Нанотехнологий доехали за три часа и двести баксов. Заграничный инженер было погрустнел от цены трансфера, но приободрился, рассчитывая на огромную зарплату в этой богатейшей стране, которая как раз начала развивать его профильную тему в новейших технопарках будущего. НИИ Нанотехнологий смотрел на инженера грязной алюминиевой коробкой, пёстрой рекламой в окнах и вечным фикусом у вертушки в проходной. Рядом с вечным фикусом сидела вечная бабушка-вахрушка. После часовой беседы на ломанном русском Заграничный инженер узнал, что в здании НИИ есть: госконтора «Чистая вода», чьи роллс-ройсы стоят прямо у входа, фирма по торговле гондонами, торгаши просроченными лекарствами, торгаши БАД-ами из мази для хомячков, контора по поставке запчастей для леворульных иномарок, ещё пара сотен барыжных контор всякого разного толка. Были также сраная столовка с вонючими ядовитыми котлетами и обменник. А научных работников, естественно, нет – это же российское НИИ, в конце концов, а не какой-нибудь нищий Оксфорд!

Заграничный инженер не поверил такому нонсенсу и пошёл искать науку на задний двор обшарпанного здания. Позади обнаружились: хачики, проворно разделывающие червивую тушу неизвестного животного для местного ресторана, пара спящих бомжей, «бентли» начальника здания и копошащийся в помойке грязный бородатый индивидуум в белом халате, достающий банки из-под доширака и облизывающий их. Это и был единственный учёный этого НИИ, который жил тут же, в подвале, питался из этой помойки и двигал русскую науку вперёд. Ничего внятного учёный не сообщил. Отчасти потому, что из-за асоциальности начал утрачивать навыки голосового общения, отчасти – из конкурентной неприязни. «Мы вас, сраных америкашек, давно отымели! Наша теория тонких духовных материй давно уже подтверждена практикой олигархов из Форбса!» – так и сказал, и полез дальше в помойку. Стало ясно, что в здании НИИ Нанотехнологий давно никого нет. «Значит, вся наука переместилась в новейшие ультрасовременные технопарки!» логично рассудил Заграничный инженер. А это значит – надо ехать в технопарк.

До одного сибирского города долетелось бодро, по цене трансатлантического перелёта на разваливающемся допотопном самолёте с кучей угрюмых мужиков, в одиночку сосущих из горла тяжёлый алкоголь. На неуместные расспросы о технопарке народец гыгыкал и называл себя профессорами-нанотехнологами. Общая картина по технопарку не складывалась. Но главное, что у Заграничного инженера были спутниковые координаты наногородка и красочные картинки корпусов, заботливо распечатанные на цветном принтере.

В одном сибирском городе ни одна собака не знала, где находит наногородок. Большинство знало, что строится, точно называли цифры бюджета и названия подрядных организаций, но где точно стройка – сказать не могли. Пришлось идти по приборам. Провонявшим курицей и дешёвым пивом плацкартным поездом – до другого сибирского городка, оттуда – по узкоколейке ГУЛАГовских времён, дальше – средневековым пазиком. Причём, чем дальше заносила судьба Заграничного инженера в Россию, тем меньше слышали местные люди о технопарке, нанотехнологиях и вставании с колен, тем больше в чести были обычные технологии как то сортир-дырка и самогонный аппарат. «Наверное, секретные разработки, русские это любят», – подумал импортный инженер.

Когда до цели оставалось полдня пути, цивилизованные средства передвижения кончились. Древняя бабушка цвета и фактуры замшелого пня из мёртвой деревни долго пыталась понять, что этому странному идиоту нужно в их богом забытой дыре. Слова «нано», «технопарк» и «модернизация» не возбуждали в бабушке никаких ассоциаций. А слова «мудак» «кому на хер нужно» и «какой в звезду город в этой жопе» не возбуждали в Заграничном инженере никаких ассоциаций. А зря.

Подкрепившись свежей брусникой, Заграничный инженер, весь как есть в бывших белых кроссовках и ватных штанах поверх шорт, отправился в свой последний путь к пленительной звезде российского технопарка, созданного удивительными людьми в удивительном месте на удивительные бабки.

Странно, но спустя два часа ходьбы дорога кончилась. Странно, потому что Заграничный инженер ожидал увидеть раздолбанные строительной техникой дороги и манящий блеск стекла и бетона нового наногородка. Вместо этого было поле, чахлый перелесок и блеск полуденного солнца, отражающийся в весенних сугробищах. Сталкер остановился, вытащил цветные картинки города будущего, распечатанные с сайта проекта, и долго думал. Мысль не шла. Да и какая мысль могла прийти, если налицо был когнитивный диссонанс. По всем понятиям цивилизованного человека город был: был сайт, были фотографии, были статьи в авторитетных журналах и обещательная речь президента. В конце концов, были освоены средства!

Последние километры пути к технопарку Заграничный инженер прополз на карачках, сжимая в замёрзших руках спутниковый навигатор. Заветный шарик точки координат, указанный на сайте государственного российского проекта, приближался медленно, как всеобщая справедливость. Белоснежные когда-то импортные кроссовки с жадным чавканьем съело болото, и принялось за ватные штаны, выменянные на зеркалку на одном из полустанков. Ядовитый смрад болот застилал глаза и щипал в носу, чахлые деревца скорбно склонились над путешественником, но Заграничный инженер, как Маресьев, полз. Полз увидеть хотя бы одним глазком этот чудо-город нанотехнологий, построенный на дикое количество денег. Полз хотя бы пальчиком дотронуться до лакированных зданий научных лабораторий. Полз, чёрт возьми, чтобы почувствовать в карманах тяжесть достойного вознаграждения инженерного труда, как было торжественно указано в доктрине развития российской науки. Но пока в карманах оседали лишь грязь и вонь мёрзлой земли русской, которая предательски тянула вниз.

Спутниковый навигатор жалобно пикнул, ознаменовав достижение требуемых координат грешной земли, и окончательно разрядился в холодном воздухе. Заграничный инженер торчал по пояс из кочки посреди огроменного болотища. Закатное солнце мысленно прощалось со сталкером, сталкер мысленно прощался с надеждой. На погружающегося в пучину небытия странного отморозка с рюкзаком за плечами пришли посмотреть местный грязный заяц с обвислыми жёваными ушами и тупая пучеглазая жаба.
— Экскьюзми, технопарк тут где? — автоматически спросил у зайца и жабы Заграничный инженер, тыкая носом в разбросанные цветные картинки чудо-града, которые уже начали расползаться от болотной влажности.
— Где-где, в звезде. Понаехали тут, — подумал грустный мятый заяц, но ничего не сказал чужеземцу. Жаба ничего не подумала. Она была тупая жаба из центра российского болота, которая ничего не ждала от жизни и ничему не удивлялась в этой стране.